Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

1038. Беседы о современной литературе. Беседа 1: Вступление

«А есть ли русская литература в современной России 21 века, та, которая дала бы пищу уму и душе, всколыхнула бы давно забытые чувства и в очередной раз заставила изумиться богатству русского языка?» - может усомниться любой думающий человек, посетив какой-нибудь случайный книжный магазин. И сомнения его будут не беспочвенны, ведь с витрин книжной лавки, в основном, его атакуют кричащие заголовки и вызывающие картинки дамско-криминально-примитивного чтива.
«Не там ищите русскую литературу, уважаемый читатель»,
- заметим мы. Развлекательное чтение на коммерческой  основе для снятия стресса – отдельно, а она, родная,  – отдельно.

И серьезные писатели не вымерли как мамонты с наступлением ледникового периода массовой культуры, просто ушли в тень литературных журналов. К слову, в киосках Розпечати эти издания не найти днем с огнем, ведь прибыльной желтизной они явно не блещут, а в нашей библиотеке – всегда пожалуйста – с 80-х годов прошлого века по сей день («Новый мир» и вовсе с двадцатых годов сохранился). Неброские и неяркие с виду, не рекламные и не гламурные – «Новый мир», «Октябрь», «Звезда»,  «Дружба народов», «Наш современник», «Знамя» - сберегли для нас главное – преемственность русской культуры.



Именно толстые литературные журналы, основанные еще в далеких 20-30-х годах 20 века, и сегодня остаются островками настоящей русской литературы в огромном море коммерческой книжной продукции. Кроме того, они – безупречный  камертон писательской одаренности. «Напечатать книгу может сегодня каждый – а напечататься в «Новом мире» или «Знамени – далеко не всякий»,  - пишет А. Архангельский («Толстые обстоятельства». – Огонек. – 2009 г. –
N 26). На их страницах появляется и серьезная документальная проза, и проза молодых авторов, небезразличных к судьбе России и собственному народу. О чем же хочет поведать нам молодое, но малознакомое широкому читателю племя новых авторов старых литературных «толстяков»? Тут необходимо сделать одну оговорку. Эпоха 90-х – нулевых годов обнулила все те ценности, которыми жила огромная страна на протяжении  семи десятилетий, канул в лету государственный заказ на пропагандистскую, «плакатную» писанину, которая именовалась, кто помнит, «соцреализмом».





Пишущая братия, обрадованная полной свободой, оказалась еще и озадаченной: как и о чем писать?  Вот тут-то и выяснилось, что сама российская действительность – благодатная  почва для бесконечного возрождения традиций Гоголя, Достоевского, Чехова и иже с ними. Отгремели социальные бури рубежа веков, жизнь вошла в привычную колею, но никаких принципиальных перемен в лучшую сторону в жизни какого-нибудь дяди Коли из деревни Гадюкино отчего-то не случилось (хорошо, если не случилось в худшую). И, если в эпоху СССР писали о том, как прожить на благо Родине и партии, то ныне все чаще заостряют внимание на другом – как выжить, чтобы не было мучительно больно от всех несчастий, свалившихся на голову. И желательно, в процессе выживания еще и человеческого лица не потерять! А если серьезно, то «человек общественный» уступил место «человеку частному», подчас маленькому и незаметному - не публичному; вместо трудовых свершений  и поисков смысла жизни озабоченному кучей мелких житейских проблем, страдающему от однообразного быта, скуки и повсеместной несправедливости.  Безо всякого преувеличения, даже при выборочном знакомстве с произведениями современных авторов на страницах журналов проблема выживания (до отчаяния и зубовного скрежета) – одна из главнейших в современной литературе. И это я постараюсь доказать на конкретных примерах в следующих беседах.

Кургина Ольга, сотрудник отдела периодических изданий

Tags: журналы, литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments