October 5th, 2012

Ольга

1331. Печально я гляжу на наше поколенье… О повести Романа Сенчина "Зима"

Сенчин Роман. Зима: повесть // Знамя. – 2012. – № 6.

БезымянныйОднако, бунтарь-одиночка  в галерее сенчинских героев – скорее исключение из правил. Гораздо чаще на страницах его повестей встречаются прототипы чеховских персонажей с их депрессивно-упадническим настроением и ощущением бессмысленно прожитых лет.

Вот и герой повести с говорящим названием «Зима» попадает в эту категорию.  Тридцатишестилетний житель приморского курортного городка, от лица которого и ведется повествование -  вроде бы мужчина в самом расцвете сил, без проблем с жильем и здоровьем, мается от однообразия и пустоты собственного существования. Живет – или не живет, а существует он механически, словно «черновик пишет», а настоящая интересная жизнь то ли мимо прошла, то ли еще не наступила. Верный чеховской же рефлексии он сам точно определяет ключевое слово своей жизни –  «тоска», добавляя к нему модное нынче сленговое прилагательное - «кислотная»: «Сейчас я кажусь себе, в свои тридцать шесть лет, все знающим, все испытавшим стариком. Хотя, что я знаю? что испытал?..»

По сути, вся повесть – внутренний  монолог в духе а ля Антон Павлович, человеческая драма, где минимум событий с лихвой компенсируется глубокими философско-психологическими размышлениями о жизни, о  потере в ней своего места, о крушении надежд.

Любимое и единственное развлечение героя, кроме телевизора – бродить  по улицам городка в поисках «того, не знаю чего», но чего-то такого, что может изменить «вялое и бесцветное течение жизни». У него нет и какой-то стойкой человеческой привязанности. Есть две знакомые местные девушки, перманентно пребывающие примерно в том же состоянии недовольства. Одна, Наталья – экскурсовод в  музее, витающая в романтических облаках раскрашенного ее собственным воображением прошлого. Вторая, Ирина – официантка в кафе, прагматичная красавица, втайне ждущая «принца» в обличье посетителя с толстым кошельком.

Collapse )