?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Знатная фамилия,
полученная по наследству, -
это не только подарок судьбы,
но и большая ответственность.

Императив дворянина

Книга «Судьба, судьбою, о судьбе» выдающейся переводчицы Лилианы Бреверн расскажет читателям о древнем роде фон Бреверн, о его значимых фигурах, а также о целой эпохе.



Лилиана Иоганнес-Эдуардовна Бреверн – член Союза писателей СССР и России, переводчица португальской и бразильской литературы. Она – автор переводов книг таких известных авторов, как Вержилио Феррейра, Жоржи Амаду, Антонио Алвес Редол, Рафаэль Альберти, Фернандо Намора, Раймундо Мораэс, Жозе Мария Эса де Кейрош, Эрико Вериссимо, Жозе Ж. Вейга, Г. Рамос и др.



Эта книга снабжена большим числом замечательных фотографий, на которых изображен фамильный герб рода фон Бреверн, замок в имении Покровское-Стрешнево, а также выдающиеся предки, такие как Карл фон Бреверн (1704-1744), который был  президентом Российской академии наук в 1740-1741 гг.





В армии же наиболее выдающимся военным был Александр Иванович Бреверн (Понтус Александр Людвиг фон Бреверн, 1814-1890), командовавший в 1851 году кавалергардским полком Его Величества Николая I, а с марта 1852 - генерал-майор.



Отец Лилианы – Иоганнес-Эдуард Николаевич Бреверн служил в царской армии, затем в РККА, а мама – Пелагея Васильевна Иловайская – была балериной.



Красной нитью через всю книгу проходят воспоминания Лилианы об отце – уже прошло 60 лет, но память навсегда сохранила его образ и трагедию, связанную с ним. Как и положено старинному дворянскому роду, в роду фон Бреверн были свои семейные легенды и даже проклятья. Так, еще в далеком 1916 году Иоганнесу одна хиромантка нагадала, что он погибнет от руки своего первенца. К несчастью, так и оказалось – первым ребенком был сын Владимир – старший брат Лилианы, который действительно сыграл роковую роль в их семейной трагедии.



Но это было позднее, а маленькая Лилиана запомнила яркие дни, когда отмечались семейные праздники, такие, как Рождество, которое отмечалось тайно, насколько это было возможно. Лилиана рассказывает, как отец тайком привозил им елку, и они наряжали пушистую красавицу вечером 24 декабря, чтобы на следующее утро, опять же тайком, отпраздновать Рождество. Маленькая Лилиана не понимала значение самого праздника, но запомнила как отец играл им на скрипке «В лесу родилась елочка», а затем вальс из балета «Коппелия».




В следующий раз этот замечательный вальс Лилиана услышала, когда занималась танцами и хореографией у бывшей балерины Марины Фоминичны Нижинской, подруги ее матери. Мама Лилианы - Пелагея – сама была танцовщицей и вела кружок хореографии в московской школе №7, а до замужества была балериной театра Зимина.

Спокойное детство Лилианы закончилось, когда наступил 1937 год. Когда стало известно о грядущем увольнении из кадров, Иоганнес стал все чаще пропадать в Латышском клубе, и по слова Лилианы «возвращался домой далеко за полночь и навеселе».

Иоганнес знал, что его ждет. Его стали понижать в должности, и вместо трех шпал в петлице его мундира к концу 1937 года не осталось ни одной, а ведь Иоганнес прошел всю Гражданскую войну, затем работал в комначсоставе РККА.

В 1937 году Иоганнеса уволили из кадров за антисоветские настроения, высказанные в беседе с товарищами при проработке февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б), и связь с заграницей. В тот же год Иоганнес подал жалобу в Комиссию при Военном совете Московского военного округа по поводу своего увольнения из комначсостава РККА, вынужден был доказывать, что никакой связи с заграницей, то есть с матерью и братом Эдгаром Фридрихом, которых видел последний раз в 1916 году, когда в отпуске после ранения был в Гапсале, не имел и не имеет, однако это не помогло. Жить становилось все тяжелее и тяжелее.

Лилиана запомнила одну пугающую ночь 1939 года:         
«Теперь ночи напролет не умолкал собранный твоими руками ламповый радиоприемник, из которого все громче и громче неслись чеканно-гортанные звуки (как понимаю я теперь, немецкой речи). Проснувшись, я ни слова не понимала, о чем так надрывно кричал мужской голос.

«Эдик, – говорила мама, - Лилька проснулась, сделай тише! Да и соседи…» - «Подожди, сейчас… это очень важно, - отвечал ты. – Поля, ты не понимаешь, как это важно для нашей семьи? Будет война. Скоро будет война с Германией, понимаешь?».


Тяжелейшая семейная трагедия, разыгравшаяся в 1937-39 гг. – это, конечно, далеко не единичный случай - такое было страшное время! Но ведь детям и родственникам от этого не легче. И сейчас Лилиана говорит так:
«Да, воспоминания в моем сегодняшнем возрасте – занятие не из веселых: все вроде в прошлом и ничего в будущем. Вот потому-то я изо всех сил стараюсь жить настоящим и работать. Да, работать! Работа, особенно если она творческая, держит человека в этой жизни до последнего. Интеллект – это молодость духа, да и тела в старости».

После смерти супруга Пелагея старалась защитить своих детей как могла. Так, она ни разу не обмолвилась детям, что их отец – прибалтийский немец. А когда Лилиане первый раз в жизни пришлось написать автобиографию, то мама твердо сказала ей: «В графе национальность отца пишешь: эстонец. Место рождения: остров Даго». Особенно Лилиана благодарна матери за то, что историю своего рода она узнала уже после Великой Отечественной войны – по словам Лилианы, знать, что ты немка, когда Германия напала на твою Родину, было бы для девочки-подростка просто невыносимо.

Во время Великой Отечественной войны Лилиана, как и многие девочки, встала к швейной машине:
«…И мы строчили, строчили, строчили. Строчили кальсоны, кисеты для махорки и чехлы для фляжек. Потом я перешла на вязку мужских шерстяных носок и варежек с тремя пальцами, чтобы руки наших солдат не мерзли и они могли стрелять, не снимая их».

Детские и подростковые воспоминания Лилианы разнообразны и пропитаны одновременно как смехом, так и горечью. Так, когда Лилиана училась в школе, то  среди учеников была легенда, что их старая и злая гардеробщица на самом деле – бывшая княгиня Шаховская. И когда после звонка девчонки бежали «за польтами» очертя голову, то княгиня сурово называла их «хабалками».

После школы Лилиане пришлось несколько раз заново поступать в институты: известная фамилия не столько помогала жить, сколько приносила беды. Так, Лилиана была отчислена с педагогического института в 1948 году за стихи на одну студентку-доносчицу. Лилиану вызвал к себе ректор, стал интересоваться, откуда у нее такая фамилия и есть ли связи за рубежом, и в довершение всего отчислил из института.

Тогда Лилиана решила поступать в ГИТИС, на актерский факультет, и прошла кандидатом вместе с Надеждой Румянцевой и Антониной Дмитриевой. Из ГИТИСА тоже пришлось уйти – в те годы родовитую и красивую молодую актрису не хотели выпускать на сцену.

Только в 1951 году Лилиана поступила в Московский педагогический институт иностранных языков им. Мориса Тореза и получила профессию переводчика.



С тех пор много лет Лилиана Бреверн проработала в издательстве «Художественная литература» в редакции литературы стран Латинской Америки, Испании и Португалии. В 1978 году Лилиана проходила стажировку в Лиссабонском Университете, и с тех пор не раз выезжала за границу. Сложилась и семейная жизнь - супруг Юрий Бернгардович Кафенгауз (1929-2008) был одаренным художником, вместе они воспитали дочь Бэлу, которая подарила двух внучек – Соню и Веру.





Лилиана Иоганнес-Эдуардовна Бреверн и сегодня продолжает заниматься любимой  работой:
«Я, Бреверн Лилиана Иоганнес-Эдуардовна, родившаяся в 1929 году в Москве по-прежнему, каждый день, с раннего утра в свои уже 80 с лишним работаю за своим письменным столом»!
Резник Марина Васильевна,
библиотекарь отдела городского абонемента
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner