Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

1364. «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»…» (о рассказе Виталия Щигельского «Невидимка»)

Щигельский В. Невидимка : рассказ // Новый мир. – 2012 . – 7.

И опять перед нами в продолжение вечной темы маленького человека очередная вариация образа из «Шинели» Гоголя – Акакия Акакиевича Башмачкина. Вторичность своего персонажа автор даже не пытается скрыть, а наоборот, всеми доступными средствами подчеркивает: «Часто человек проживает жизнь не собой, а случайной комбинаций персонифицированных понятий и штампов». Тем не менее, литературный клон, помещенный в новое социально-временное пространство, под занавес в повести Щигельского начинает вести себя уж совсем иначе, «переписывая» трагический финал «Шинели». А из этого вырисовывается уже совсем другая история.

Но обо всем по порядку. Главными личными особенностями и жизненной трагедией Эдуарда Эдуардовича Пивчикова становятся его невзрачность и неприметность, возведенные автором, вослед за русским классиком, в утрированно-гротескную форму. С самого раннего детства «невидимку» упорно игнорируют, не замечают, обходят стороной, словно бы и нет его вовсе на белом свете. Когда-то Эдуарда-школьника и его поднятой руки в упор «не видела» на уроках школьная учительница, позже Эдуарда-студента не замечала понравившаяся девушка. За сорок лет работы он «не пересекся ни с одним сослуживцем, ни по касательной, ни по наклонной». В конце концов, наш неприметный герой пришел к неутешительному выводу: «Я настолько незначителен, что невидим».


Служил Пивчиков, как и его литературный прародитель, в неброском учреждении, связанном с учетом различных печатных форм. Должность тоже вполне соответствовала службе чиновников низшего ранга позапрошлого столетия: оператор по фиксации и архивации документов. Выйдя в положенный срок на пенсию и оказавшись в полной изоляции от мира, Эдуард Эдуардович даже не очень расстроился, ведь фактически всю свою сознательную жизнь он провел в одиночестве, бок о бок с пустотой.

Единственным «приметным», замечательным и выдающимся приложением к одинокому пенсионеру-невидимке, особенно в алчных глазах риэлторов, становятся его две большие комнаты в старом доме в центре Москвы.

К статье Кургиной   Риэлтор
Картинка с сайта caricatura.ru

Девелоперы (так названы эти риэлторы) – «это разновидность термитов, прогрызающихся к прибавочной ценности сквозь любые физические, ментальные и витальные стены». Особый нюх у финансово озабоченных человеконасекомых в процессе их эволюции развился на «лишних» людей, в разряд которых незамедлительно попадает и Эдуард Эдуардович. Психические атаки в виде агиток с призывом покинуть грязный город и перебраться за сто первый километр и обещаний «достойного жилья за достойные похороны» действия не возымели и перетекли в атаку физическую.

В один из дней в его квартиру вломились люди в черных масках, вооруженные автоматами, и бывший владелец жилья был поставлен перед фактом, что он уже никакой не владелец, и что подлежит немедленному выселению с конфискацией всего имущества за исключением носильных вещей и двухдневного пищевого пайка.

Чудо преображения человека-невидимки случается, когда Эдуард вспоминает об отцовском охотничьем ружье… Вот тут то, в самом финале, и происходит поворот от гоголевской Шинели на 180 градусов: доведенный до последней степени отчаяния в «социальном государстве» маленький человек перестает быть «невидимкой», когда, вопреки «бесхребетной» натуре, решается ради защиты своей собственности на активное сопротивление.

Налицо – острая политическая сатира, а за образами термитов-девелоперов скрыты куда более важные обитатели российской финансово-государственной фауны: «Социальное государство, в котором Пивчиков имел честь быть гражданином, часто называло своих граждан – рантье. И когда один рантье покупает яхту, для сохранения равновесия системы несколько прочих рантье необходимо выбросить за борт».

В общем, со времен Пушкина и Гоголя отношение к рядовому гражданину, не отягощенному должностями, финансами и связями, изменилось мало: «Я не хотел бы никакого другого отечества, но пренебрежение человеческим достоинством, честью и даже жизнью… могут довести до отчаяния» (А. С. Пушкин)

Ольга Кургина

Tags: книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments