Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

406. Прогулка по Николаевке

Развитие Николаевской слободы связано со строительством Транссибирской магистрали. Сразу же после постройки в Красноярске депо и главных ж.д. мастерских и множества других сооружений, принадлежащих железной дороге, за линией железной дороги, к западу от города возникла новая городская слобода. И разрасталась она, как тогда говорили, «американскими» темпами. Газеты писали: «Быстрота застройки мест … за вокзалом на Афонтовой горе, поразительна. Несколько недель тому назад, кроме голой степи ничего не было видно, а теперь там находится целый ряд построек, образовавших несколько улиц». Столь же быстро застраивалась и местность около строившегося ж.-д. моста. Обитатели Афонтовой горы именовали себя жителями Николаевской слободки по имени Августейшего Монарха, как в память посещения наследником Красноярска, так и из чувства верноподданнической признательности за дарованную им железную дорогу, дающую им материальный источник жизни. А слобода близ моста получила в народе название Таракановка (там как раз расположена Юдинская дача). Здесь еще до строительства дороги было множество дач, а еще ранее – еврейское кладбище.

Наша прогулка по Николаевке не имела никакого плана и была довольно хаотичной. Лишь в середине пути мы поняли, что ноги несут нас в сторону Юдинской дачи. А поначалу мы просто любовались великолепными панорамами:








Николаевка в начале 20 века имела свою полицейскую часть, аптеку, училище, базар, мелочные лавки, булочные, колбасные. Появилось и свое кладбище с часовней. Не было здесь лишь пожарной части. Люди жили в наспех вырытых землянках, лишь потом для них построили примитивные бараки, в каждом на нарах жили по 200-300 человек, включая женщин и детей.

Вот что пишет «Спутник по городу Красноярску (1911)» об этой местности: "На запад от города видна Гремячая сопка… Эта сопка, спускаясь полого к равнине, на которой расположен город, образует покатость – Афонтову гору. Простирается она с С на Ю, от правого берега р. Большого Бугача (правы приток р. Качи) до высокого спуска у железнодорожного моста. На самом спуске построена дача известного библиофила Г. В. Юдина. … Афонтова гора, состоящая преимущественно из лесса (морской кирпичной глины), долгое время доставляла превосходный материал для выделки кирпичей и потому вся она в нижней своей части была занята кирпичеделательными строениями. С проведением железной дороги и занятием Афонтовой горы постройками Николаевской слободы кирпичное производство здесь прекратилось. Именно здесь, на Афонтовой горе, известный красноярский ученый Ив. Тим. Савенков нашел громадный материал каменных и костяных орудий палеолита и неолита, а также массу костей древних животных."

В наше время раскопки продолжаются на южном и северо-восточном склоне Афонтовой горы, недалеко от усадьбы Юдина (стоянка Афонтово-2).

Еще немного истории. Поскольку слободу населял исключительно рабочий люд, неудивительно, что здесь проходили маевки, массовки, находились конспиративные квартиры как в 1905 году, так и в 1917. Например, нелегальные собрания рабочих в 1905 г. проходили в доме на Марата 13/ Парадовского 17, где жил участник декабрьского восстания 1905 г., а также столбист П.А. Пожарницкий.
В доме по ул. Труда, 29 рабочего ж.-д. мастерских Скрунде при Колчаке располагался склад оружия и боеприпасов для снабжения партизан Енисейской губернии.
После революции Николаевскую слободу переименовали в "Слободу III Интернационала" (см. карту 1924 г.), однако никто ее так не называл:





Сначала мы шли по улице Ленина. Вдруг кто не знает: за линией железной дороги практически все продольные улицы центра города продолжаются (Ленина, Красной Армии, Маркса, Бограда, а Мира становится Советской). Здесь есть такой вот удивительный домик с суперским абажурчиком:



Закоулочки:



Пожарная часть здесь давно есть. Здание довольно старое:



По соседству с николаевской улицей Ленина (точнее на ней) растут современные дома:



Встретили пару голубятен, причем даже с резьбой:



Вот что пишет Рожденный в СССР, выросший в Николаевке: Одноэтажные деревянные дома, как правило, на несколько квартир. Двухэтажный дом считался высоким и назывался почему-то бараком, хотя квартиры в нем могли быть довольно приличными. Дворы не очень большие, но в каждом обязательно находилось место для всякой полезной растительности. Жители Николаевки умудрялись выращивать и помидоры, и чеснок, и укроп, и всякие там анютины глазки, георгины-гладиолусы. И практически в каждом дворе были собаки - Шарики, Бобики, Трезоры - разномастные и разноразмерные, от формата той-терьера до волкодава. Еще отличались николаевские дворики стайками, так назывались небольшие дощатые сараюшки. Это были острова сокровищ, сколько там имелось нужных и ненужных вещей! Причем критерии оценки полезности каждой конкретной вещи у нас, пацанов, и взрослых существенно разнились.Система николаевских улиц  была проста и строга. Пересекались они в подавляющем своем большинстве перпендикулярно, разбивая постройки на прямоугольные блоки именуемые кварталами. Названия не отличались разнообразием. Обычно они носили имена "героев Октябрьской революции" или связанных с этой самой революцией событий: улица 1905 года, улица Парадовского, Луначарского, Спартаковцев, Копылова, Менжинского. Но бывали и совсем другие названия  - улица Пушкина, Гоголя. Я вырос с этими названиями и совсем не задумывался, что они означают. Мне было все равно. К чему забивать себе голову такими проблемами, если есть более интересные дела.
Николаевские улицы утопали в зелени. Высоченные тополя, раскидистые клены вырастали там, где им вздумается. Около каждого дома, в палисадничках, кое-кто высаживал рябинку, березку, а уж о сирени говорить и не стоит... В общем, поиграть в каких-нибудь там "партизан и немцев" было милое дело. Причем все сразу были партизаны, а немцы... А немцы были воображаемыми.

Если рассказывать о Николаевке, придется затратить очень много времени, всех ее достопримечательностей не перечислишь. Остановлюсь лишь на некоторых. В общем-то это все торговые точки. Что поделать, если практически ничего другого не было. И все же нет правил без исключений. Начну с местного храма культуры. Кинотеатр "Ударник" имел вид совсем не тот, каким вы его, может быть, знаете сейчас. То, что не так давно было "Ударником", а потом стало дискоклубом "Нирвана", появилось гораздо позже. А старый "Ударник", или на николаевском жаргоне - "курятник", был деревянным. Но лучше его не было, по крайней мере для нас, николаевской малышни. Киношка начинала работать примерно с часу дня в будни, и, кажется, часов с 11 в выходные. Детский билет стоил 10 копеек, взрослый - 25. Первый сеанс всегда был детский - мультяшки, сказки. Почему-то считалось престижным занять 10-е - среднее - место в первом ряду. А рядов всего, если мне не изменяет память, насчитывалось всего 16. Последний, с "местами для поцелуев", по традиции занимали старшие, 16-17-тилетние "взрослые". Но в то время нас устраивал и первый ряд. Самое главное, что никто не вертелся перед тобой и не мешал смотреть кино.

Наискосок от "Ударника" раскинулся Николаевский парк. В некоторой степени эта огороженная металлическим забором территория претендовала на звание очага культуры и отдыха, так как там присутствовали кое-какие деревянные качельки, "грибочки", имелось небольшое футбольное поле, волейбольная площадка. А еще в парке летом функционировал дневной пионерский лагерь "Костер", содержание которого оплачивалось Красноярской железной дорогой. Такое шефство в те годы было обычным делом. Утром ребята разного возраста собирались в лагере, с ними проводилась всяческого рода культурно-массовая работа, а вечером все расползались по домам. Удобно для весь день находившихся на работе родителей. В послеобеденное время в лагере наступал тихий час. Чтобы прилечь и подремать (а в большей степени поболтать с соседом или послушать "страшные истории"), надо было в начале лагерного сезона притащить с собой раскладушку, подушку, матрац и все остальные спальные принадлежности. Я почему все это знаю, да потому что сам недели три отходил в этот лагерь, после чего у меня выработалась стойкая неприязнь к такого рода заведениям. Я долго не мог понять, почему, когда я хочу спокойно почитать интересную книгу, мне надо разучивать совершенно дурацкую песню? Но парк пользовался и дурной репутацией. Практически каждый год по Николаевке расползались слухи, что в зарослях нашли повешенного или убиенного каким-либо другим способом. Сам я, правда, ничего подобного не видел, но слухам верил свято. И еще в парке была танцплощадка - Мекка местной молодежи. На танцы продавались билеты, которые при входе контролеры отбирали, сминали и выбрасывали. А мы, мелюзга, потихоньку собирали более-менее приличного вида билетики, дома тайком от родных разглаживали утюгом, и с чистой совестью выменивали на что-нибудь у "старших товарищей". Иногда даже играли в футбол с этими товарищами на эти самые билеты. В случае выигрыша нам причиталось 5 рублей, в случае проигрыша мы отдавали 10 билетов. Не помню случая, чтобы мы выиграли хотя бы раз. Но все было честно.

Теперь пробежимся по торговым точкам. Магазин номер 6 находился довольно далеко, бывал я там нечасто и только с родителями, Помню только, что около магазина часто продавалось разливное пиво, и было много пьяных мужиков. В магазинах 1 и 8 - местных "супермаркетах" - продавалось все, от хлеба до водки. Наибольший интерес представляли отделы торгующие сладостями и газировкой. Бутылка какого-нибудь лимонада или "Буратино" стоила целых 22 копейки (включая стоимость стеклотары - 12 копеек). Но самой главной достопримечательностью, на мой взгляд, являлся расположенный на пересечении улиц Гоголя и Парадовского ларек. Торговала там долгие годы женщина по фамилии, если я правильно помню - Барабанова. Поэтому точка получила название "Барабанихин ларек" или просто - "Барабаниха". Это был настоящий Клондайк, где страждущий мог или остограммиться, или хлебнуть пивка, хозяйка - прикупить спичек, соли, а пацан - леденец. При этом, если к очереди подходил малолетний шкет, мужики ему позволяли без очереди сделать покупку.

Вот, примерно такой мне и запомнилась Николаевка.



Все увиденные нами в Николаевке наличники можно посмотреть в профильном сообществе nalichnik_ru





Дом, где живет бабушка нашей Оли, расположен в районе улицы Волочаевской. Как известно, по этой улице будет съезд на будущий четвертый автомобильный мост. И этого дома наверняка не будет:



Единственный встреченный нами относительный новодел:



Такое больше не видели тоже:





Зато постоянно по ходу прогулки открывались такие вот красоты:





Улица Байкитская нам понравилась больше всего:





А потом мы свернули на Юбилейную, идущую вниз:



В тупике Юбилейной живет очень колоритный двухэтажный дом, для всеобщего обозрения выставлена коллекция колес (см. слева):



Забор дома вот-вот обрушится:



В этом же тупике - Краслесмаш, куда мы заглянули через забор:



Жители Николаевки  украшают улицы кто как может:



Здесь бродит множество собак. Но, кажется, собаки не живут в норах:

<



С 1904 по 1912 годы на станции «Красноярск» возводилась каменная церковь во имя Спаса (не сохранилась).
А это вид с Афонтовой горы на Храм Святого апостола и евангелиста Луки близ железнодорожной больницы (освящен 6 июня 2004 г.):



Юдинская дача совсем рядом:



Около ж.-д. моста:



Немного прошлись в сторону мелькомбината:





Один из старых корпусов железнодорожной больницы:



Возле Храма Святого апостола и евангелиста Луки наша прогулка закончилась:



См. также: Прогулка по Николаевке. 2014 г.

Tags: Красноярск, Николаевка, деревянное зодчество, прогулки, улицы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →