?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Лев Николаевич Толстой – великий русский писатель и гуманист, его литературное наследие бесценно, а жизнь писателя до сих пор является предметом исследований. О Льве Николаевиче написано множество книг, но хотелось бы рассказать об одной книге с «интересной судьбой». Она называется «Астапово. Последние дни Льва Толстого». Ее автор – Георгий Ильич Николаев – писатель, журналист, один из первых дикторов Запорожского телевидения. В 1970-е гг. Георгий Ильич начал работу над романом «Астапово», посвящённом последним дням жизни Льва Николаевича Толстого. Георгий Ильич работал в музеях, архивах, переписывался с потомками великого писателя. В дальнейшем книга «Астапово» была очень хорошо воспринята наследниками Льва Толстого.

В 1983 г. Георгий Николаев подаёт рукопись романа «Астапово» в издательство «Советский писатель» (Москва). Несмотря на позитивные внутренние рецензии, роман Николаева так и не попадает в издательские планы. Проходит год, два, пять, а рукопись остаётся без движения! Доведённый до отчаяния писатель обращается за помощью к Евгению Евтушенко, который, употребив личный авторитет и влияние, добивается включения романа «Астапово» в план выпуска издательства на 1990 г. Роман Николаева вышел тиражом 30 тысяч экземпляров, и сразу же стал библиографической редкостью. Успех был грандиозный. Однако переизданий больше не было – только в 2013 году на книжном рынке снова появилась эта замечательная книга.

обложкаВ книге Георгий Николаев возвращает нас к началу прошлого века. Он рассказывает о последних днях жизни Льва Толстого, о причинах, заставивших его покинуть Ясную Поляну и превратиться в странника, окончившего дни в чужом доме, на железнодорожной станции «Астапово». Сюжетом романа стала борьба вокруг завещания Толстого, согласно которому писатель отказался от права собственности на свои произведения, написанные после июля 1881 года. Но его жена Софья Андреевна не хотела уступать права на литературное наследие мужа. Это привело к тяжелейшему семейному конфликту. Так уж получилось, что эта книга посвящена, в первую очередь, смерти Л. Н. Толстого. Как к ней относился сам великий писатель? В книгах Л. Н. Толстого мы встречали огромное количество детальных описаний смерти: князь Андрей, Анна Каренина, мужики, бары и барыни и др. Сохранились размышления самого Льва Николаевича: «Все в жизни связно, ясно и просто, все одного порядка и объясняется одно из другого. Только не смерть. Она совсем иного рода явление, не из этого привычного нам порядка, она нарушает знакомую нам картину, смущает наш дух и несет беспокойство, страх. Ее трудно, невозможно понять, и оттого ее попросту игнорируют. Считается бестактным о ней говорить без повода. И это большая ошибка: стараться не замечать смерть. Напротив, надо постоянно видеть ее, постоянно о ней думать. «Momento mori», - римляне говорили так неспроста! Надо думать и помнить и так свести жизнь и смерть, чтобы они взаимодополняли одна другую… чтобы жизнь имела какую-то часть непонятности смерти, важности и серьезности этого мига, а смерть – часть ясности, простоты и понятности обыденной жизни… В детстве я смотрел на эту жизнь как на что-то действительно существующее, как на самое настоящее и несомненное. А теперь я знаю, что весь этот мир – фантазия, сон. Вся наша жизнь объята снами…»

Писатель, столь трепетно относившийся к последним дням человеческой жизни, конечно, предчувствовал свою смерть, и хотел побыть в эти дни в тишине и покое. Однако дома, в Ясной Поляне, это было невозможно: к нему постоянно заходили многочисленные посетители. К тому же обстановка дома была очень напряженной – супруга Софья Андреевна страдала от нервного расстройства, постоянно искала завещание супруга и периодически устраивала «показательные» попытки суицида. В октябре 1910 года атмосфера в доме стала просто нестерпимой и 28 октября рано утром, пока Софья Андреевна не проснулась, Лев Николаевич уехал из Ясной Поляны.

Толстой поехал к своей родной сестре Марии Николаевне, в Шамордино. Мария Николаевна жила в монастыре уже более 20 лет, почти безвыездно. И, хотя Лев Николаевич к тому времени уже был отлучен от церкви, настоятель монастыря отец Михаил радушно его принял. В Шамордино Лев Толстой провел несколько спокойных, умиротворенных дней. Вскоре к нему приехала его дочь Александра с известиями о маме – Софья Андреевна находилась в крайне тяжелом психическом состоянии, ее попытки самоубийства участились, и она чуть не утонула в пруду. И хотя Александра и Лев Николаевич решили держать свое местонахождение в секрете, было ясно, что нужно возвращаться домой. В дороге писателю стало значительно хуже, и 1 ноября 1910 года Александра, понимая, что откладывать дальше нельзя, отправила телеграмму секретарю Толстого – Владимиру Черткову: «Вчера слезли Астапово, сильный жар, забытье, утром температура нормальная, теперь снова озноб. Ехать немыслимо».

Секретарь Владимир Григорьевич Чертков был преданным другом Льва Николаевича. Чертков был знатным аристократом, с хорошей родословной, чей петербургский дом не раз посещали государи. Одно время он был блестящим офицером-конногвардейцем, прожигал жизнь, как положено было гусару, но вскоре стал остро ощущать пустоту и порочность такого существования и вышел в отставку, решив заниматься каким-нибудь делом, нужным народу. У себя в имении он открыл для крестьян больницу, ремесленную школу, но знал, что этого недостаточно. Чертков искал истину, на которую можно было бы опереться и которой стоило бы посвятить свою жизнь. Этой истиной для него стал Лев Толстой. Несмотря на разницу в возрасте, оба поняли, что близки по духу. Так Лев Толстой обрел друга и ученика, а Владимир Чертков – друга и учителя. Чертков старался сохранить наследие Л. Н. Толстого как только мог. Будучи высланным за границу, основал в Англии целое предприятие по изданию запрещенных в России произведений Л. Н. Толстого. Все бумаги писателя – от рукописей до мельчайших записок Владимир Чертков бережно собирал и хранил.

Софья Андреевна сначала относилась к Черткову доброжелательно, но постепенно она поняла, что Чертков ей конкурент – особенно не нравилась ей страсть Черткова к собиранию всего написанного Л. Н. Толстым и к изданию его произведений. Софья Андреевна желала быть единственным распорядителем наследия Л. Н. Толстого. Чертков приехал на станцию Астапово сразу же, как только смог. Однако ни он, ни врачи, уже ничего не могли сделать для писателя. В последние дни, лежа в постели, Лев Николаевич часто был в бреду. 6 ноября его сознание на некоторое время прояснилось, и дочь Александра запомнила слова отца: «Только одно советую помнить, что на свете очень много людей, кроме Льва Толстого, а вы смотрите только на одного Льва».

О трагедии, произошедшей в Астапово, написано уже много книг, но Георгий Николаев сумел написать оригинальное произведение, в котором документальная и художественная достоверность событий позволяют нам увидеть личное мужество Льва Николаевича и еще раз убедиться: великий писатель до самого конца оставался великим Человеком!

Резник Марина Васильевна,
библиотекарь отдела городского абонемента

Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner