Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

1057. Поэзия Дмитрия Голованова

Вчера была на встрече с Дмитрием Головановым. Дмитрий - журналист, сейчас работает в "Российской газете". Говорит, что проще назвать газеты, в которых он не работал - 22 апреля исполнилось 25 лет, как Дмитрий в журналистике. Стихи пишет давно, но до последнего времени не печатался. Зато в сети его стихи известны, ранее - как автора под ником "Пушкин", последние два года - исключительно как произведения Дмитрия Голованова. Стихи можно почитать здесь
А в мае должна выйти первая книга Дмитрия, презентация которой также пройдёт у нас в библиотеке.



У меня самые тёплые впечатления от встречи: Дмитрий человек с прекрасным чувством юмора, да и стихи мне понравились. Ещё раз убедилась, что поэзию я лучше воспринимаю наслух.
Здесь хочу поместить несколько стихотворений, тематически связанных с Красноярском. Надеюсь, вам тоже понравится


Второй участок

Вторым участком назывался (может и сейчас называется?) район за кинотеатром «Родина», где жил когда-то Дмитрий.

Стайка. В жёлтых брызгах вся побелка
Молодая поросль крапивы
"Набивали" пацаны здесь «стрелку»
И "агдам" глотали важно с пивом
Лысый, Филин, близнецы — Команчи
Здесь в бурьяне собирались часто
Обходили прочие подальше
Непутевый, злой второй участок
Стайка. Характерный запах стойкий
Люк подвала в тополиных почках
И Гендос. Он был «король помойки»
Брюки-клёш и ржавая заточка...
Он сидел на корточках как урка
Белобрысый, крепенький, курносый
И дымил изжеванным окурком
Грязновато-серой папиросы...
В красноватых глазках – злая сила
Главаря-задиры-хулигана
...Девятнадцать где-то ему было
Когда сгинул он в горах Афгана...
Лысый сев в тюрьму, зачах в бараке
Филин счеты свел с тоски с собою
Старший брат Команч зарезан в драке
Младший – просто умер от запоя...
 Годы как ошпаренные мчатся
Как под горку зимние салазки
Можно без помехи прогуляться
На когда-то «злом» втором участке...
Снесены у старой стайки стены
Мужички на корточках другие
Доширак они едят степенно
(Вера думать не велит о пиве...)
А потом, мотыги взяв как трости
Убирать идут бурьян зеленый
Как венок последний на погосте
В память о мальчишках обозленных...   


Другая весна

За сопкой голубой весна живёт другая
Здесь выпачкан асфальт, воняют гаражи.
А там шумит река, за скалы убегая
И верба на ветру прозрачная дрожит…
Там синий горизонт и вспыхивает льдинка
Там кружат тихий вальс деревья в облаках
А здесь машины, гам… Курящая блондинка
В таёте за рулем. И жуткая тоска…
Смотрю за горизонт, пронизывая горы
И вижу сквозь дома весенний яркий лес…
 Я знаю, что туда меня не пустит город
За сопкой – я чужой, там нет свободных мест

Прошлым апрелем на Базаихе:


 

Зюзя. Из цикла Легенды Столбов

На лице Деда имеется несколько надписей, обведенных траурными рамками – имена погибших на скалах. В 1960 году погиб, сорвавшись при выходе к вершине Коммунара, столбист Владимир Зюзин – хозяин стоянки «Зюзи» под Дедом – крошечной избушки, установленной на высоченных столбах.
Был летний субботний вечер, когда все скалы захлестывал поток столбистов. В самой верхней части лаза Зюзин, совершив какую-ту ошибку, начал сползать вниз. При падении он непременно бы снес в обрыв лезущих за ним. Свидетели видели, как он с силой оттолкнулся от скалы и никого не задев, улетел навстречу смерти. Друзья сделали на Деде маленькую скромную надпись: «В.З.» в черной рамке, а впоследствии написали еще: «В.Зюзин»
(Леонид Петренко. Красноярская Мадонна).

Фото с сайта Стихи.ру


Над темным лесом, над темным лесом
Над темным лесом белеет пар
Нависла глыба над темным лесом
С холодным именем – Коммунар
Столбистов местных стеной отвесной
Стеной отвесной –  не напугать
Как по бульвару, по Коммунару
В калоше месит гранит нога…
На Коммунаре, на Коммунаре
В горячий полдень нависла тень
Володька Зюзин – хороший парень
Сорвался сверху в субботний день
Сорвался сверху и вниз поехал
Сорвался сверху и вниз скользит
Пропала удаль, и не до смеха:
Володька Зюзин снести грозит!
На Коммунаре, на Коммунаре
В июльский полдень висит народ
А сверху – Зюзя. Ну что ж ты, парень!
А сверху – Зюзя на них ползёт…
На Коммунаре случилось горе
На миг застыла внизу толпа…
Уперся Зюзя в гранит ногою
Взмыл над стеною… и вниз упал.
На Коммунаре, на Коммунаре…
То снег, то ветер, то дождь стеной...
Погиб здесь Зюзя – хороший парень
Случилось это давным-давно.

Tags: Красноярск, журналисты, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment