?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Алексиевич Светлана. Время second hand . Конец красного человека // Дружба народов. – 2013. – № 8.

Перед нами - очередной блестящий образец документальной прозы известной белорусской писательницы, автора книг: «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва».
В новой книге автор, пользуясь своим традиционным приемом – записью живой речи, собрала рассказы людей разных поколений, родившихся и выросших СССР и соединила не соединимое – диаметрально противоположные исповеди о жизни в СССР и после. Для автора главное – разыскать по крупицам и исследовать тот «внутренний» социализм, который жил в человеческой душе, но при этом расспрашивала она, по ее собственным словам: «Не о социализме, а о любви, ревности, детстве, старости, …. О тысячах подробностей исчезнувшей жизни».

И чередой выстраивается перед нами «бесконечное количество человеческих правд»! У коммунизма был безумный план – переделать ветхозаветного Адама в альтруиста-коммуниста. Почему кого-то удалось перекроить и сотворить фанатика идеи, а кого-то - нет? Как проявляется феномен синтеза русской государственности и русской нравственности? Какая она - настоящая свобода?

Сильное впечатление производят рассказы «постперестроечной» молодежи, они порой полностью опровергают традиционные представления о менталитете 20-30-летних.Почему поколение, взращенное Интернетом и уже избалованное капиталистическими благами - поколение, которое, как нам кажется, должно мечтать о долларовых копях, ударилось вдруг в ностальгию по советской державе, где подавляющее большинство граждан вело спартанский образ жизни? И с какого перепугу возродился миф о Советском Союзе, как о самом лучшем и справедливом государстве: «В обществе появился запрос на Советский Союз. На культ Сталина. Половина молодых от 19 до 30 лет считает Сталина «величайшим политическим деятелем» …. Опять в моде все советское. Например, «советские кафе» с советскими названиями и советскими блюдами. Появились «советские конфеты» и «советская колбаса» - с запахом и вкусом, знакомыми нам с детства».

Может быть, дело вовсе не во вкусе колбасы, а в исчезнувших напрочь из нашей жизни идейных ориентирах, окрылявших поколения полуголодного прошлого и дававших, так сказать, пищу духовную взамен реальной: «Я родился в СССР и мне там нравилось. Мой отец был коммунистом, учил читать меня по газете «Правда». Каждый праздник мы с ним ходили на демонстрацию. Со слезами на глазах…. Я был пионером… Пришел Горбачев, и я не успел стать комсомольцем, о чем жалею… Я не хочу в Америку, я хочу в СССР». А вот мнение из противоположного лагеря: «Нам надо было дневать и ночевать на площадях. Довести дело до конца – добиться Нюрнберга для КПСС. Мы слишком быстро разошлись по домам. Фарцовщики и менялы взяли власть».

Приводя все яростные выпады как против исчезнувшего СССР, так и против современной России, записывая ностальгические грезы о прошлом и размышления о свободе, автор подводит читателя к мысли, что груз настоящей свободы оказался для нас неподъемным.

Ведь готовая идея, пусть и стригла всех под одну гребенку (причем не только волосы, но у некоторых в прямом смысле сами головы), упрощала жизнь, давала ей осознанную цель. Советскому гражданину не приходилось выбирать образ мыслей и искать какое-то свое направление: за него уже все выбрали и куда надо направили! Когда же после крушения великой державы он встал перед выбором, то оказалось, что сделать этот выбор он просто не в состоянии, ведь на уроках и комсомольских собраниях этому НЕ УЧИЛИ! Свобода стала раздражать: «Я купил три газеты, и в каждой своя правда. Где же настоящая правда? Раньше прочитаешь утром газету «Правда» - и все знаешь. Все понимаешь»?
И самое страшное, что для значительного большинства свобода обернулась «чеховской пошлостью»: существованием без слез, без жизни, без идеи, а ради удовольствия и потребления многочисленных благ гламурно-шопогольного капитализма: «Вместо Родины – большой супермаркет».

С идеей или без нее (а если с идеей – то с какой?), со свободой или без, с крестом или… - как все же на Руси жить хорошо и вольготно? И когда же, наконец, по-настоящему случится это «хорошо»? Или, может быть, и не случится вовсе, потому что страдание – наш вечный путь познания?

Все эти вопросы, поднятые в книге, мучительной головоломкой застряли в нашей жизни и не на годы даже – на целые века.

Кургина Ольга

Comments

( 4 комментария — Оставить комментарий )
livejournal
17 дек, 2013 04:13 (UTC)
1608. Алексиевич Светлана. Время second hand. Конец красного ч
Пользователь murmon сослался на вашу запись в записи «1608. Алексиевич Светлана. Время second hand. Конец красного человека » в контексте: [...] Оригинал взят у в 1608. Алексиевич Светлана. Время second hand. Конец красного человека [...]
capt4net
17 дек, 2013 05:23 (UTC)
Почему поколение, взращенное Интернетом и уже избалованное капиталистическими благами - поколение, которое, как нам кажется, должно мечтать о долларовых копях, ударилось вдруг в ностальгию по советской державе, где подавляющее большинство граждан вело спартанский образ жизни?


Например, потому что советские идеи, при всей их спорности, гораздо выше идей капиталистических.
kraevushka
17 дек, 2013 07:13 (UTC)
Дело в том, что при капитализме в принципе не может существовать долгосрочной идеи, объединяющей нацию, поскольку превалирует приоритет личности. Личное и частное - выше общественного, поэтому, с одной стороны, больше свобод, справедливости и простора для личной реализации, а, с другой - преобладает одиночество, разобщенность и некоторая "заземленность" целей. Проще говоря, куда ни глянь - везде чеховский "Крыжовник".
( 4 комментария — Оставить комментарий )
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner