?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Защитник отечества — это, в первую очередь, мужчина. Поэтому наша «десятка» посвящена исключительно «мужской прозе». Для многих она, как правило, ассоциируется с достаточно узкой тематикой: криминал, спецназ, война, зона, фантастика в различных её проявлениях. В нашем рекомендательном списке мы хотим показать, что писатели-мужчины не только воюют и дерутся. Они могут тепло улыбаться, по-доброму иронизировать, тосковать, плакать — в общем, делать все то, что заставляет нас, читателей, не выпускать из рук их книгу, пока не будет прочитана последняя страница. «Мужская проза» - резкая и трогательная, смешная и злорадная, но всегда убедительная, сильная, настоящая!

Тьерри Коэн «Я сделаю это для тебя»
История отца, потерявшего в теракте маленького сына. Невыносимая боль, глухое отчаяние, опустошенность постепенно переплавляются в другое чувство - ненависть к убийцам. Желание отомстить, жестоко, страшно, становится единственным смыслом жизни главного героя, целью, ради которой он готов пойти на все. Но строить планы мести - одно, а пойти на продуманное убийство - совсем другое. Герою придётся принять непростое решение, совершить выбор, от которого будет зависеть, останется ли он прежним или перейдёт за черту, откуда уже не будет возврата...

1004757889.jpg

Мартин Сутер «Small world, или я не забыл»

История маленького, неприметного человека, который всю свою жизнь был зависим от других людей. Конрад Ланг — вечный неудачник, пьяница, привыкший, что все его проблемы решает семья, некогда приютившая маленького мальчика, брошенного своей матерью. Лишь встреча с заботливой и любящей женщиной помогает ему избавиться от этой «зависимости» и начать новую, счастливую жизнь. Но счастье длилось недолго и, как гром среди ясного неба, прозвучал диагноз — болезнь Альцгеймера. Из памяти Конрада исчезают все знакомые понятия, имена, но с невероятной отчетливостью всплывают воспоминания раннего детства. И почему-то эти, казалось бы, невинные воспоминания начинают сильно беспокоить главу семьи Кох Эльвиру, воспитавшую Конрада. Беспокоить настолько, что она готова пойти на самые крайние меры, чтобы навсегда стереть следы прошлого, так некстати возникшие в памяти умирающего старика.

cover1__w600.jpg

Джон Хардинг «Флоренс и Джайлс»

Странная, завораживающая история с готическим привкусом. В мрачном старинном доме живут брат и сестра, Флоренс и Джайлс. Живут без родителей, под присмотром прислуги. Флоренс – девочка начитанная, с богатым воображением. Она считает своим долгом оберегать младшего братишку от опасностей, которые, как ей кажется, в первую очередь исходят от многочисленных нянь, которые приходят в их дом. Только она видит их истинную сущность, они не люди, они мерзкие и злобные создания, скрывающиеся за обликом добропорядочных дам. Но Флоренс никто не верит, считают её выдумщицей. Тогда девочка решает взять всё в свои руки и придумывает весьма изощренный план спасения себя и брата.

1376210507_600_cover.jpg

Альберто Марини «Консьерж»

Одна из тех книг, которая может вызвать страх и даже чувство отвращения к герою, но непреодолимое желание узнать финал не позволяет отбросить ее в сторону. Она затягивает и завораживает, как будто ты подсматриваешь в замочную скважину, понимая, что это нехорошо, но при этом не в силах оторваться. Главный герой — Киллиан, консьерж в престижном доме одного из районов Нью-Йорка. Этот человек существует благодаря чужой боли: чем больше вокруг него страданий, тем больше у него причин жить. В его распоряжении огромный дом, жители которого — прекрасный материал для опытов Киллиана. Незаметными, неуловимыми движениями проникать в их жизнь, сея семена раздора и злобы, внося хаос и разлад, - все это доставляет невероятное наслаждение! А самая главная цель — навсегда стереть неунывающую улыбку с лица обитательницы квартиры №8. И сделает он это, как всегда, тонко и профессионально.

BCN_1368774750.jpg

Всеволод Бенигсен «Закон Шруделя»

Вряд ли кто-то задумывался о том, как может быть опасен обычный поход в кинотеатр. Вот и главный герой романа Гриша Гранкер не думал об этом, когда просто решил сходить на интересный фильм. Зашел он в кинозал, только вот фильм был явно не тот, что заявлен в афише, да и люди вокруг странные какие-то. Вышел Григорий из кинотеатра…прямиком в 1975 год. Дико, непонятно, страшно… Но жить-то дальше как-то нужно. Вот и пришлось Грише устраиваться на работу в местную газету (благо, за плечами четыре курса журфака). И началась у него очень бурная, насыщенная событиями и эмоциями жизнь. Появился закадычный друг, писатель Владимир Шрудель, выпивоха и скандалист. Именно он знакомит Гришу с известными писателями, поэтами, артистами. Только почему-то люди эти совсем ему незнакомы, никогда он о них не слышал и, напротив, популярные в нашей реальности имена ничего не говорят обитателям 75-го года. Так что, мечта Гриши сделать большую книгу-интервью с будущими знаменитостями лопнула, как мыльный пузырь. А жизнь, между тем, идет, непривычная, другая, но какая-то очень теплая, светлая, непохожая на ту, прежнюю. И Гриша начинает задумываться: а так ли уж ему хочется вернуться назад?..

1010400094.jpg

Андрей Волос «Из жизни одноглавого. Роман с попугаем»

Смешная и грустная одновременно книга о буднях сотрудников одной московской библиотеки. Смешная – потому что рассказ ведется от «лица» Соломона Богдановича, умницы и интеллектуала, и по совместительству - любимого попугая директора библиотеки. От его зорких глаз ничего не скроется, чуткие уши подслушают любые разговоры: юбилеи, проводы на пенсию, склоки и ссоры, сплетни за чашкой чая, обиды и примирения – одним словом, все прелести «женского коллектива». Грустная – потому что все меньше становится людей у власти, понимающих ценность и значимость библиотек, и все больше тех, кто хочет извлечь выгоду для себя, например, под видом капитального ремонта выселить «библиотеку» из здания, а на её месте построить торговый центр. И невозможно бороться против «захватчиков» - слишком уж неравные силы. И только Соломон Богданович решается на месть…

04.jpg

Мишель Ростен «Звезда и старуха»

Трогательное повествование о стареющей звезде французской сцены, популярной аккордеонистке Одетт. Её имя гремело по всей стране, её знали и обожали миллионы людей. Она привыкла быть в центре внимания, она хочет выступать и дарить поклонникам свою музыку, свою душу. Но, если душа у Одетт все ещё молодая и цветущая, то 80-летнее тело уже дает серьезные сбои и не может угнаться за душевными стремлениями и порывами. Одетт – «звезда и старуха» - никак не хочет мириться с такой дисгармонией, пытаясь доказать, в ущерб себе и окружающим, что её еще рано списывать, что она еще на многое способна. Но, к сожалению, её талант, музыка, живущая в ней, могут вспыхнуть и озарить все вокруг ослепительным светом лишь на несколько мгновений, за которыми следует неминуемое угасание…

Mishel_Rosten__Zvezda_i_staruha.jpg

Андрей Геласимов «Холод»

В далекий северный городок, скованный 40-градусными морозами, возвращается его «блудный сын» - мировая знаменитость, популярнейший и скандально известный режиссер Филиппов. Возвращается не из чувства ностальгии по родным краям, а дабы сознаться другу и напарнику в предательском поступке. Правда, больше, чем предстоящий разговор «по душам», Филиппова угнетает сам факт его нахождения в городе детства. Город ненавистный, серый, злой. Город, который помнит его, Филиппова, ненужность, его одиночество, его тоску. И то, что он совершил много лет назад. Именно с того события в прошлом душа Филиппова начала покрываться льдом. Разгульные вечеринки, скандальные выходки, море спиртного — лишь слабые попытки ощутить себя живым. Возвращение в родной город — как попытка вернуться в прошлое, к тому пункту, где жизнь дала крен в неправильную сторону. Филиппов бродит по замерзшим улицам, как по лабиринтам собственной души, где также гулко и пусто. И у него будет только один шанс, чтобы сделать правильный выбор.

55234bc02ff63.jpg

Бен Элтон «Два брата»

Нацистская Германия, два брата-близнеца, влюбленные в еврейскую девочку из богатой семьи. Погромы и зверства, расколовшие мир детей на два непримиримых лагеря. История безумных поступков во имя любви. И история страшного предательства во имя жизни. Предательства, которое нельзя судить и невозможно простить...

1390297135_dva-brata.jpg

Жан-Луи Фурнье «Куда мы, папа?»

«Некоторые всерьез говорят: «Ребенок-инвалид – подарок небес». У таких людей, как правило, детей нет. Получив подарок небес, хочется поднять голову и сказать: «О, не стоило беспокоиться…». Эти слова принадлежат главному герою книги, от лица которого ведется повествование. Он – отец двух детей-инвалидов. Что такое узнать, что твой ребенок всю жизнь будет инвалидом? А каково узнать это о втором ребенке, о своем втором шансе, когда почти стопроцентно был уверен, что на этот раз все будет хорошо, ведь они уже получили свою порцию горя и боли? Но судьба распорядилась иначе. Им не повезло. Они участвовали в «генетической лотерее и проиграли».

kuda-mi_609.jpg

Эта книга – запоздалое признание в любви отца своим необычным детям. Хотя один из них уже умер, а второй все больше уходит в себя, отец очень хочет, чтобы они поняли, как сильно он их любил. «Мне жаль, что мы не были счастливы вместе, и, наверное, мне стоит попросить прощения за то, что я произвел вас на свет – такими». Все время, пока дети были с ним, он использовал один способ не сойти с ума и не впасть в безнадежную депрессию. Он смеялся. Над собой, над детьми, надо всей этой дикой и страшной ситуацией. Его смех, его юмор был непонятен и оскорбителен для окружающих. Но это было его спасением. «Если судьба сделала тебя великомучеником, надо соответствовать, казаться безнадежным горемыкой, таковы правила игры. Я никогда не соответствовал… Как Сирано де Бержерак, смеющийся над собственным носом, я смеялся над собственными детьми. Кто же еще посмеется, если не собственный отец?».

И кто посмеет осудить его? Только тот, кто знает, каково это – каждый день наблюдать за своими детьми не в надежде заметить новые шаги взросления и развития, а с опасением увидеть еще один признак деградации. Каждый день подавлять в себе зависть при виде счастливых семей, взахлеб рассказывающих о новых достижениях своих малышей. Знать, что вы никогда не получите от них в подарок криво склеенный домик или корявый рисунок со старательно выведенными словами «Я люблю тебя, папа». И никогда вы не услышите этих слов. Максимум, что можно добиться от вашего ребенка, это вопрос «Куда мы, папа?». Вопрос, не требующий ответа, потому что задается он в любой ситуации. И ответить можно все, что угодно. «Поедем на Аляску. Будем гладить медведей. А потом они нас съедят. Поедем за грибами, насобираем бледных поганок и сделаем отличный омлет».
Но отец не жалуется, ведь, как он считает, у его детей гораздо больше поводов для жалоб и претензий. Если бы у них была возможность написать ему письмо, то, возможно, там были бы такие слова: «…тебе сложно было зачать нормальных детей?.. Думаешь, очень круто быть дебилами?.. Матье вот, может быть, хотел бы играть в футбол. Попробуй представить его с трясущимися руками и ногами посреди поля в команде здоровенных верзил. Бедняга бы не выжил. А я вот хотел бы заниматься биологией. А у меня в голове солома. Какая уж тут биология?!». И они вправе так считать. Но он знает: даже в конце такого письма дети написали бы: «Мы не злопамятные и любим тебя несмотря ни на что». Они любят его, и он любит их. Это его птенцы, уродливые, неуклюжие, хрупкие и беззащитные. Без его любви они пропадут. Поэтому он никогда не оставит их, пока они сами не решат уйти. «Да, блеску вы предпочитали провалы с треском. Но я вас все равно люблю больше кого бы то ни было. Вы, мои птенцы, ни с кем не сравнитесь. Разве что с инопланетянами»…

Елена Лаврентьева,
главный библиотекарь
отдела городского абонемента
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner