Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

409. Заповедник "Столбы" - гордость Сибири

     Жителям Красноярска исключительно повезло. Вряд ли где-нибудь ещё в мире можно увидеть в непосредственной близости от крупного промышленного города россыпь причудливых скал в сказочной горной тайге. Это страна величественных сиенитовых скал-великанов – Столбы. О Столбах написано множество книг, им посвящены фильмы, стихи, о них сложены песни, они запечатлены в творениях фотохудожников, есть сайт, полностью посвященный Красноярским Столбам (скалы, люди, фотографии, новости, карты, рассказы).
    Трудно поверить, но ещё в начале XIX века эти места посещали лишь охотники, заготовители дров, ягод, сена, грибов из немногочисленных соседних сел и казацких поселений, забредали сюда и золотоискатели. Первое посещение Столбов относится к 1770-1780 годам, когда старатели и золоточники бродили по таежным ручьям в поисках золота. Не найдя золотоносных россыпей на Базаихе, Лалетиной и Калтате, они этот район надолго забросили. Красноярский рудознатец Прохор Селезнев в 1823 году так подытожил бытовавшее тогда мнение об этой местности: «Зело превелики и пречудесны сотворены скалы. А находятся они в отдаленной пустыне, верст за 15, а может и за двадцать. Только попасть туда трудно, конный не проедет, пеший не пройдет, да и зверья дикого не мало. Разно рассказывают о них. Пожалуй, правду говорят, что даже в других землях не увидишь такие. И залезти на сии скалы никто не сможет и какие они неизвестно». Селезнев был прав только отчасти, говоря о превеликости и пречудесности скал, во всем остальном его утверждения ошибочны. Много лет систематически посещают утесы, не только «пешие», но и «конные».

     Во время «золотой лихорадки» в Енисейской губернии (сороковые годы XIX века) старатели опять дорвались до Столбов, и даже основали стоянку в нише Первого Столба, впоследствии названную «Чертовой кухней». В 1842 году географ и геолог П.А.Чихачев издал в Париже книгу «Научное путешествие по В.Саяну и странам, сопредельным с китайской границей» с подробным описанием Столбов. В 1843 году здесь побывал геолог Гофман, а через двадцать с лишним лет на поиски золота в район Столбов отправился… красноярский архиепископ Никодим! Как ему удалось забраться в рясе на один из уступов Второго Столба – только Всевышнему известно, но с тех пор эта площадка носит название «Архиерейской». Впоследствии сюда приходили и другие геологи-изыскатели, однако золота здесь, слава Богу, не нашли – иначе от красивейшего уголка природы ничего бы не осталось.
     Не обделяли Столбов своим вниманием и знаменитости. Щеголял по «пыхтуну» в лакированных туфлях Василий Суриков, набирал силушку для работы над своими эпическими картинами. Влезали на Столбы и романист Шишков и Владимир Арсеньев (без Дерсу Узала). В середине двадцатого века на Столбах крепчал талант Дмитрия Каратанова, патриарха красноярской художественной школы. В последний год ушедшего века в кругу заснеженных сосен Народный художник России Тойво Ряннель делал наброски деревянной церкви, построенной в память о тех, кто поднялся на самые высокие скальные гребни красноярских Столбов, а потом на высочайшие вершины мира, но не вернулись к нам живыми.
     С конца 80-х годов XIX века Столбы начинает посещать рабочая и учащаяся молодежь Красноярска, и отдельные скалы получают собственные имена. Затем этот район становится удобным местом для проведения нелегальных сборов революционно настроенной молодежи. В знак протеста против царского самодержавия на скалах появляются противоправительственные надписи, многие из которых сохранились до наших дней. Так, на отвесном обрыве Второго Столба огромными буквами написано слово «Свобода».
    В 1920 году Енисейский губревком вынес постановление о запрещении рубки леса и выработки камня в районе Столбов. Территория в четыре версты вокруг них была взята под надзор. А пять лет спустя эту территорию, расширив её, официально назвали «заповедником местного значения». В 1944 году здесь появляется уже Государственный заповедник «Столбы». Первым директором заповедника стал Александр Леопольдович Яворский. Долгое время его имя было под запретом. Даже в 1960 году, когда он был полностью реабилитирован и «Красноярский комсомолец» посвятил целую страницу 35-летию создания заповедника, о первом директоре «Столбов» не было сказано ни слова. А ведь в это время Яворский работал на Столбах, занимался исследованиями, и весь город прекрасно это знал.
    В 1971 году в восьмом выпуске «Трудов Красноярского государственного заповедника» было опубликовано его исследование, посвященное трутовым грибам. В предисловии Яворский пишет: «Материалом для работы послужили сборы трутовых грибов с 1916 по 1937 год и с 1947 по 1948 год». Вот эти строчки и составили, в сущности, его биографию советской поры: с 1937 по 1947 год он сидел в Вятском лагере, обвиненный в контрреволюционной деятельности, шпионаже и ещё бог знает в чём. Вернувшись из лагеря, Яворский ещё год успел поработать над своей темой, затем снова был отправлен в ссылку на пять лет в Сухобузимский район. Вернулся в Красноярск 65-летним стариком. Через два года его официально реабилитировали.
     В Красноярском краеведческом архиве хранятся его дневники – это по существу летопись того времени. Больше всего воспоминаний, конечно же, о Столбах.

     Яворский не был революционером, он был ученым. Но 21 сентября 1937 года дошла очередь и до него. Следователь зачитал обвинение: оказывается, Яворский покушался на жизнь пяти вождей революции (каких – не упоминалось) и с этой целью и с этой целью собирал на Столбах молодежь. Кроме того, Яворский шпионил в пользу Японии и собирался ехать в Москву – убить всё тех же пятерых вождей. Ошарашенный Яворский пытался возразить, но следователь потряс папкой, где были якобы неопровержимые улики, и предложил подписать обвинение.

     - Дайте хоть очки. Я же ничего не вижу, что там написано.

     - Грамотный больно. Обойдешься без очков.

     - Тогда я не подпишу ваше обвинение.

     - Не подпишешь – мы тебя будем бить.

     Худой, костистый Яворский тихо сказал:

     - Только попробуй.

     Следователь не выдержал взгляда и промямлил:

     - Да нет, ты не понял. Мы тебя морально бить будем. Очными ставками.

     В тюрьме Яворский встретил одного из оговоривших его. Тот упал ему в ноги и стал просить прощения за то, что оболгал Яворского. Это был обыкновенный забитый работяга и Яворский сказал, что не держит зла на него. Вторым «свидетелем», оговорившим Яворского, был его товарищ, старый столбист… Однако когда Яворский по отбытии срока вернулся в Красноярск, тот уже умер. И Яворский никому не стал говорить о его предательстве. Покойнику всё равно, а за что должны страдать близкие, родные, считавшие его порядочным человеком? Закончил своё научное исследование Яворский в 1971 году, а через шесть лет основатель заповедника «Столбы» умер.
     Также у очень многих красноярцев Столбы непременно ассоциируются с «Приютом доктора Айболита», основательницей и душой которого была Елена Александровна Крутовская. У неё не было званий и научных трудов, кроме одной статьи по одомашниванию глухарей в солидном журнале. Но её имя стало легендой. Для одних она святая, для других – странная женщина, для третьих создатель первого в Красноярске природного «живого уголка».

     Сейчас красноярцы охотно посещают роскошный «Роев ручей», и многие, к сожалению, уже не знают, что его история начиналась много лет назад на «Столбах». И начинала её Елена Крутовская, а потом и её помощники, такие же бескорыстные, влюбленные в живую природу энтузиасты. Полвека назад всё было очень скромно. Метеостанция, домик да несколько вольер для волка, медведя, оленя и множество птиц, живущих в сторожке. Тогда, в начале 50-х здесь появился олененок Таныш – хрупкое двухмесячное существо, привезенное из леса. Из лосенка Лоськи хотели сделать чучело, да слишком замученным он показался, вот и отдали его зоологу. Умирающего волчонка нашли охотники в норе. Выпавших из гнезда птенцов приносили лалетинские мальчишки. Парализованную сороку притащили туристы. Множество птиц летало по комнатам: попугаи, ворона, сорока, зяблик. Маленький глухарь Фитька любил спать на подушке Елены Александровны. Лось, марал, олень выходили, звеня колокольчиками, на прогулку под охраной Волчика – полуволка-полусобаки. Волчик бегал по двору без цепи, никого не трогая, да никто его и не боялся, пока один злобный пьяный человек не ударил зверя ножом. После этого волка пришлось посадить на цепь. В «Приют доктора Айболита» попадали больные, израненные, одинокие зверушки, с которыми делилась лаской и заботой Елена Крутовская и её помощники. Обратите внимание на имена братьев меньших: Ю (ты), Детка, Тымой (не плачь, ты теперь мой), Таныш – по-тувински «дружок», Любушка-тихоня, Катюшка, Ройка, Князь Серебряный, Рикки. Сколько любви в этих именах!

    
Больше двадцати лет прошло со времени ухода от нас легендарного «доктора Айболита», но память о её доброте и милосердии жива в сердцах красноярцев. Недаром «живой уголок» прославился как «приют доброты». Почаще нам нужно вспоминать о легендарном первом красноярском зоопарке и учиться у него самому светлому и чистому.

     Итак, непосредственно о заповеднике. Государственный природный заповедник «Столбы» расположен на западных отрогах Восточного Саяна между правыми притоками Енисея: Маной, Базаихой и Большой Слизневой. Территория заповедника вытянута на 34 км и постепенно расширяется с 12 до 24 км. Резко пересеченный рельеф с высотами от 200 до 800 м образован многочисленными глубоко врезанными долинами рек и ручьев. Площадь – 47 тысяч га, охранной зоны – 13,5 тысячи, туристско-экскурсионной (ТЭР) – 1,4 тысячи га (т.е. всего 3% от общей площади). В наиболее живописные уголки заповедника разрешен свободный доступ всем желающим с обязательным соблюдением режима заповедности. За ТЭР расположена буферная зона заповедника, доступ в которую строго ограничен. А дальше простираются полностью заповедные территории. Флора заповедника представлена 260 видами мхов, 770 видов высших растений, их которых 114 входит в число реликтовых и эндемичных растений Сибири (кроме Сибири они нигде не встречаются). Фауна типично таежная и включает 58 видов млекопитающих, 199 видов птиц, 9 видов земноводных и рептилий. Из особо охраняемых, занесенных в Красную книгу – скопа, беркут, балобан, сапсан.

    
Всего же скал-останцев в заповеднике «Столбы» более 100 высотой до 90 метров. А названия у них просто незабываемые: Дикарь, Крепость, Гриф, Монах, Каин и Авель, Грешник, Львиные ворота, Перья, Митра, Воробушки, Ермак, Сторожевой, Китайская стенка. Есть даже целая «семья»: Бабка, Внучка, Дед, Прадед и Внук. Скальная часть заповедника включает четыре района- эстетический или Центральный (наиболее посещаем), Такмаковский, Калтатский и район «Диких Столбов».

     В Центральном районе самым популярным является круговой маршрут, начинающийся от Первого Столба, проходящий через скалы Внучка, Бабка, Дед, Перья, Львиные ворота, Четвертый, Третий и Второй Столбы и возвращающийся назад к Первому Столбу и Слонику.

    
Многие предлагают поменять статус заповедника. Какой же, мол, «Столбы» заповедник, если туда приходят отдыхающие, тем более в таких количествах (в год заповедник «Столбы» посещает до 400 тысяч человек). Но директор «Столбов» Алексей Кнорре категорически против перевода заповедника «Столбы» в категорию национального парка. Это понижение статуса. К тому же заповедники создают для сохранения природы. Национальный парк же создается в первую очередь для людей, а уже потом для сохранения природы. Поэтому у людей сразу возникает непреодолимое желание что-нибудь присвоить или срубить. Возникают претензии и злоупотребления. Так что пришлось искать выход и зонировать заповедник. Столбы – самобытное красноярское образование, он отличается от «классического» типа заповедников. Все заповедники не имеют деления на зоны. Там одна зона – заповедная, там не может быть экскурсий. Для Красноярских «Столбов» сделали исключение.

    
С Красноярскими Столбами во многом связана история зарождения скалолазания в России. В 1851 году воспитатель Владимирского приюта Капин покорил вершину Первого Столба, и с этого времени начинается отсчет знаменитой школы мастерства альпинистов-скалолазов. К примеру сказать, именно здесь начали свой славный путь к заоблачным вершинам прославленные покорители многих гор – красноярские братья Абалаковы. А уж когда Настя Качалова, обутая в лапти, в 1894 году оседлала Слоника – это стало революцией в скалолазании (такой чудо-экипировки раньше никто не использовал, сибиряки лапти презирали).

    
В дальнейшем скалолазание превратилось в новый вид спорта и переросло в альпинизм. У скалолазов на Столбах есть свои избушки. Первая избушка столбистов появилась под Третьим Столбом лет сто назад, в воскресные дни там собиралось много народа – лазили по скалам, бродили по тайге, а по вечерам пели песни у костра. В 1906 году эту избушку сожгли жандармы – на всякий случай, чтобы революционеры и сочувствующие им поменьше по Столбам шастали. Впоследствии избушки стали появляться то тут, то там. Хозяйкой избушки считалась та компания, которая построила её, следила за чистотой и порядком. Двери никогда не закрывались, любой пришедший на Столбы мог остановиться для отдыха и ночлега. Природа в районе стоянок и избушек тщательно сохранялась: запрещалось ломать ветки, вытаптывать траву, оставлять неубранным мусор. Отношения с заповедником складывались в разные времена по-разному, сейчас они – договорные. И столбисты, и работники заповедника, хоть и имеют свой взгляд на проблему «Столбы-Человек», являются, в общем-то, единомышленниками, так как искренне желают сохранить уникальный уголок природы. Встречаются, конечно, и такие, кто хотел бы заиметь чуть ли не дачу на заповедной территории, но это, скорее, исключение из правил, и связано оно, к сожалению, с общей ненормальностью сегодняшней российской действительности.

    
«Столбы» были, есть и всегда будут гордостью красноярцев. И через сто лет сюда будут приходить в погожий выходной денек люди всех возрастов и профессий, чтобы отдохнуть, набраться сил и пообщаться с природой. «Семью оставляя и город большой, сюда я, друзья, прихожу за ДУШОЙ», - так мироощущает себя каждый приходящий в заповедник.
 

Литература

  1. Баранова М. Это лакомый кусок для богатеньких ребят // Московский комсомолец в Красноярске. – 2005. - №24.
  2. Бектемирова О. Заповедник «Столбы» // Экос. – 2005. - №3.
  3. Беляк И. Столбы. – Красноярск, 1949. – 80 с.
  4. Дубынин А. Нам заповедали, мы заповедуем // Наш край. – 2004. - №41.
  5. Зайцев В. Столбы Енисея // Вокруг света. – 2000. - №2.
  6. Кузнецов В. Первый директор заповедника // Красноярский рабочий. – 2003. – 14 марта.
  7. Низовцев В. Столбы // Живописная Россия. – 2001. - №1.
  8. Пестряков Б. Красноярские Столбы: моё сердце, мой разум // Наш край. – 2000. - №22.  
  9. Подберезкина Л. Живая душа Красноярска // Городские новости. – 2002. – 1 ноября.
  10.  Полонский В. Край причудливых скал // Наш край. – 2005. - №37.
  11.  Рохлин А. Тайна Столбов // GEO. – 2006. - №4.
  12.  Стар О. Не плачь, ты теперь мой // Наш край. – 2006. - №26.

      Все фотографии с сайта Столбов, пейзажи Максима Кадочникова   http://www.stolby.ru/

 

Наталья   

Tags: Красноярский край, Столбы, заповедники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments