?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Окончание. Начало здесь.

Немного отступлюсь от заданной темы и расскажу про учение японцев. В 1862 г. группа студентов из 15 человек отправилась из Японии в Нидерланды, где им предстояло наблюдать за постройкой военного корабля, заказанного для сёгунского флота, и продолжить изучение европейских наук. В состав этой группы входили пять военно-морских офицеров, в том числе Эномото Такэаки, два медика, два специалиста из Бюро исследования западных книг и шестеро разнорабочих.


В центре второго ряда Эномото Такэаки.

В предисловии к Дневнику об этом сказано:
В то время на границах империи все чаще стали появляться корабли Англии, Америки, Франции, Голландии и России, приходило время 300 летней изоляции страны.  Наступало время задуматься о необходимости усиления флота Японии.
В 1861 году Япония заказывает в Америке 3 паровых военных корабля, с этот же год за границу посылаются студенты флота для изучения морского дела. В группу студентов вошли учащиеся военно-морского училища:
Глава группы: офицер Утида Сакудзиро (изучение военно-морского дела);
Эномото Такэаки (изучение военно-морского дела и судовых двигателей);
Сава Тароэмон (изучение военно-морского дела и морской артиллерии);
Акамацу Осабуро (изучение военно-морского дела и судостроение);
Тагути Сёхэй (изучение военно-морского дела и штурманское мастерство);
Ниси Сюсукэ (штурманское мастерство).
Эти стажеры должны были наблюдать за строительство кораблей в Америке и учиться.
Но перед отъездом группы в Америке вспыхнули беспорядки, началась война Севера и Юга, это поставило крест на поездке японских студентов.
13 марта 1862 года заказали один паровой фрегат в Голландии, и теперь указанную группу отравляли в Голландию. Об этом путешествии нам расскажет «Голландский дневник» Эномото.
Члены этой группы в дальнейшем сыграли важную роль в становлении военно-морского флота Японии. Со страниц дневника на нас смотрит целеустремленный молодой Эномото, жадно ждавший новые знания и впечатления.


Дальше прочитайте вот здесь.



Вывод напрашивается сам собой. Эномото хорошо подготовился к поездке в Россию: книги, рассказы судостроителя Уэда и, в конце концов, газеты стали хорошей информативной базой для умного японца. О Н.П. Резанове японский посланник  знал многое, поэтому и поспешил первым делом в Красноярске на могилу русского посла. Возможно, Эномото чувствовал некую вину за своих соотечественников, которые продержали Командора полгода на корабле и в сыром, продуваемом всеми ветрами, здании на берегу моря.

Старые газеты это кладезь для краеведа. Я читаю их, как роман! Например, про пребывание Эномото Такэаки в Красноярске  я нашла информацию в газете «Сибирь» от 24 сентября 1878 года № 54 (выходит по воскресеньям) в отделе «ИНОГОРОДНЫЯ» на стр.3:
Красноярск. На днях, проездом в свое отечество, посетил нас японский посланник. По приезду в город, он пожелал познакомиться с нашим приисковым делом, для чего отправился на ближайшие прииски г. Полуянова, находящиеся в 60 верстах от города на левом берегу Енисея. Туда и обратно по неимению конного пути, гость ехал в лодке, он был очарован видами гористых берегов Енисея. Самый же способ промывки золота до того, говорят, понравился ему своею простотою и незатейливостью, что при отъезде своем с приисков, он велел снять подробнейший план всех технических приспособлений и выразил сожаление, что его соотечественники до сих пор еще не знакомы с простейшими средствами, употребляемыми для промывки золота*.
Гость пробыл на приисках г. Полуянова двое суток и остался весьма доволен оказанным ему приемом. Впрочем, к чести г. Полуянова, надо сказать, что в то время, как другие ревниво оберегают свои прииски от глаз посторонних наблюдателей, он весьма любезно дает возможность всякому интересующемуся приисковым делом, ближе и во всех подробностях познакомиться с разработкою его на самом месте. Всякий посторонний наблюдатель, даже и невысокопоставленный,  встретит на приисках г. Полуянова  самый радушный прием и самое обязательное внимание к своему любопытству. Понятное дело: где дело идет, как говорится начистоту, там нечего и бояться постороннего взгляда.
*В Японии, по словам посланника, промывают  золото в корытах.


О пребывании японцев в Красноярске написал доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Сибирского федерального университета Владимир Григорьевич Дацышен.

А вот что пишет по этому поводу сам Эномото 18 августа 1878 г.:
Ночью дорога стала хуже, стало трясти. В час ночи прибыли в Красноярск. По приказу губернатора нас поселили в дом купца Акулова. Акулов готовился к нашему приезду с 8 утра. Собрались именитые жители города. Но нас не дождались.
Нас расселили по комнатам и позвали на поздний чай. Уснул в 3:30 ночи.


Дом Акулова это возможно дом минусинского крестьянина Михаила Акулова (современный адрес: проспект Мира, 27).



19 августа 1878 года с утра японский посланник посещает Воскресенский храм и могилу командора Резанова. Затем запись:

Посетил полицмейстера Гамлеца. Меня встретила вся его семья. Гамлец рассказ, что путешествовал в Якутию, где зимой минус 45 градусов, там нет дорог, все передвигаются на оленях.   На 700 верст нет никаких станций. Гамлец также служил в Благовещенске, сказал, что и там очень холодно.
Потом посетил исправника Клингенберга.
Поговорил с его семьей. Осмотрел сад и пасеку.
В 13 часов вернулся в дом, где мы остановились, принял ванну, поел. Обедал вместе с полицмейстером и настоятелем храма.
В 17 часов на коляске Клиниберга поехал к нему на ужин, перед этим мне показали золотой прииск. Взял с собой и Тэрами и Оока. Итикава приболел, и остался в кровати. За городом стоят казармы солдат. Они несут службу до 18 часов. Это казаки. Поехали по берегу Енисея. Река полноводная, берега высокие. Видна гора Фулхалдекелей, высота более 11 бун. По дороге в 5 верстах стоит монастырь. Его построили сами монахи. Ширина Енисея около 2 тё, течение быстрое.

Заметки
В 3 верстах от Красноярска богатый травами луг, травы эти очень любят лошади. Трава обладает лекарственными свойствами, в Гоби в Китае ее называют будалхана-трава. Она солоноватая, поэтому нравится лошадям. В Красноярской губернии есть уезд Меньшинский, там растет много фруктов, 10 арбузов 1 рубль.
Это место называют итальянской Сибирью. В уезде Ачинском есть соленое озеро. Летом здесь добывают по берегам соль. Соль можно добывать свободно, без получения разрешения от властей.
В Якутии между станциями 700 верст, они расположены между рекой Алдан и Индигирка. Передвигаются на санях, запряженных оленями или собаками. Холод минус 47-48 градусов, часты бураны.
Якуты живут в шалашах, язык схож с монгольским и татарским.
Базанов из Иркутска добыл в прошлом году 400 пудов золота.
В Красноярской губернии 180 золотых приисков.
Русские люди если сами находят золотой песок на реках, могут мыть там золото. Иностранцам нужно разрешение на добычу золота.
Известен Бурьянов, который является золотопромышленником и помогает людям. Сегодня мы посмотрим на его прииск. При мойке золота налог платить не надо. Так по всей Сибири. Добывать золото могут все, кроме ссыльных.
Ширина прииска 270 саженей, длина 5 верст, ежегодно здесь платят 350 рублей налога. Если не платить, то прииск конфискуют. Потом разрешение на него могут получить другие.
Здесь добывают по нескольку пудов чистого золота.
19 часов 19 августа посетил монастырь в Успенском, встретился с монахами.

Выпили чай. Кельи маленькие, из окон виден Енисей. Пейзаж очень красивый.
Записей за 20, 21, 22 августа нет.

Понятно, что уезд Меньшинский это уезд Минусинский, а вот что это за гора Фулхалдекелей? Или трава, которую любят лошади? Давайте отгадывать вместе!
С фамилией тоже более-менее ясно. Бурьянов у японского посланника это Полуянов. Эномото, хоть и прожил в России четыре года, русский понимал, но не совсем, к тому же, в японском языке нет некоторых звуков, соответствующих русским. Например, вообще нет звука Л, нет "ви, ву, ве" и т.п., "фу" и "ху" пишутся одинаково и между звонкими и глухими согласными на письме мало отличий. Поэтому Полуянова-Бурьянова Эномото мог записать как Поруянов, Пуруянов, Боруянов или Буруянов, но нам то фамилия купца по газете известна.
Читаем Дневник дальше:

23 августа. Пасмурно.
Порошок от кровососов дает выспаться. Встал в 7 утра, выпил чай. Хозяин дома по моей вчерашней просьбе принес из школы лоток для мойки золота. Устройство очень простое. Я попросил взять лоток с собой, хозяин любезно предложил мне сделать коробку. Я поблагодарил его за любезность.
Пришло приглашение посетить дом губернатора. Там я увидел фото посла Италии, который посетил в свое время Красноярск.
Хозяин дома подарил мне фото города, и фото своей семьи, маленькое фото подарил мне и полицмейстер.
В 10:30 мы поехали к фотографу купить еще фото вместе с Тэрами. Фотограф был в ателье, где мы купили еще 2 фото.
Цена 15 рублей. Поехали на берег Енисея вместе с хозяином дома, полицмейстером и чиновниками. Переехали на другой берег и устроили небольшой пикник. Сын хозяин дома налил всем шампанского, по словам русских и шампанское здесь пьют до дна за счастье и успех. Пришлось все выпить. Удивляет щедрость русских.
Потом сели в тарантас и быстро поехали. Отправились в 11:30. Пасмурно, но дождя нет. Доехали до станции Батайская, попили чай, поели. Потом выехали. Пошел дождь. Дорога хорошая.
Сегодня дорога гористая, но ровная и не трясет. По обочинам почва черная.
Сегодня комаров нет, только оводы и мухи. Нас сопровождает эскорт. Начальник эскорта Прижевальский читает книгу «Путешествие в Амурский край». В 21:30 выпили чаю и поели на станции Пуярская.
Сегодня видел обоз с чаем из Кяхты в 40-50 телег.
Вечером дождь. Выехали в 22:30. Едем тихо, ложусь спать. Ночью проснулся и увидел на черном небе облака. Сегодня тепло. Днем было 12-13 градусов. После начала дождя 18 градусов.

24 августа.
В 7:40 прибыли в город Канск. Со вчерашнего дня проехали 108 верст. От Красноярска отъехали на 260 верст. Дорога хорошая.
На станции Канска купили хлеб. 1 булка хлеба стоит 10 копеек. В России средние цены на товары можно узнать на основе цены на хлеб.
В 14 часов на маленькой станции Ингашево для нас поймали курицу и сделали суп.
Выехали в 16 часов. Переехали через реку, пошел мелкий дождь. По пути встретили 4-5 подвод с чаем.
В 21:30 прибыли на станцию Ключ. Староста деревни сказал, что дальше по пути мосты и горы, дорога опасная. Решили переночевать на этой станции.  Чтобы не искусали клопы, решил спать в тарантасе. Идет дождь.

25 августа. Пасмурно. После обеда прояснилось.
Дождь прекратился. Густой туман. Выехали в 7 часов. Дорога идет по холмам. Ехать после дождя тяжело. По краям дороги поля. Почва черная. Много леса. Леса из сосны. В 11 часов переехали реку Береза (Бирюса), ширина реки 1 тё. Берега заболочены. Встретили 30 подвод с чаем. От реки начинается Иркутская губерния.


Интересно? Мне особенно приятно было прочитать о щедрости русских! Не нашла информации, где был дом губернатора
А. Д. Лохвицкого. А заметки о казармах и казаках? Конечно, каждый дипломат – разведчик! Сам Эномото в письме сестре так обозначил цель своего путешествия: «Вообще японцы боятся русских и думают, что они вот-вот нападут на Хоккайдо. Но я считаю, что это глупое предположение, не имеющее под собой никаких оснований. Я хочу проехать по территории России и рассеять эти подозрения японцев, описать хотя бы часть того, что я увижу».




На сайте Красное место есть информация, что Иван Павлович Полуянов принимал японского посланника в своем доме (современный адрес: пр. Мира, 54).

Между прочим, Эномото Такэаки вел записи расходов. Вот его расходы от Томска:

67 рублей 41 копейка – за 6 лошадей от Томска до Красноярска, от Томска до Красноярска одна лошадь за 1 версту 1 копейка, всего 359 верст. От Белоярска до Красноярска 195 верст, 1 верста на одну лошадь 3 копейки,
14 рублей 30 копеек – провизия от Томска до Красноярска,
16 рублей 65 копеек – возницам,
6 рублей – охранникам,
2 рубля – возницам,
3 рубля 50 копеек – ремонт повозки,
2 рубля 80 копеек – чай,
22 рубля – за проезд на золотой прииск в Красноярске,
188 рублей 48 копеек – за 6 лошадей от Красноярска до Иркутска, на одну версту одна лошадь 3 копейки,
36 рублей 30 копеек – провизия от Красноярска до Иркутска,
36 рублей 60 копеек – возницам,
5 рублей – плата за гостиницу в Красноярске,
20 рублей – ремонт двух повозок,
8 рублей – за телеграмму во Владивосток,
2 рубля – плата за телеграмму в Кяхту.


Мне любопытно, сохранились ли фотографии? На протяжении всего дневника есть записи, что Эномото дарили фотографии, он их покупал, фотографировал сам. Возможно они в фонде Эномото?
Две тетради (большего и меньшего формата), в которые Эномото вносил записи, в настоящее время хранятся в библиотеке японского парламента в фонде Эномото.

Маршрут Эномото:

26 июля 1878 г. Эномото на поезде в специальном вагоне отправился из Петербурга в Москву, а затем проследовал в Нижний Новгород. Из Нижнего Новгорода до Казани и Перми он добирался главным образом водным путем на пароходе. Основной путь через Сибирь (Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Томск, Красноярск, Иркутск, Кяхта, Чита, Нерчинск) был проделан на тарантасе. Далее путь лежал по Амуру на пароходе до Хабаровска. Маршрут от Хабаровска до Владивостока  был преодолен на пароходе и частично на тарантасе. 29 сентября Эномото предпринял морское путешествие из Владивостока в Отару и Хакодатэ (о. Хоккайдо). Из Хакодатэ он прибыл в Токио. Все путешествие заняло чуть более 2 месяцев, было преодолено более 13 тыс. км. Дневник велся практически ежедневно. Эномото вносил сведения о климате, географии, геологии, состоянии  военных  гарнизонов,  промышленности,  обычаях,  реалиях  повседневной жизни в Сибири и т. п. и все для того, чтобы убедиться в том, что Россия не угрожает Японии, как думали многие японцы!



Еще раз имя Эномото упоминается в связи с "инцидентом в Оцу". Путешествие на Восток наследника цесаревича Николая Александровича 1890-1891 гг. чуть не закончилось трагически. В основном оно было без приключений, но одно трагическое обстоятельство случилось в Японии. Николай Александрович прибыл в Страну восходящего солнца 15 апреля 1981 г. в сопровождении 6 кораблей русского флота. Такое же количество японских кораблей приветствовали наследника русского престола артиллерийским салютом из 21 орудия. Была организована радушная встреча высокого гостя, на которую прибыл принц Арисугава-но-мия Тарухитэ. Визит Николая Александровича вызвал большое беспокойство, тревогу среди японского населения. Далеко не все в Японии с удовольствием наблюдали за усилением России на Дальнем Востоке. Некоторые японские газеты писали, что поездка сына русского царя является ознакомительной и связана с изучением военного потенциала Японии, сухопутные силы которой состояли всего из шести дивизий, а военно-морского флота почти не было. К тому же накануне, 7 марта 1891 г. в Токио состоялось освящение Воскресенского православного собора, сооружавшегося в 1884 -1889 г., и "подавляющего своей внушительностью столицу империи", как писала одна из газет. Это так же разжигало чувство страха перед Россией, создавая некоторую нездоровую обстановку.



23 апреля русская эскадра покинула Нагасаки и 27 апреля прибыла в порт Кобэ. В тот же день наследник с сопровождающими лицами отправляется в Киото, где они останавливаются в отеле "Токива", которым собралась толпа и раздавались враждебные выкрики. В русскую дипломатическую миссию поступил документ угрожающего характера, подписанный кровью. Русский посланник направил его в МИД Японии, но виновный не был найден. 29 апреля Николай с принцем Георгом в сопровождении принца Арисугава-но-мия отправились на колясках, которые везли рикши, из Киото в город Оцу. Там они посетили почитаемый японцами храм Миидэра, любовались красотами озера Бива, после чего обедали в префектуральном управлении. Недалеко был устроен базар, где, по словам Николая, они закупили много всяких мелочей сувенирного характера, многие из которых легко отождествляются с предметами, хранящимися ныне в МАЭ.

Возвращаясь обратно в Киото, длинная процессия из 40 джин-рикш (ручных колясок) медленно двигалась по улице, запруженной народом. В это время полицейский по имени Цуда Сандзо, который отвечал за порядок и находился в толпе кланяющихся горожан, выхватив самурайский меч, дважды ударил Николая по голове. От смерти его спас принц Георг, отбивший тростью очередной удар. Подбежавшие рикши скрутили покушавшего, причем один из них мечом полицейского привел Сандзо в бесчувственное состояние, что позволило начальнику охраны русской свиты связать преступника. Николай был быстро доставлен в близлежащий дом владельца галантерейного магазина, где ему подготовили постель. Однако Николай отказался в неё ложиться и после перевязки сел у входа в магазин, спокойно куря. По словам Э.Э. Ухтомского, первыми словами цесаревича были : " это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может что либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие". Затем под охраной японского отряда, в плотном кольце из собственной охраны, принца Георга и отвечавшего за встречу гостя принца Арисугавы-но-мия наследника препроводили в здание префектуры г. Оцу, где ему оказали квалифицированную медицинскую помощь. Несколько часов спустя его незаметно отвезли в Киото. Раны Николая в двух местах от затылка до виска по счастью оказались не опасными, но они вызвали большое беспокойство и замешательство не только в правительственных кругах, но и среди населения Японии. В тот роковой день 29 апреля издается императорский рескрипт о происшествии, в Киото были направлены представители высшей аристократии, известные врачи. Наконец, 30 апреля в Киото срочно прибывает сам император Мэйдзи, чтобы навестить цесаревича.

Эта встреча состоялась утром 1 мая, причем император предлагает направить в Россию принца Арисугава-но-мия и консультанта при тайном совете Эномото Такэаки, с извинениями за инцидент в Оцу, но цесаревич этому категорически воспротивился. Подробнее тут .

Известно, что виконт Эномото Такэаки перевел на японский язык очень интересный труд А. С. Полонского «Курилы» по истории открытия, исследования и освоения  Курильских островов. Хотя рукопись не была опубликована, но она долгое время находилась в научном обороте в Министерстве иностранных дел Японии.
         

Эномото был очень активным сторонником японской эмиграции, он основывал колонии поселенцев в Тихом океане, Южной и Центральной Америках. Вопреки сопротивлению Масаёси Мацукаты он основал особый орган для эмигрантов, целью которого было пропагандирование эмиграции и поиском новых территорий для расселения японцев. Позже, уже покинув правительство, Эномото помогал организовывать частную организацию «Колониальная ассоциация», занимавшуюся внешней торговлей и эмиграцией.

Такэаки Эномото умер в 1908 в возрасте 72 лет. Его могила находится в храме Киссё-дзи.
Могила Н. П. Резанова находится на Троицком кладбище.




В начале Дневника написано, что бронзовая статуя Эномото Такэаки находится во дворе храма Комикодэра в р-не Мукаэдзима в Токио.

Бронзовая статуя командора Николая Резанова находится на площади Мира в Красноярске.








История любви испанской красавицы и русского царского камергера широко известна и отражена в рок-опере «Юнона и Авось». Возможно, что и японский посланник оставил своё сердце в России. Летом 2000 года Хабаровский краеведческий музей посетил потомок японского посланника. Он спрашивал фотографию Акулины Васильевны Плюсниной, в 1878-м — японский посланник Эномото Такэаки, будучи в Хабаровке влюбился в жену хабаровского купца Андрея Фёдоровича Плюснина. В своих воспоминаниях о пребывании в Хабаровке он сказал, что «оставил здесь своё сердце, т.е. остался без сердца» (источник).

В 2000-х же и в Красноярск из Японии приезжали филолог, переводчик и журналист Микио Оосима и искусствовед Като Тоеко. В запасниках краеведческого музея они искали вещи, которые могли быть подарены первому российскому посланнику в Стране восходящего солнца. Покидая не слишком гостеприимную тогда страну, Николай Резанов увозил с собой веера, чайные фарфоровые чашки, набор для письма, табакерки и табачные приборы, игрушки. Японский филолог и журналист Микио Оосима познакомился с "Командором" и, в частности, с дневниками Николая Резанова у себя на Родине, перевел их на японский язык и издал.




Русский дневник Н.П. Резанова был выпущен в свет, благодаря Анне Сурник. В отделе рукописей Российской национальной библиотеки редкий документ она переписывала его от руки. Когда Микио и Анна встретились, они неожиданно выяснили, что работали над одним и тем же текстом, были почти соавторами и не подозревали друг о друге (источник).

В конце ноября 2003 года Микио Осима прислал в Красноярск письмо, в котором сообщил интересующие красноярцев сведения о предоставленных ему краевым музеем для ознакомления вещах, якобы принадлежавших Резанову. Вот что он пишет: "В этом году я посетил Красноярск. Мне было поручено ознакомиться с коллекцией Красноярского краеведческого музея с тем, чтобы проверить, есть ли в этой коллекции вещи, привезенные Резановым из Японии. Однако то, что среди имевшихся в коллекции японских вещей есть вещи, привезенные из Японии Резановым, установить не удалось": (источник).

И сегодня в Японии к личности Николая Резанова относятся с уважением, ведь он все-таки был первым полномочным посланником России – и об этом, написано во всех школьных учебниках.

Мне приходилось принимать у себя в гостях японских студенток Миэ и Нанако. Так совпало, что в это время было открытие нового арт-объекта на углу ул. Перенсона и пр. Мира с красивым названием «Маяк любви». Мы не могли пропустить это мероприятие и посетили его с японскими девушками. Когда с балкона Дома офицеров запели знаменитый романс «Ты меня никогда не забудешь», японки пришли в восторг и стали подпевать, явно зная текст!






Вот так посланники Эномото Такэаки и Николай Резанов сквозь года и столетия способствуют дружбе и взаимопониманию народов.

Comments

( 8 комментариев — Оставить комментарий )
ra_net_ka
23 апр, 2015 17:06 (UTC)
Как удивительно переплетаются истории и судьбы! Замечательный рассказ, множество интересных деталей и фактов. Другим взглядом даже на свой родной город смотришь. Оказывается, у нас есть гора Фулхалдекелей :)
Рина Незеленая
24 апр, 2015 02:17 (UTC)
Спасибо! Вот думаем с Юлей это Черная Сопка или Такмак?)
jap_cop
24 апр, 2015 16:33 (UTC)
А как-нибудь это переводится с японского?
Рина Незеленая
28 апр, 2015 01:55 (UTC)
Вот что нам ответил переводчик с современного японского: Гора Фулхалдекелей у Эномото японской азбукой может быть записана только как Фурухарудэкэрэй. "фуру хару" - это может быть "прошлая весна" или "поздняя весна", "дэкэрэй" - такого слова нет, но есть созвучное слово "кирэй" - "красивый". Красивая поздняя весна, что-то вроде этого )))
reon
29 апр, 2015 14:44 (UTC)
Какой интересный рассказ и ваш блог в целом! А площадь Мира - это где арка к 300-летию города перед пешеходным мостом?
kraevushka
29 апр, 2015 15:50 (UTC)
Спасибо! Да, это там.
reon
29 апр, 2015 15:53 (UTC)
Красноярск вообще красивый город!
( 8 комментариев — Оставить комментарий )
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner