?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Эти истории мне рассказали мои коллеги, работающие в нашей библиотеке.

История первая

В секторе оцифровки работает Ирина Гукович (Жилина) – праправнучка известного красноярского книгоиздателя Александра Дмитриевича Жилина, имевшего семь детей. Жилины жили (!) на Благовещенской, как раз напротив дома Суриковых. Конечно же, были знакомы.

ilZ2wzF6Wyc.jpg
Издатель Александр Дмитриевич Жилин

В книге Натальи Кончаловской «Дар бесценный» находим такое описание:
«Четыре девочки, вставши в пары в верхнем зальце дома Суриковых, приготовились плясать. Василий Иванович сидел с гитарой на диванчике, а рядом, тоже с гитарой, расположился красноярский архитектор Леонид Чернышев; человек он был веселый, приветливый, гитарист страстный.

Весь этот вечер они посвятили музыке, разыгрывая в две партии Баха, Глинку, народные песни. Оба наслаждались, когда удавалось добиться чистоты и подлинной слитности в исполнении. А потом прибежали Оля и Лена, с ними сестры Глаша и Нюра Жилины, подружки по гимназии, куда с осени отдал дочерей Василий Иванович. Нюра — маленькая, белокурая, веселого, беззаботного нрава. Глаша — серьезная, в очках, с длинной русой косой, та девочка, которую впоследствии судьба привела к революционной деятельности, к «поднадзорности» и аресту.


Гитаристы изящно и весело грянули старинную польку. Две пары запрыгали по залу — девочки Суриковы в темных платьях, Жилины — в светлых. Увлеченно плясали, кружась то вправо, то влево. Дядя Саша, стоя в дверях, хлопал в такт и распоряжался фигурами. Темп ускорялся, девочки, раскрасневшись, едва успевали за музыкой и под конец, выбившись из сил, с хохотом повалились на пол.

— Вот уж действительно до упаду! — смеялся дядя Саша, помогая им подняться.
В дверях показалась бабка, пригласила всех на ужин вниз, в столовую. Там на столе кипел самовар, в вазочках рдело варенье из черной смородины, на блюде горой лежали пышные шанежки с черемухой. На подносе стоял запотевший графинчик с водкой, тонко наструганная вяленая оленина — «пропастинка», копченая омулятина и квашеная капуста, если кто из мужчин захочет выпить и закусить.

Прасковья Федоровна села за самовар разливать чай, особенно душистый и крепкий в доме Суриковых. Она сильно состарилась и одряхлела за последний год, но ради гостей принарядилась в черное канифасовое платье и туго обтянула голову черным, в мелкий розан платком.

Она не могла нарадоваться на старшего сына, видя, как сходит с него тяжкий недуг угнетения. Но все казалось ей — мало он ест, мало спит.
Иногда братья, развлекаясь после обеда, затевали веселую возню. Прасковья Федоровна с беспокойством следила, чтоб Саша не зашиб Васеньку.
— Да не мни ты его, Сашка, — ворчала она на младшего, — пусть лучше полежит после обеда-то! — И разнимала их и отправляла старшего наверх — отдыхать…
Вот и сейчас Прасковья Федоровна вдруг захлопотала.

— Васенька, а хочешь пельмешков горячих, от обеда остались? — с надеждой спросила она у старшего.
— Ну что ты, мамочка, на ночь-то! — отмахнулся тот и принялся угощать друзей.
Они пили водку и закусывали, говоря о чем-то своем, деловом, мужском, охотничьем. Девочки уминали шанежки, лукаво поглядывая друг на друга и смеясь чему-то своему, девчачьему.

— Мамочка, а старину покажешь нам? — вдруг обратился Суриков к матери и, не дожидаясь ответа, побежал в спальню, к сундуку, вытащил из него старинные шугаи, платки, косынки и тут же обрядил девочек, а потом заставил мать рассказать, когда и на какой случай наряжались во все это ее бабки.
— Нужно как зеницу ока беречь, пока мы живем, всю эту старину, — говорил он, любуясь расцветками и шитьем, — мы ее любим и ценим, а вот они, молодые, ничуть не дорожат древностью, не понимают красоты… Да ведь для них хоть трава не расти! — сокрушался он, кивая на девочек, что молча блестели глазами из-под шитых золотом повойников и косынок…

За распорядком в доме следил Александр Иванович.
— Ну, девочки, спать! — сказал он племянницам. — Поплясали, и хватит! — Он сам пошел провожать живущих по соседству сестер Жилиных».


В музее-усадьбе В. И. Сурикова хранится акварельный рисунок "девушка, стоящая у калитки дома". Это набросок, сделанный с Глафиры Александровны Жилиной (сведения из книги: Г. А. Титов. Суриков и Сибирь. Красноярское книжной издательство, 1999).

Девушка стоящая у калитки - 0003.png

Глафира Жилина.png
Глафира Александровна Жилина

Г. А. Жилина родилась в 1878 г.  Закончила Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге. Работала учительницей. Участвовала в народовольческой организации, была под надзором полиции.
В Красноярске жила отдельно от семьи, где-то  районе Качи. Замуж не вышла. в 1950-х гг. уехала в Москву. Умерла в 1958 г.

7. Анна Александровна Жилина().png
Анна Александровна Жилина (Нюра)

5.Жилина А.А. и ее супргуг Корнаков Н.П..png
А. А. Жилина и ее супруг Н. П. Корнаков

А. А. Жилина родилась в 1886 г. Получила высшее юридическое образование в Швейцарии. Вышла замуж за Николая Павловича Корнакова - известного красноярского землеустроителя. В 1917 году у них родился сын Николай, который в 1949-1952 гг. был директорм Красноярского радиотехнического завода.

3. Семья Жилиных 1910_2.tif
Семья Жилиных, 1910

Ирина Гукович – потомок А. Д. Жилина по линии его сына Дмитрия, брата Глафиры и Анны.
На Библионочи в прошлом году Ирина показала семейные реликвии Жилиных, которые передаются из поколения в поколение, познакомила с родословной этого известного в Красноярске рода. Вот один из предметов:

TjkX-IWwUeA.jpg
Именной стакан с ручной гравировкой орнамента – золотопромышленник Фаддей Адамович Козловский  (родственник семьи Жилиных)

История вторая

Эта читающая девушка на фото 1917 года – двоюродная прабабушка Марины Бородиной из отдела литературы на языках народов мира.

x_db6edb6b.jpg

Александра Степановна Лазарева (в девичестве Архипова) жила с мужем в двухэтажном доме на улице Воскресенской (сейчас адрес дома Мира 14). Муж – Филимон Лазарев, военный врач. Александра Степановна (годы жизни 1898 – 1960) до революции не работала, а после зарабатывала шитьем.

Мира 14.jpg
Мира, 14

x_08020c91.jpg
Филимон и Александра Лазаревы

Марина рассказывает, что Александра дружила с кем-то в усадьбе Сурикова, ходила туда в гости, видимо, к кому-то из прислуги. И вроде бы, по словам бабушки Марины, Василий Иванович даже делал карандашный набросок с Александры, но рисунок хранился у других родственников, и они его потеряли.

Такое вот пересечение красноярских судеб, хоть девочки Жилины вряд ли "пересекались" с Сашей Лазаревой – в её детские годы Ольга Сурикова (Кончаловская) уже имела своих детей.

Но всё равно удивительно, правда?

Comments

( 4 комментария — Оставить комментарий )
Рина Незеленая
24 янв, 2018 04:25 (UTC)
Спасибо! И записки удивительные, и фотографии потрясающие! Можно атрибутировать персон на семейной фотографии? А веер то какой симпатичный в ручках у Анны Александровны!Её швейцарский диплом случайно не сохранился?



Edited at 2018-01-24 04:44 (UTC)
kraevushka
25 янв, 2018 13:26 (UTC)
По поводу фото: Ирина наверняка знает, можно её спросить и о дипломе.
Рина Незеленая
24 янв, 2018 06:47 (UTC)
а вот еще: из письма В.И. Сурикова родным (1891 г.): Осенью был на Сибирском вечере в "Славянском базаре". Встретил студента из Красноярска, Жилина гимназиста товарищ. Вспомнили Красноярск. А я, брат, скучаю по Сибири. Нет здесь приволья, да и тебя с мамой нет! Бог даст, свидимся.
Целую вас с мамой крепко, крепко.
Твой любящий брат В. Суриков
от 8 декабря 1892г.:
У самоваришка-то брюхо, я думаю, всегда горячо!Самовар я видел, брат, здесь в Москве, в трактире перевозили, ведер в 15. Лежит на телеге, словно боров; все москвичи на него смотрели с восторгом. Шлю поклон и ее преподобию толстомясой попадье, нашей соседке. Жилин был у меня, да что-то больше не вижу.
Целую вас, дорогие мои.
В. Суриков


Edited at 2018-01-24 06:53 (UTC)
kraevushka
25 янв, 2018 13:27 (UTC)
Замечательно! Спасибо большое:)
( 4 комментария — Оставить комментарий )
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner