?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сенчин Р. Елтышевы // Дружба народов. – 2009. – 3, 4.

В прошлой беседе я отметила важность и нужность литературных журналов для русской культуры вне зависимости от читательских предпочтений широкой публики. Предвижу вопрос: а читают ли их вообще в 21-то веке?  Представьте, читают. И пусть эта читательская аудитория невелика – ведь балет, например, или опера - тоже искусство на любителя, но от этого их значимость в культуре нисколько не уменьшается. Вот как иронически пишет Наталия Толстая в рассказе «Моя милиция» о ценителях литературных «толстяков»: «Врачи и инженеры толстых литературных журналов не читают, в руки не берут. Можете о них писать всю правду: безопасно, проверено на себе. В группу риска входят преподаватели вузов, школьные учителя, а также музейные работники: читают отечественную прозу, собаки. Сами не прочтут, так им коллеги подсунут. Не про Вас ли тут, Александр Абрамович, написано?... А вот про милицию писать художественную прозу можно. Не прочтут никогда». 

И так уж совпало, что именно милиционер, да не рядовой, а в чине капитана – главный герой нашумевшего романа Сенчина «Елтышевы» - необыкновенно важен в рамках той самой актуальной темы выживания, о которой пойдет речь. К слову, Роман Сенчин, как когда-то и Антон Чехов, своего рода «певец» серых  будней  персон заурядных, ничем не примечательных, тех, которые по словам Вальтера Скотта «…бесславно канут в Лету, не признаны и не воспеты».  Они бы и канули, если бы не Сенчин, с мастерством опытного психолога вытаскивающий наружу и увековечивающий все их тайные мысли, несбывшиеся надежды и нелепые страхи, близкие и понятные подавляющему большинству людей.

Вот и роман «Елтышевы» начинается вполне в духе Сенчина - с описания обыденной скучной и пресной жизни среднестатической семьи среднестатического райцентра. Глава семейства – 50-ти летний капитан Елтышев пребывает в состоянии глубокого разочарования от жизни. Его  все раздражает: и жена, и работа, и теснота ведомственной двушки, и  взрослые  непутевые сыновья (один сидит в тюрьме, другой – на шее у родителей.) С точки зрения российской  ментальности весьма показательна мечта главного героя – работая в должности дежурного по вытрезвителю, капитан милиции спит и видит «пьяного вусмерть богатея с набитыми деньгами карманами.» Само собой, изъятием денег из карманов нетрезвых клиентов капитан отнюдь не брезгует, но крупного выигрыша в денежном эквиваленте урвать у судьбы ему так и не удается. Один достаточно жестокий, но типичный для блюстителя порядка поступок разом переворачивает благополучную жизнь семьи и становится точкой отсчета всех последующих несчастий. Во время очередного дежурства, выведенный из себя криками подопечных, капитан запирает «бунтовщиков» в душной и тесной каморке, где людям становится плохо. Итог – реанимация, огласка инцидента, суд, разжалование капитана и, самое страшное, – потеря ведомственной квартиры.   

Семья Елтышевых остается один на один с бедой и принимает решение перебраться в деревню к пожилой родственнице жены Валентины. Это решение оказывается вторым роковым шагом на пути к гибели, шагом, после которого уже невозможно повернуть назад. Деревня периода нулевых  в изображении Сенчина – вовсе не идиллическая картинка из советских фильмов 70-80-х годов, это совсем не та деревня, которую мы помним  по произведениям Шукшина, Распутина и Белова. В ней утрачены и девальвированы все прежние ценности крестьянского общежития: трудолюбие, взаимопомощь, бескорыстие и сострадание. Мы вместе с городской семьей попадаем в жуткое «темное царство», похлеще одноименного объекта из пьесы Островского: «Да, это была яма, ее черное, беспросветно черное дно. Черное, как бревна их жилища».  Бал там правят тотальная безработица, пьянство, и, как следствие, полная моральная деградация деревенских жителей. Воровство из домов соседей, мошенничество, повальное тунеядство – все то, что еще каких-нибудь двадцать лет назад в деревенской среде было просто немыслимо – в нулевые годы становится нормой жизни. А бытовое убийство и вовсе из событий, из ряда вон выходящих, трансформируется в традиционный способ выяснения отношений. Само собой разумеется, что никакой работы приезжим, кроме нелегальной торговли спиртом, в этой яме нет и быть не может: «своим негде работать». Безнадежно безвыходная ситуация  усугубляется еще и тем, что, хватаясь, как за соломинку, за призрачную возможность обустроить свое гнездо, Елтышев-отец начинает строить собственный дом. Но закончить строительство оказывается не под силу: нет денег, не помогает безразличный ко всему сын, медленно, но верно спивается жена. Сохраняющая поначалу какие-то моральные принципы городская семья постепенно скатывается на самое дно жизни. Отношения между Елтышевым-старшим и односельчанами, с одной стороны, и внутри семьи - с другой - постепенно накаляются. Когда градус ненависти, озлобления и отчаяния начинает зашкаливать за все мыслимые пределы,  бывший милиционер совершает одно за другим три бытовых убийства; одно из них, правда, случайное, но от этого не менее  страшное. В драке отец убивает сына. Череда несчастий и смертей на этом не прекращается, словно включается некая цепная реакция, вызванная исходным преступлением, продолжающаяся вплоть до гибели последней из Елтышевых – Валентины. Ее смертью и заканчивается печальная история рода. Кто же виноват в случившемся – российская среда, с упорством царя Ирода заедающая собственных граждан, или пресловутый человеческий фактор?  На мой взгляд, решающее слово остается за последним. Если в условиях относительно стабильной жизни человек, не отягощенный нравственными достоинствами, не способный к любви, терпению и прощению, еще может держаться в границах дозволенного, то в ситуации личного кризиса (да еще на фоне кризиса социального) натура Зверя  является миру во всей красе.


Кто-то может возразить -  дескать, все это уже было в русской литературе:  и тема зловредной среды, и убийство, как сомнительный способ «восстановления справедливости», и неизбежность расплаты -  да хотя бы у того же Достоевского. И вообще, Сенчин явно сгущает краски и гонит «чернуху»…

Вот только ни Федору Михайловичу, ни его героям  в самых страшных снах не мог присниться в качестве матерого уголовника без страха и упрека - страж порядка. Увы, это уже реалии нашего времени. А насчет «чернухи» отвечу так: проза Сенчина мрачна и пессимистична лишь на первый взгляд. На самом деле его романы – всегда повод к размышлению о причинно-следственных связях в человеческой судьбе и о том, какими качествами должна обладать личность, чтобы выжить и сохранить себя в условиях, казалось бы, не пригодных для выживания. При этом автор своего субъективного мнения нам не навязывает и морали не читает; его рассказ о жизни беспристрастный и честный. А выводы, как говорится, делать только вам.

Кургина Ольга, сотрудник отдела периодических изданий

Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner