?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Недавно готовили с коллегой выставку, посвященную теме борьбы за трезвость в России. Много интересных материалов попалось в процессе работы над ней. Предлагаю познакомиться с некоторыми из них. А еще 11 сентября объявлен всероссийским днём борьбы за трезвость.

Испокон веков Россия страдает от традиционного порока, коим является пьянство. Хотя не только Россия, этой пагубной страстью поражен весь мир. В Сибири пьянство всегда развивалось более значительными темпами, чем в других регионах. Причин для этого было много, вот некоторые из них: территориальная удаленность от центра, а это ослабляло присмотр за населением со стороны полиции и церкви; холодный климат способствовал тому, чтобы выпить «для сугрева»; территория Сибири всегда была местом ссылки, мягко говоря, не самой лучшей части населения (в смысле потребления алкоголя); излишки зерна и невозможность продать его в урожайные годы толкали сибирских крестьян на незаконный «промысел» - производить водку домашним способом у себя в хозяйствах; оплата за выполнение сельскохозяйственных работ, например, за вспашку земли или наём пастухов для выпаса скота и др. производилась тоже в основном водкой.

Но самой главной причиной пьянства являлась все-таки бедность населения сибирских регионов. В журнале «Сибирская деревня» за 1914 г. N 11дается этому объяснение: «Чем беднее человек, чем он меньше зарабатывает, тем большую часть своего заработка он тратит на опъяняющие напитки. А так как бедность почти всегда соединена с невежественностью и некультурностью, то пьянство в таких слоях народа приобретает размеры настоящего народного бедствия».
19
Приведу статистические данные тех дней, опубликованные в журнале Сибирские вопросы за 1912 N 9/10: в 1909 г. в Сибири было выпито 6 403 000 ведер водки, в 1911 – 6 118 000, в 1912 – 6 546 000. В целом потребление алкоголя в Сибири было на порядок выше, чем в европейской части России. Так, по данным статистики за 1908-1910 гг. среднегодовое потребление водки на одну душу населения составляло 0, 595 ведра, а в Сибири 0,713. К сожалению, не указывается ёмкость ведер, но в те времена, в основном, были большие 16 литровые ведра. Причем в Западной Сибири потребляли алкоголя несколько меньше (в Тобольской губернии - 0,619, в Томской –0, 633 ведра), чем в Восточной Сибири (в Енисейской губернии – 0,761, а в Иркутской – 0,864 ведра).

Накануне начала Первой мировой войны проблема пьянства в Российской империи и в Сибири, в частности, стала особенно острой. Как и перед любой воюющей страной, перед царской Россией на первый план вышла проблема мобилизации в армию, и служить там должны были морально устойчивые и физически крепкие солдаты и офицеры. Однако, решить эту проблему было не так-то просто, так как из-за пагубного пристрастия к алкоголю в некоторых сибирских губерниях, например, исчезали с лица земли целые деревни. В это непростое время Николай Второй решает пойти на крайние меры и вводит с 19 июля 1914 года «сухой закон», согласно которому должны быть прекращены производство и продажа крепкого алкоголя.
Но «легко было издать запрещение, да трудно его выполнить». И, тем не менее, этот закон получил поддержку у 84 % населения России. В Государственной думе в 1915 году даже готовился проект «Об утверждении на вечные времена в Российском государстве трезвости». В Енисейской губернии попытка отрезвить население встретила заметный отклик у местных властей, которые издавали запреты на торговлю спиртными напитками в подведомственных им районах. В Красноярске, Канске и Ачинске постановлениями городских Дум были закрыты все питейные заведения, а в деревнях постановлениями сельских сходов стали закрываться винные и пивные лавки, буфеты, где торговали спиртным. Согласно официальным данным за 1915 год, потребление алкоголя в России снизилось на 23.5 % по сравнению с 1913 годом.

17

Известный русский врач И. Н. Введенский, анализируя результаты последствий этого царского указа писал: «Перед лицом совершившихся и ещё продолжающихся превращений не кажутся преувеличением сказанные не раз слова, что 19 июля 1914 г. Россия одержала победу над врагом более страшным, чем враг внешний». В своем труде «Опыт принудительной трезвости» за 1915 г. он приводит позитивные изменения, произошедшие в обществе с введением «сухого закона»: резко сократилось число людей, обратившихся за помощью в амбулатории и больницы, в т. ч. психиатрические, где алкоголики составляли 4/5 всех присутствующих; количество самоубийств уменьшилось на 55 %; более чем на 70 % снизилась преступность (меньше стало хулиганств, драк, мелкого воровства и оскорблений личности); прекратилось строительство новых тюрем, т.к. опустели даже старые, а одну вообще обратили в лазарет для раненых; почти полностью исчезло профессиональное нищенство; число пожаров сократилось наполовину; несчастных случаев на производстве на 80 %; оживилась торговля, улучшилось благосостояние населения; стало заметно «повышение умственных интересов» населения: читальни переполнены даже в праздники, когда при прежних условиях они пустовали, число посетителей оперных и драматических театров увеличилось на 30 %; русская деревня стала неузнаваемой. Однако статистика эта касалась в основном городских жителей, так как там был строгий контроль со стороны полиции. В деревнях же «период трезвости» был недолгим.

Вспоминаются известные слова князя Владимира из «Повести временных лет»: «Руси есть веселие пити, не может без того быти». Вот и наш русский мужик нашел лазейку в царском указе: в российских городах и селах «появилась в продаже, взамен водки, так называемая «самогонка» домашнего приготовления и другие опъяняющие напитки», которые имели большой спрос среди населения. Таким образом, тайное самогоноварение, употребление различных алкогольных суррогатов и отравление ими, скорее ухудшило ситуацию с пьянством, а не улучшило. Такая же картина наблюдалась в Сибири, в частности в Енисейской губернии, где самогоноварение особенно внушительными темпами развивалось в глухих таёжных поселках, откуда «хоть тридцать лет скачи, ни до какого государства не доскачешь». В городах алкогольный товар тоже был в ходу. Например, в Боготоле действовали 52 подпольных самогонных завода, которые работали на «внешний» (красноярский) рынок. Крупные партии нелегального спиртного производились и в Канске. В Красноярске же на тот момент существовали десятки предприятий со штатом наёмных рабочих и дорогостоящим оборудованием по производству этого зелья. Крупные предприятия здесь постепенно вытесняли мелкие. Цены на такой алкогольный «самопал», несмотря на большой риск по его производству, были относительно низкими и, соответственно, доступными для населения. Например, в Красноярске «такса» на самогонный напиток была следующая: на местный – 1,5-2 рубля за бутылку, на канский – 2-2,5, на «низший» (желтый с запахом пригари) – 1 рубль 20 копеек.
04Администрация сибирских регионов в те годы относилась к проблеме самогоноварения по-разному. Так, высшие власти писали устрашающие циркуляры; средние (это были в основном приставы) принимали решительные меры к закрытию тайных заводов и аресту самогонщиков, или благодушно смотрели на все это сквозь пальцы, будучи кем-либо задобрены; низшие чины (урядники, стражники) в основном старались не замечать «самогонных дел» либо из-за взяток, либо из-за боязни озлобить жителей. Священники боролись с этой напастью «словом»: в виде проповеди и молитвы, однако, это не всегда помогало в борьбе с «зелёным змием». В дальнейшем «сухой закон» был поддержан новой властью и официально отменён только в 1925 году, когда сильная троцкистская оппозиция отменила его и спровоцировала сначала  медленный, но с каждым годом увеличивающийся рост потребления алкоголя в России. Отмена «сухого закона» была страшно непопулярной мерой в народе. Очевидцы вспоминают, что «бабы голосили по сухому закону», как по покойнику…

Попытки борьбы с пьянством предпринимались в истории нашей страны еще неоднократно, но, несмотря на затрачиваемые усилия, борьба эта ощутимых результатов не приносила. И сегодня достаточно посмотреть вокруг да послушать и почитать оперативные сводки происшествий, чтобы понять, что проблема эта вечная и неискоренимая. И пока в нашей стране не перестанут рассчитывать на серьезное пополнение бюджета за счет продажи алкоголя, ни о какой борьбе с алкоголизацией общества не может быть и речи.

В статье использованы работы: Жданов В., Троицкая С. Алкогольный террор; Сафронов С. «Пьяный» вопрос в Сибири и «сухой» закон 1914 г.; Шилина А. Борьба с самогоноварением в Енисейской губернии во время Первой мировой войны и др.



Елена Тюльканова

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
Маргарита Баранова
2 окт, 2014 05:21 (UTC)
Пьянству- бой!
Лена, очень познавательная статья. Спасибо!
( 1 комментарий — Оставить комментарий )
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner