Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

1123. Презентация новой книги журналистов-ветеранов Красноярского края: «Детство, опаленное войной»


В Красноярске недавно вышла книга под названием  «Детство, опаленное войной» -   это воспоминания красноярских журналистов-ветеранов о детстве, прошедшем в военные годы в Сибири.



Я в детство больше не хочу…

Там страшно, голодно и больно.
Я до сих пор во сне кричу,
И голода с меня довольно.

Грехи времен… Моя ль вина?
То был не плач, а вопль громкий,
Когда проклятая война
В наш дом швырнула похоронку.

…Воронки нет. И дома нет.
Ушли все близкие мне в стужу.
И я иду… Туда, где свет.
Прости мя, Господи! Контужен.

Автор этих стихов, Наиль Байгутдинов, принадлежит поколению тех, кому сейчас за семьдесят лет, последних свидетелей Великой Отечественной войны.


На презентацию книги, которая состоялась в библиотеке 22 июня, в День памяти и скорби, пришли удивительные люди, чьи глубоко личные свидетельства вошли в сборник, и те, благодаря кому книга вышла в свет.

Главный редактор Галина Никифоровна Ермолина, представляя книгу, поименно называла всех, кто так или иначе помог изданию.  Помогали многие, и прежде всего -  директор комбината ПИК «Офсет» Щелканов Анатолий Николаевич, который, прочитав собранный журналистами материал,   сказал, что комбинат будет печатать книгу бесплатно.

За творческое и нравственное участие благодарила Галина Никифоровна сотрудников «Офсета» Елену Филипповну Швецову и Веру Петровну Маковец,  председателя краевого Совета ветеранов Анатолия Петровича Самкова  и многих-многих других.

Вспоминала Галина Никифоровна всё – и  игры в войну, и как учились в школе, и съедобные растения, спасавшие военных ребятишек каждую весну:  лебеду, крапиву, саранки, калачики…



Валерий Иванович Зинченко на встрече представлял краевой  совет ветеранов. По его словам,   в Красноярском крае сейчас проживает 226, 3 тыс. детей войны – это 47% от числа всех ветеранов Красноярского края. И то, что им прежде всего важно – осознание собственной необходимости.

Свидетельств Валерия Ивановича нет в книге, но закономерно, что, как каждый выступающий на этой встрече, он заговорил о   своем:  о погибшей сестренке, о брате – рахитике, выбившимся в люди…

Журналистка, депутат Марина Добровольская благодарила своих учителей, авторов книги:  «Великолепно, без копейки денег, воплотить задуманное в жизнь – на это способны люди поколения, которые в жизни никого не продавали и не предавали…»

Писатель Анатолий Илларионович Щербаков:

…Мы шли вдоль дороги к сельмагу.
Отец при регалиях был.
И мне он медаль «За отвагу»
К майчонке моей прицепил.

Хотя удальцом я не вышел,
Тщедушный, как все пацаны,
Но, видно, за то, что я выжил
В кромешные годы войны.

В книге опубликована серия его рассказов «Деревня, военные годы».



Журналист Владимир Павлович Зыков: «Когда я иду к дому Журналиста по проспекту Мира, обязательно останавливаюсь на углу улицы Парижской коммуны…  На постаменте мальчик лет пяти-шести в тяжелых ботинках, наглухо завязанной шапке-ушанке, с бидончиком в руках и девочка лет девяти, перевязанная крест-накрест большой шалью, с кусочком хлеба в протянутой ладошке. В нашем городе много других памятников…, но именно этот – мой любимый. Потому что он обо мне. Потому что он о нас – детях войны»…

Доктор медицинских наук, академик РАН Гамлет Арминакович Арутюнян родился уже в послевоенное время:

Я увидел «дело» мамы,
Дело серое, как пепел.
Мама в жизнь брела упрямо,
Оглянулась – всюду север…

Незабудки, незабудки…
Не забуду мать родную».
Крови сгустки, жизни сгустки.
Боль с досадой вкруговую…



Журналист Людмила Александровна Черепанова, руководитель проекта этой книги:  «Бабушка, почему ты плачешь? – спрашивает моя девятилетняя внучка Сонечка. А я и сама не знаю, почему я плачу, рассказывая ей о своем детстве, совпавшем с годами страшной войны. Сейчас ей многое в моем рассказе непонятно. Но точно знаю, что она навсегда запомнит, как плакала бабушка».



Людмила Николаевна Титова, редактор книги: «Каждый, кто давно живет в Красноярске, мог бы написать свою собственную историю города в войну, потому что человеческая память личностна и интимна. Сейчас в одноэтажном доме на углу современных улиц Маркса и Парижской коммуны – музей имени В.И. Сурикова, здесь собраны интересные произведения искусства, регулярно проводятся музыкальные вечера, популярность которых растет год от года, но моя личная память об этом доме еще и другая…

В годы Великой Отечественной войны здесь была детская больница. Так случилось, что в августе 1944 года мою младшую сестру поместили в больницу…»

Галина Александровна Шелудченко, ветеран краевого радио, дочь расстрелянного «врага народа»: «На третье лето, наконец-то, приехала мама. Я  не узнала ее, мою красавицу-маму. Худая, бледная, на горле шрам. «Это операция была», - как-то смутившись, сказала мама, увидев вопрос в моих глазах. И только через год мне рассказали правду – мама хотела расстаться с жизнью, и шрам – это след от опасной бритвы. Но судьбе было угодно оставить ей жизнь, а меня – не сделать круглой сиротой…».  
На встрече Галина Александровна пела романс на стихи В. П. Астафьева.

Наиль Байгутбинов. Его новелла называется «Убей меня, мамочка»:

 «И на чужбине нет счастья», - подумалось мне. В Мотыгино нам не позволили жить долго. Мы бежали на Север. В каждом поселке гнали. Выдворяли из Мурожского, Цетрального, Кировского, а мы шли и шли, пока не достигла мест, где даже кержаки не селились. За триста километров на север от Ангары. У медведей паспортов не спрашивают.
Я был у мамы любимчиком. Может, потому, что меньшой. А может, за великое мое терпение. Излишне ничем не докучал ей. Искусанный комарами, изъеденный мошкарой, изуродованный болезнями, с переломанными костями, битый, перебитый и резаный – я терпел...
…Теперь, на склоне лет, я спрашиваю себя: зачем всемогущему Всевышнему нужно было протаскивать меня через все это пекло? Он же любящий. «Вот именно любящий» - отвечаю. Он готовил меня к встрече с собой, тренировал мою плоть и дух, чтобы я выдержал при встрече с ним…»


Наше время ушло, но без грусти
Я смотрю на закрытую дверь.
Свято место бывает ли пусто?
Есть надежда на внуков теперь.

А слова про «мучительно больно»
И наветный ГУЛАГ не о нас.
Страстотерпцы по собственной воле –
Пред людьми мы чисты, что алмаз,

Мы для них создавали заводы
И валили на Севере лес,
Покоряли небесные своды,
Возводили и ГЭС, и АЭС.

Мы прошли сквозь лишения, голод,
Обжигающий холод и зной,
Чтобы выросли домны и город,
И судьбы не желали иной.

Мы корячились в угольной лаве.
Мы страну заслоняли собой.
А себе мы оставил славу
И болезней безжалостный рой.

А себе мы оставили память
О достойности прожитых лет,
О любви, будто звездное пламя,
О друзьях, как спасительный свет.


Как сказала Л. Н. Титова, впервые красноярские журналисты-ветераны, которые всю профессиональную жизнь рассказывали о других – свершениях, событиях, людях, привычные к местоимению «мы», позволили себе обнародовать самые свои сокровенные  переживания детства. В сборнике – пока! – опубликованы воспоминания двадцати семи авторов. Материала накоплено  значительно больше. Будем верить, что инициативная группа журналистов-ветеранов при помощи многих неравнодушных людей сможет продолжить благое дело.

А. Е.

Tags: Красноярск, Сибирь, война, журналисты, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments