Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

531. Как делаются деньги

Давайте сегодня повспоминаем историю – историю развития предпринимательства в России на протяжении XVIII-XIX веков. Я это буду делать посредством книги Валерия Чумакова «Русский капитал. От Демидовых до Нобелей» - М.: ЭНАС, 2008. – 336 с.

Эта книга – увлекательный рассказ о многих славных династиях. Чьи-то имена и по сей день на слуху, а чьи-то незаслуженно забыты или вспоминаются редко, хотя благодаря именно этим людям Россия уже в конце XIX – начале XX века оказалась в числе главных партнёров на мировом рынке.

Многие думают, что русские купцы-предприниматели были толстые, ленивые, жадные и недалёкие. И сразу рисуют примерно вот такую картинку:

- Ванька! Подь сюды. Тащи портки и сапоги, правь самовар, чаю с утра желаю.

Почёсывая необъятное брюхо, жмурясь на сияющее в окне яркое солнце, купец первой гильдии Иван Федорович Паприщев поднялся с застеленной мягкой периной французской кровати и начал вычесывать из густой бороды остатки вчерашней гречневой каши.

Не был русский купец ни ленивым, ни тем более глупым. А ещё он был смелым, энергичным, предприимчивым и умным. Конечно, всё это касается тех представителей сословия, кому удалось поймать свой «фарт» и сколотить состояние. Да и сами посудите, как мог бывший крестьянин (а практически все крупные купеческие династии вышли именно из крестьян), будь он ленивым и недалеким, заработать за считанные годы миллионы рублей (сегодня это миллиарды долларов). Там, где создавались крупные капиталы, не было места спокойствию. Поэтому истории купеческих династий больше похожи на авантюрные романы, чем на слезливые мелодрамы.

В этой книге рассказано про становление капитала двадцати российских династий:

- Демидовы – зачинатели горного дела;

- Третьяковы – русский лён и русское искусство;

- Рябушинские – гиганты российского бизнеса;

- Солдатёнковы – круче, чем Медичи;

- Абрикосовы – кондитерская империя;

- Сорокоумовские – меховая империя;

- Шустовы – оригинальные спиртные напитки;

- Елисеевы – сеть магазинов-дворцов;

- Найдёновы – текстиль, торговля, финансы;

- Морозовы – текстильные капиталисты;

- Демидовы – льняная империя;

- Кокоревы – торговля, винные откупа, перегонка нефти;

- Мамонтовы – крупный бизнес, меценатство, развитие художественной жизни;

- Солодовниковы – торговля и благотворители;

- Фирсановы – лесоторговля, торговые и доходные дома, бани;

- Поляковы – русские Ротшильды, владельцы банков и железных дорог;

- Сытины – издательская империя;

- Ханжонковы – российская киноимперия;

- Брокары – боги парфюмерного производства;

- Нобели – изобретатели и промышленники.

К примеру, вы знаете, что первым персональным пенсионером союзного значения в 1928 году стал бывший российский медиамагнат и книгоиздатель, бывший мультимиллионер, бывший «эксплуататор трудового народа» Иван Дмитриевич Сытин.

И далеко не все ссоры бывают деструктивными. Часто они рождают весьма ценные, общественно значимые плоды. Вот поссорились в начале прошлого века донской казак Александр Ханжонков и одесский фотограф Александр Дранков, а в результате родился мировой кинематограф. Конечно, никто не умаляет заслуги братьев Люмьер – но это были лишь трёх-пяти минутные короткометражки. А вот первый в мире полнометражный (почти двухчасовой) боевик, первый цветной фильм, первый фильм с бюджетом в несколько миллионов долларов (в современном исчислении, разумеется), первые научно-популярные фильмы и даже первые 3D-мультики были сняты именно у нас.

Память человеческая чрезвычайно коротка. Уже никто не помнит, кто такие были Поляковы. А между тем ещё каких-нибудь сто лет назад эта фамилия гремела по России громче, чем гремит сейчас, к примеру, фамилия Абрамовича. Поляковых обожали. Поляковых ненавидели и презирали. Поляковых боялись. Поляковы скупили всю Россию. Поляковы – надежда России. Поляковы – позор России. Все разговоры конца позапрошлого и начала прошлого века так или иначе сводились к этим братьям – Якову Соломоновичу Полякову, крупному таганрогскому банкиру, Самуилу Соломоновичу Полякову, железнодорожному королю, построившему больше половины российских железных дорог, и Лазарю Соломоновичу Полякову, младшему из братьев, «московскому Ротшильду», как его величали в России и за рубежом, банкиру, рядом с которым великий Рябушинский выглядел как  молоденькая овечка рядом с племенным быком, человеку, лично или подвластных ему лиц контролировавшему большую часть проходящих через страну денежных потоков.

Чуть подробнее расскажу, как проводили масштабную PR-кампанию собственной продукции братья Шустовы. Семья Шустовых начинала с производства водки, далее переключились на наливки, а уж опосля на коньяк. И всё исключительно высокого качества. Но даже очень хороший, но новый коньяк, нуждается в рекламе. Для рекламной кампании были отобраны два десятка молодых юношей из хороших семей, им положили хорошую зарплату и на деньги Шустовых отправили в Европу и Америку. В обязанности этих секретных шустовских агентов входило не менее чем два раза в день заходить с дамой в какой-нибудь шикарный ресторан, заказывать великолепный стол, а когда сервировка подходила к концу, просить обязательно принести «бутылочку шустовского коньячка». В ответ на заявление официанта о том, что про такую марку здесь никто и слыхом не слыхивал, молодой человек удивлённо поднимал брови и, делая вид, что не верит своим ушам, переспрашивал: «Как, у вас нет шустовского коньяка, самого лучшего коньяка в мире?» Получив утвердительный ответ, он поднимался, извинялся перед дамой за то, что привёл её в эту «забегаловку», полностью расплачивался по счёту, хотя не притрагивался ни к чему, и, пообещав, что никогда впредь ноги его здесь не будет, покидал заведение. Стоит ли говорить о том, что уже спустя месяц после начала акции все крупные западные рестораны, а вслед за ними и рестораны помельче, в спешном порядке стали заказывать странную марку из России. Пошла она весьма хорошо. Но это на Западе. Что касается России, то тут по агрессивности рекламы с шустовским коньяком не мог тягаться никто. Все газеты и журналы пестрели объявлениями, стихами, загадками и анекдотами о шустовском коньяке. Всё это печаталось не в какой-нибудь бульварной прессе, а в главных печатных органах. Многие годы на обложке самого читаемого в России журнала «Нива» помещалась реклама шустовского коньяка – прямо под названием журнала. Плакаты с фирменным знаком компании – медным колокольчиком и надписью «Коньяки Шустова» - украшали борта пароходов и дирижаблей, таблички с таким же содержанием были прикручены к конным экипажам. А когда на улицы Москвы выбежал первый трамвай, на его крыше красовалась нарядная рекламная шустовская табличка. Реклама сделала своё дело: уде в начале XX века о русском коньяке знала не только Россия, но и заграница.

Так что, учитесь, господа!

Наталья    

Tags: история, книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments