Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

1275. Память как крест, который всегда с тобой. О книге Гюнтера Грасса "Луковица памяти"

Праздничные майские дни всегда  овеяны совершенно особенным, приподнято-торжественным настроением – и потому, что серое межсезонье, надоевшее не меньше долгой зимы, плавно перетекает в цветущее и такое долгожданное лето, и потому,  что наступает очередная годовщина великой Победы.  Для России День победы - особенный праздник,  не подвластный переменам политического климата, объединяющий людей даже в эпоху утвердившегося индивидуализма, возвращающий к наиважнейшим основам человеческого существования.

Но мы по-прежнему знаем о Второй мировой далеко не все, не смотря на сотни томов прозы, поэзии и мемуаров, ей посвященных. Какой осталась она в памяти тех рядовых, которые воевали по ту сторону окопа? И что подвигло их, помимо принуждения, на участие в самой позорной за всю историю Германии военной кампании? Ответы на эти непростые вопросы долгие годы оставались тайной за семью печатями.  Я же неожиданно открыла для себя сразу нескольких немецких писателей, связанных с прошедшей войной «кровными узами», когда готовилась к Дням немецкой культуры и перелистывала журнал «Иностранная литература».   


Гюнтер Грасс. Луковица памяти // Иностранная литература – 2008. – № 3.

Гюнтер Грасс (р. 1927) – первый немецкий писатель, получивший после  Второй мировой войны международное признание за роман «Жестяной барабан» (1959 г). Скандальный факт биографии Грасса – участие во Второй мировой войне в составе Ваффен-СС  на стороне фашистской Германии – побудил его, дабы пресечь выпады в свой адрес и оставить последнее слово за собой, к  написанию мемуаров.

Документальная книга «Луковица памяти»  переносит читателя в 40-е годы, в ныне не существующий город  Данциг, ставший в начале войны частью Германии. Поворачивая время вспять,  автор предлагает прочувствовать заведомо враждебно настроенному читателю все случившееся с умным, начитанным юношей из небогатой немецко-польской семьи. С высоты своего возраста и жизненного опыта, выступая в роли беспристрастного третейского судьи  самого себя, «когда я был маленьким», Грасс вытаскивает на божий свет «раннее издание нынешнего пожилого человека», чтобы докопаться до его мыслей и чувств, понять мотивы его поступков. В конце концов, не он один, а все его поколение вдруг рьяно, до одури прониклось идеями национал-социализма и с энтузиазмом бросилось в призывные пункты  задолго до наступления подходящего возраста.

Желание Грасса-подростка - назовем лирического героя так - вырваться из скучного мещанского мирка, из тесной родительской квартиры, попасть в новый мир взрослых мужчин усиливалось романтическим восприятием войны как занимательного приключения. Ведь там, на этой большой и интересной войне можно стать  героем, например, отважным капитаном подводной лодки!

А уж милитаристская пропаганда фашистской Германии, искусно организованная по всем правилам науки оболванивания, подливала масла в огонь не только юношеских сердец.  Начиная с 1939 года, из репродукторов и радиоприемников неслись, взахлеб от восторга, бесконечные  новостные выпуски об успехах немецких войск на суше и на море – «прорыв за прорывом, победа  за победой»!  Патриотические лозунги воспитывали боевой дух: «Народ в решающей битве за свою судьбу»; «Рушатся стены, но наши сердца - несокрушимы»; а песни и вовсе слезу давили: «Нет сейчас страны прекрасней»; «В нашей форме – цвет родимых пашен» (да уж, полмира перепахали и не поморщились…)

Головы немецких граждан «окучивались» и с помощью искусства кино. Во всех кинотеатрах перед просмотром фильмов прокручивались документальные киножурналы, в которых  беззащитная Германия (весьма наглядно, на карте) представлялась крохотной территорией, окруженной плотным кольцом врагов: на Востоке – красные орды, на Западе – англо-американский империализм. И все жаждут порвать ее, как тузики грелку. Поэтому «притесняемая» Германия вынуждена была вести «самоотверженные оборонительные бои в степях России», выстраивать «защитные редуты против красных орд». 

Перечисляя все эти, в общем-то, известные пропагандистские штучки, Гюнтер Грасс, в своем последнем издании в виде пожилого человека, трезво отдает себе отчет в том, что никакие причитания, типа «обогрели, оболгали и  совратили» не снимают груза ответственности за содеянное: «…Я был частью системы, спланировавшей, организовавшей и осуществившей уничтожение миллионов людей»; «Груз остался, и никто не может облегчить мне этого бремени…  Знаю, жить с этим придется до конца дней».

А могло ли быть иначе? Мог ли подросток критически оценивать происходящее в стране, охваченной буйным групповым помешательством? И каково это – плыть против столь мощного общественного течения? Одна  удивительная встреча с не таким, как все ровесники, призывником навсегда врезалась в память, поскольку впервые заставила задуматься о происходящем и разбудила дремавшую совесть. Случилась эта встреча в военизированном лагере Имперской службы труда,  куда шестнадцатилетний Грасс был призван по повестке. Подростки жили в казармах и под присмотром военных проходили общую военную подготовку.  И был среди них один, светловолосый и голубоглазый, словно сошедший с плаката  образчик нордической расы, лучший во всех видах боевой подготовки: самый бесстрашный, самый быстрый, самый выносливый. Что до отношений с товарищами, он и тут заслуживал высочайшей оценки: добродушный и приветливый, готовый в любую минуту прийти на помощь. В общем, во всех смыслах, нереально идеальное существо. Был у него лишь один «изъян» - он не хотел выполнять ружейные приемы. Ни побои, ни угрозы – ничто не могло заставить упрямца взять в руки оружие. Каждое утро, во время построения повторялась одна и та же сцена -  «чудик» «ронял, словно горячую картофелину», предназначенный ему карабин. «Почему вы так поступаете, рядовой? Почему, идиот?» - допытывались офицеры. Его неизменный ответ - «Нельзя нам этого» - сделался крылатым выражением и, по словам автора, цитатой на все времена. Изо дня в день, мужественно совершая свой пацифистский саботаж, «идеальный ариец» выступал один  против всех – против лагерного начальства, против воинственно настроенных ровесников, против целой отлаженной военной системы…  Это не могло не заронить сомнения в души подрастающего поколения армии Вермахта и не вызвать, в конце концов, уважения к непокорному товарищу…

Позже, призванный на реальную военную службу в танковые войска, рядовой Грасс не единожды вспомнит паренька с пшеничными волосами, вспомнит именно тогда, когда развернется перед его глазами во всей неприглядности реальная и отнюдь не романтическая картина войны. Военная карьера будущего писателя начнется в конце 1944 года, когда, собственно,  финал «победоносной» и «молниеносной» немецкой кампании уже предрешен. От немецкой армии вскоре останутся отдельные дезорганизованные подразделения и группы, к которым, после разгрома своей танковой части, и будет присоединяться рядовой СС, убегая, уползая  и прячась от наступающих советских войск уже на территории Германии. В памяти несостоявшегося героя «непобедимой» армии Вермахта  навечно, словно кадры документальной киноленты, запечатлеются страшные эпизоды: нескончаемая вереница немецких беженцев, шеренги повешенных  вдоль дороги дезертиров, внезапные артобстрелы противника из безжалостных катюш, почти не оставляющие  шанса выжить.  Ни о каком единоличном героизме тут не могло быть и речи – унести бы ноги. Главное триединство, ставшее реальным на этой войне для солдата Ваффен СС  и сохранившееся в душе на многие годы – это страх, позор и стыд.

 Мы навсегда в ответе за то, что совершили, даже если были легковерны, молоды и очарованы ложными идеалами –  примерно такие письмена на последнем пергаменте луковиц памяти Гюнтера Грасса вполне можно считать итоговыми.

Tags: Германия, война, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments