Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

460. Что писал Запад о Сибири

     Сибирь поздно сделалась известной европейцам. Но ледяные просторы её морей, её снежные пустыни, безграничные леса и недоступные горы уже с давних времен тревожили воображение западных путешественников и ученых-исследователей. Чем затруднительнее казался доступ в эти отдаленные края, тем сильнее разгоралось желание разведать их тайны и тем причудливее громоздились друг на друга рассказываемые о них сказки – об удивительных явлениях северной  природы, о странных свойствах населяющих их людей и животных. История ознакомления с Сибирью в Западной Европе – это прежде всего история борьбы легенд с наблюдением и опытным исследованием.

     Объединить и всесторонне проанализировать легенды и отрывочные сведения о Сибири, доходившие до европейцев в течение пяти веков, попробовал Михаил Павлович Алексеев в своем классическом труде «Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей, XIII-XVII вв.». Впервые книга была опубликована в Иркутске в двух томах, появившихся в 1932 и 1936 годах. Сейчас же переиздание монографии вышло в серии «СО РАН. Избранные труды». В книге представлены 49 очень разных текстов, повествующие о различных уголках Сибири, коренных народностях и их быте. Кратко расскажу про несколько наиболее интересных. 

Марко Поло (около 1292) Марко Поло, путешествуя на Дальний Восток и обратно, шёл южными путями. Получается, что Сибирь он не проезжал; однако он мог получить о ней некоторые сведения от персов и монголов. Действительно, хотя Сибирь им нигде не названа, но её нетрудно узнать в его сочинениях. Уже писатели конца XVII и начала XVIII в. не сомневались, что здесь описана именно Сибирь, и это вполне подтвердили и позднейшие исследования.

     «На север от Каракорона (столица Древней Монголии) и от Алтая, от того места, где, как я рассказывал, хоронят татарских царей, есть равнина Баргу, тянется она на сорок дней. Народ тамошний дикий и зовется Мекри, занимаются скотоводством, много у них оленей; на оленях, скажу вам, они ездят. Нравы их и обычаи те же, что и у татар. Ни хлеба, ни вина у них нет. Летом у них есть дичь, и они охотятся и на зверей и на птиц. Питаются также птицами; здесь много озер, прудов, болот: равнина эта на север граничит с морем Океаном. Птицы, когда линяют, так пребывают в этих местах. Едят также рыб. Через сорок дней – море Океан; там же горы, где соколы-пилигримы вьют гнезда. Нет там, знайте, ни мужчины, ни женщины, ни зверя, ни птицы».

     Юлий Помпоний Лэт (около 1480) – итальянский эрудит и глава первого поколения итальянских гуманистов. Путешествовал на Восток, посетил Скифию и Сарматию – южные области Руси.   

     «Вблизи берегов Ледовитого океана живут лесные люди, называемые югры; это несомненно скифы, очень отдаленные от остальных людей. Они не знают ни золота, ни серебра, ни других металлов; с ближайшими народами ведут меновую торговлю. Так рассказывали мне люди, живущие у истоков Танаиса. Там, где живут древние угры, нет царей. Этот народ очень счастлив, хотя и терпит сильные морозы. Летом, во время солнцестояния, у них непрерывный день. В Скифии находят змеиные зубы, по виду вроде слоновых клыков, но тяжелые и твердые. Их поверхность жестка; находят их в глубине земли: самых змей нигде не видали. Из них делают горький порошок, который принимают с вином или водой, как противоядие. От Борисфена Скифия тянется до Рифейских гор, которые замыкают её с востока и простираются на север вплоть до Ледовитого океана. В отдаленнейших пределах их живут югры; в горах водится род лесных волков, а в лесах ловят соболей и драгоценных белок, также водится множество куниц. Немного ниже, на восточном склоне Рифейских гор, на расстоянии двухмесячного пути, живут пермяки и заволочане. За Рифейскими горами начинается Индия. Одно следует ещё заметить: в Скифии и Сарматии городов очень мало, поселений же – неисчислимое множество».

     Ричард Джонсон (1558) Он приехал в Московию с первым английским кораблем, достигшим северных берегов русской земли.

     «В восточной стране, за Югорскою землею, река Обь составляет её самую западную часть. По берегу моря живут самоеды и страна их называется Молгомзей. Они питаются мясом оленей и рыб, а иногда и едят друг друга. Если к ним заезжают купцы, они убивают одного из своих детей, чтобы угостить их. И если купец умрет у них, они не хоронят его, но съедают его. Они едят также и своих умерших. Они некрасивы на вид, имеют маленькие носы, но проворны, очень хорошо стреляют, ездят на оленях и собаках и одеваются в собольи и оленьи шкуры. Далее, на берегу моря имеется ещё одно племя самоедов. Они питаются мясом и рыбой и торгуют соболями, белыми и черными лисицами (которых русские называют песцами) и шкурами оленей и диких коз».

     Джильс Флетчер (1591) Был английским послом при царе Федоре.

     «Пермяки и самоеды, обитающие на севере и северо-востоке от России, происходят, как полагают, от татар. Пермяки промышляют звериною ловлею и меховою торговлею так же, как и самоеды, которые живут далее к северному морю. Самоедами называют их (по словам русских) от самоядения, ибо в старину они были людоедами и пожирали друг друга. Мнение это тем более вероятно, что и в настоящее время они едят всякого рода сырое мясо без различия, даже падаль. Сами же самоеды утверждают, что называются так от слова самое, выражая тем, что они суть народ коренной или взросший на том самом месте, где живет и теперь, и что никогда не меняли его на другое, подобно большей части других народов. Они признают единого бога, олицетворяя его, однако, предметами, особенно для них нужными и полезными. Так, они поклоняются солнцу, оленю, лосю. Они одеваются в оленьи шкуры, спускающиеся до самых колен, шерстью вверх, с такими же штанами и обувью как мужчины, так и женщины. Все они черноволосые и от природы нет у них бороды, так что трудно различить мужчину от женщины, кроме того, что последние носят клок волос, опущенный за уши. Они ведут дикий образ жизни, переходя с места на место и не имея ни домов, ни земли, которые бы принадлежали кому-либо из них в отдельности».

     Самюэль Коллинз (1669) – английский врач, долго служивший в Москве.

     «Сибирь – обширная, малоизвестная область, простирающаяся до Китайской стены. Я говорил с одним человеком, там бывшим и торговавшим с китайцами, и с другим, который мне рассказывал, что он видел за Сибирью море. Оттуда он привез чаю. Чай привозится завернутый по фунтам в бумаге, на которой написаны китайские буквы. Путешествующие в Сибирь употребляют на проезд около шести лет, останавливаясь зимою в одних местах, а летом в других. Главным городом Сибири является Тобольск. Тамошние жители проводят на охоте от шести до семи недель сряду и ездят на собаках, а собак кормят рыбой, которою полны их озера и реки. Они запрягают от сорока до пятидесяти собак в одни сани, одеваются в три шубы сразу. Большая часть северных стран не производит хлеба, но по изобилию рыбы жители употребляют её сушеную, вместо хлеба, и, несмотря на то, доживают до глубокой старости.

     Главное богатство самоедов состоит в оленях, которых они имеют большие стада. Они столь ручны, что по свисту человека приближаются к его руке; их запрягают в сани попарно, и они несутся быстрее ветра по восьмидесяти миль в день. Жилища их представляют собой круглые палатки, сделанные из оленьих шкур и рогож; посреди этих палаток они разводят огонь, оставляя в потолке отверстие для дыма».

     Эверт (Эберхард) Исбрант Идес (1692-1695) – происходил из купеческой немецкой семьи, занимался коммерческими делами в России.

     «Этот край, вплоть до самого Байкальского озера, населен язычниками, называемыми бурятами. В этой местности на холмах и в долинах живет много бурят, которые весьма богаты рогатым скотом, длинношерстными быками и коровами. Все они имеют весьма низкие жилища, сколоченные из дерева и покрытые дерном. Вверху на крыше находится дымовое отверстие; огонь разводят они посередине жилища. Они не знают ничего о хлебопашестве или огородничестве. Буряты не меняют своего местожительства подобно тунгусам или другим народам. Вблизи от их домов стоят воткнутыми в землю стрелы, жерди и копья, к которым прикреплено несколько козлов и овец. Весной и осенью объединяются они толпами до ста человек и отправляются верхами на охоту на оленей, диких коз и овец. Когда у бурят хотят купить быка, которые здесь чрезвычайно велики, или верблюда, необходимого для путешествия в Китай, они отдают их не за деньги, но за соболя с темным волосом, за оловянные или медные кружки, красные шерстяные платки, за мех выдры, персидский некрученый шелк разных цветов, а также за слитки золота и серебра, и за эти товары, стоимостью от 4 до 5 рублей, можно купить доброго быка, годного на убой, а верблюда за 10-12 рублей. И мужчины и женщины зимой носят длинные халаты из овечьего меха и подпоясываются широким поясом, отделанным железом. Они имеют род шапок, которые называют малахай и которые зимой можно опустить на уши. Летом носят они одежду из скверного красного сукна. Впрочем, и лицом и всей своей фигурой походят они на чертенят, потому что моются только при своем появлении на свет и никогда не обстригают себе ногтей ни на руках, ни на ногах. Девушки заплетают свои волосы во много косичек, которые стоят и торчат на голове во все стороны, так что своим видом напоминают они Зависть, как её обычно изображают. Замужние женщины носят одну косу, свисающую сзади головы и украшенную оловянными фигурами.

     Когда кто-нибудь из них умирает, то они погребают его в красиво разукрашенных одеждах с луком и стрелами. Их богослужение состоит единственно в том, что они несколько раз в году, с преклонением головы воздают некоторые почести дохлым козлам и овцам, которые прикреплены перед их жилищами. То же самое делают они, обращаясь к солнцу и луне, склоняясь на колени с протянутыми руками и не произнося при этом ни слова. Они имеют своих священников, которых они убивают, когда им это заблагорассудится, и хоронят, кладя около них деньги и платья».

     Адам Бранд (1692-1695) – ехал с немецким посольством из Москвы в Китай через Сибирь.

     «Народ тунгусов, распространившийся широко и далеко, был некогда народом воинственным и непокорным. Зимою и летом одеваются они в грубые меховые одежды, сшитые из кусков меха различного цвета. В юности для украшения они дают различным образом прорвать и прошить свои лица черными, как уголь, нитями, то вдоль, по поперек, то кружками, то квадратами – каждый по своему желанию и вкусу. Что касается их домов и жилищ, то они изготовляют их из оленьих кож, и настолько прочно, что туда не может проникнуть ни дождь, ни град; некоторые делают из войлока, некоторые же, напротив, из березовой коры. Малых детей своих, как только они увидят свет, они беспощадно кладут летом в холодную воду, а зимой – в снег, дабы они закалялись с детства, и этот обычай их не портит, так как нигде в другом месте не встретишь столь крепкого народа».

 Наталья    


Tags: Сибирь, история, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments