February 5th, 2015

Ольга

1812. Железные доспехи войны и тончайшая ткань мира: рецензия на роман Бориса Минаева «Батист»

Журнал Октябрь, 2014,  N 7, 8
Двадцатый век… Еще бездомней,
Еще страшнее жизни мгла
(Еще чернее и огромней
Тень Люциферова крыла).
А. Блок
Жизнь частная, размеренная, семейно-патриархальная и устоявшаяся в веках, в которую вдруг враждебным вихрем вторгаются переломные исторические события - уже не может существовать своим замкнутым мирком, а становится частью невесть откуда взявшегося кошмара. Знакомая всем тема академического романа-эпопеи Льва Толстого «Война и мир» продолжает свое развитие в романе Бориса Минаева «Батист» с тем отличием, что Отечественная войны 1812 года уступает место кровавому букету из Первой мировой и трех революций -  время действия первой книги романа охватывает период с 1905 по 1920-е годы.

Борис Минаев
Борис Минаев

Все многочисленные сюжетные линии завязаны сложными узлами вокруг двух еврейских семей: Каневских, живущих в Харькове, и Штейнов – в Петербурге. Отношение к еврейскому  вопросу в массовом сознании всегда было сложным, но особенно обострялось именно в переломные эпохи, сопровождавшиеся войнами и революциями, почти всегда проходившими острым лезвием в первую очередь по традициям, душам и жизням народа Иудеи. Вот как говорит мать-еврейка из зажиточной семьи русских евреев, живущих во Франции, своей дочери Мари: «Просто помни о том, что любой человек, любой, может тебя возненавидеть. Достаточно вздора, мелочи, неосторожного слова. И он сразу вспомнит, что ты ему должна. Твой народ ему должен. Любому человеку любой веры, любой национальности. Мы всем должны. Мы перед всеми в неоплатном долгу…»

История многодетной семьи Каневских сначала – пример редкого  сочетания полного взаимопонимания и душевности – с одной стороны, и материального благополучия – с другой, отчего сотрудник банка  и счастливый отец семейства, Владимир Моисеевич всем своим существом пребывает в состоянии соразмерности и гармонии. Безусловно, все это не свалилось с неба, а было результатом его титанических ежедневных усилий, его каторжной работы, труда и упорства.

Но лишь одна трагическая случайность разрушила десятилетиями складывавшуюся гармонию, а от соразмерности не оставила и камня на камне.Collapse )