November 27th, 2012

Ольга

1369. Уроки мужества (о книге Ирины Ясиной "История болезни")

Ясина, Ирина. История болезни // Знамя. – 2011. – 5.

Хочешь быть счастливым – будь им!
Козьма Прутков.

Если молодой и здоровый мужчина пребывает в состоянии затянувшегося сплина, то что же может произойти с его психикой, если вдруг обрушится на него физическая немощь задолго до старческого возраста? Болезнь нечаянно нагрянет, как землетрясение, как цунами, сметая на своем пути все островки прежней удачно-благополучной жизни, не давая ответов на терзающие душу вопросы: «Почему?» и «За что?» Достоверно передать всю глубину личной драмы способен только человек, ее переживший.

Именно страшная неизлечимая болезнь, настигшая Ирину Ясину (широко известную ныне журналистку) в самом расцвете жизненных сил – в 36 лет – заставила пересмотреть, переосмыслить собственную жизнь. Рассеянный склероз – так именуется этот монстр – заканчивается почти полным обездвиживанием без видимых на то причин. И молодой, вроде бы еще недавно здоровый и физически полноценный человек, достаточно быстро превращается в немощного инвалида, способного передвигаться только в коляске.

Ясина Ирина
Ирина Ясина

Автобиографическая повесть «История болезни» - это не просто пересказ малоприятных симптомов и естественных невротических всплесков, но и психологический самоанализ, и оптимистическая драма, излучающая такой мощный заряд положительной энергии, что способна сдвинуть с мертвой точки самого закоренелого нытика и пессимиста, заставив его радоваться каждому прожитому дню.

Collapse )
Евгения ОЛИ

1370. Юбилейная творческая встреча Эдуарда Русакова: несколько картинок

Знающие люди называют Русакова писателем экстра-класса, лучшим в Сибири мастером новеллы, сам же Эдуард Иванович, возможно, недостаточно рьяно стремился продвижению своего литературного творчества в массы, и даже в Красноярске он более известен как журналист - объективный, сдержанный, доброжелательный. И – вполне беспощадный писатель-диагност, прозу которого не назовёшь радостной: «Та литература, которой я занимаюсь и которая мне близка, может быть сравнима и с шокотерапией, и с психоанализом». Свою позицию Русаков подробно изложил в недавнем интервью журналу "Литературная учёба": «Для меня все мои литературные тексты на протяжении нескольких десятков лет – это что-то среднее между личным дневником, исповедью непонятно перед кем, письмами непонятно кому. Всё – очень личное. Однако с учётом того обстоятельства, что читателю должно быть интересно».

Непосредственно 31 октября, свой день рождения, Эдуард Русаков встретил далеко от Красноярска – в Италии, но без «творческого отчета» перед земляками дело все-таки не обошлось. В библиотеке собралась очень хорошая аудитория: писатели, журналисты, художники:

Зал


Collapse )