Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

2089. Красноярск Виктора Боровика

В июле красноярские сми сообщили, что молодой художник Александр Третьяков расписал стену дома в память о знаменитом строителе Красноярска Викторе Исааковиче Боровике.

Именно в доме на Вавилова, 54 жил заслуженный строитель России, почетный гражданин Красноярска.


роспись стены.jpg
Фото с  сайта НГС. Красноярск

В течение 30 лет он возглавлял трест «Красноярскжилстрой-1». Под его руководством было построено множество зданий в Красноярске, в их числе — Большой концертный зал, музей В.И. Ленина (сейчас Красноярский музейный центр), Дом быта, БСМП, краевая больница, гостиницы «Турист», «Октябрьская», «Красноярск», театр оперы и балета, цирк, кинотеатры «Юбилейный» и «Родина», корпуса нескольких вузов, химкомбинат «Енисей».

Чуть позже, в августе, в доме открыли мемориальную доску.

Доска-Боровикуf.gif
Фото с сайта администрации Красноярска

вавилова 54.jpg
Вавилова, 54 - справа. Фото с Яндекс-панорам

А я вспомнила о книге Виктора Боровика «Город, ставший судьбой», которую читала десять лет назад, когда она только вышла. Читала и удивлялась многому. И вот книга перечитана, делюсь с вами.


IMG_7074.JPG

Виктор родился 31 января 1932 г. в Киеве.
«Мама, Любовь Иосиповна –добрейший, интеллигентнейший человек… От неё мы с братом (Ефимом) «заболели» на всю жизнь книгами. Вначале подбирали растрепанные, где попадались, они читались, хранились, потом ночами стояли в очередях за подпиской. В результате мы с братом собрали библиотеки, которыми очень гордились…». Отец был фотокорреспондентом.

В годы войны семья была эвакуирована в Красноярск. «Там, где сейчас Большой концертный зал, раньше в этом околотке располагался рынок, а наверху, под Покровской горой, стояли два фанерных барака – школа глухонемых. Поскольку бараки эти не отапливались, учились здесь от первого теплого дня и до последнего. Нас туда и поселили. Холода осенью 41-го года наступили рано, а с ноября морозы ударили под минус 45 градусов. Теплой одежды ни у кого не было. Правда, умельцы где-то находили нихром, накручивали печки, но они мало спасали. Начались повальные болезни, и нас перевели в военный городок, приодели в солдатскую одежонку – ватники, валенки. Отцу дали помещение под фотографию, в нем мы и жили. А через три месяца его арестовали…»

После этого семью «врага народа» выселили на мороз. Помог высокопоставленный родственник из Москвы, с которым каким-то образом связалась Любовь Иосиповна, и семью поселили в бараке на Втором участке, это за нынешним ТЮЗом.
«В этот, ставший родным, дом на Втором участке несколько раз наведывался и папа. Его мастерство фотографа высочайшего класса сослужило ему добрую службу в Норильлаге. Как-то так случилось, что ему однажды довелось сфотографировать начальника всех лагерей нашего края. Как только начальник увидел свои портреты, сразу приказал: этого зека немедленно перевести в Красноярск. На месте Дворца культуры целлюлозно-бумажного комбината (ныне – ДК «Правобережный») стоял канифольный завод, а рядом с ним находился лагерь заключенных, сидели там и уголовники, и политические. Папу расконвоировали, чтобы он мог уходить и фотографировать жен и детей начальников. Возвращаясь со съёмок, он втихаря заходил на час-полтора к нам… Папа не отсидел свои 8 лет. В самом начале 1949 г. он умер от саркомы в возрасте 54 лет. Похоронить его мы не могли…»
Виктор Исаакович пишет, что отца похоронили в Торгашино. В землю был воткнут штырь с личными номерами заключенных. Три раза Боровик ставил на месте захоронения памятник, его убирали. А сейчас там – картофельные поля…

IMG_7097.JPG

«Красноярск 40-х годов… Его даже нельзя было назвать провинциальным – это слово не отвечает тому, что было. Большего захолустья представить себе было трудно. Одно-двухэтажный, какой-то запущенный, заброшенный, грязный. На том месте, где сейчас Предмостная площадь правого берега, никакой площади не было, ветер поднимал огромные клубы пыли, так что двигаться было невозможно… От нынешней остановки «ТЮЗ», где на Втором участке в бараках проживала большая часть рабочих, до Красмаша – Седьмого участка – двигался поезд, который назывался «мотаня». Как он ходил, об этом песни складывали:
Эх, мотаня ты, мотаня,
Замотала ты народ.
От второго до седьмого
Весь народ пешком идёт…
»

В 1956 В. Боровик вернулся со службы на флоте. Устроился на работу в трест «Красноярскстрой». «Трест располагался напротив здания нынешней администрации края, тогда ещё строящегося. Само оно стоит на месте снесенного красивейшего собора. А вблизи ещё стояла какая-то красивая соборная постройка – то ли бывшая крестильня, то ли часовенка, вот в ней на втором этаже и располагалась контора нашего строительного треста».

«Мои первые объекты – старый кинотеатр «Родина», что стал теперь актовым залом университета цветных металлов и золота и 20-я больница… Основная рабсила – заключенные, пятьсот человек жили в административном корпусе больницы. Биографии всех этих людей я знал по долгу службы… Многие в прошлой жизни были крупными руководителями, как сейчас помню двух генералов, подсобников каменщиков…

IMG_7098.JPG

Вот дверь в администрацию края. Каждый раз, открывая её, я вспоминал и восхищался: не просто ручная – золотая! – работа зеков Вальтера Густавовича Сильда и Арвида Петровича Лаздиньша. Закончили они свою дверь в 56-м, и сколько лет она даже не требовала ремонта! Один из мастеров – бывший владелец трех мебельных фабрик в Латвии. Получили по десять лет как политические, сидели в Норильлаге, потом добавили ещё по пять…»


IMG_7099.JPG

В. И. вспоминает, что котлованы под дома в районе магазина «Тысяча мелочей» на Красрабе копали руками – не хватало техники...
За строительство и ввод в эксплуатацию химкобината В.И. Боровик получил орден Трудового Красного Знамени. Вскоре (в 1966 г.) его перевели главным инженером в трест «Красноярскжилстрой».
«Панельное в городе тоже мы начинали. Правда, были спорщики, утверждавшие, что и кирпичной кладкой можно строить с такой же скоростью. Была в тресте бригада корейца Феди Че-Ки-Тэка, 65 человек, так они взялись доказать это. Этаж 100-квартирного дома панельщики собирали за неделю, и они выкладывали за неделю этаж кирпичного дома. Но вся беда в том, что кирпич поступал на стройки с большими перебоями…»

«На строительстве музея Ленина была такая история. Архитектором Арэгом Демирхановым были запроектированы огромные витражи-окна определенного цвета – бронзы. Причем, не просто покраска бронзой, а именно изготовить такие витражи надо было. Я обратился к П. С. Федирко:
– Мы не решим тут. В России не готовят таких, только на Украине.
Павел Стефанович позвонил в ЦК партии Украины, получил согласие на помощь в размещении заказа. Гранит для музея получали с карьера, где добывали его для мавзолея, тоже с Украины».


В 1971 г. трест «Красноярскжилстрой-1» переориентировали на строительство по индивидуальным проектам – нетиповое жилье, учебные заведения, театры, кинотеатры, Дворцы.
«Красноярский цирк – он был первым объектом в новом статусе треста и первым на территории Сибири и Дальнего Востока. Нас самих поразила конструкция купола. Покрытие цирка состояло из сборных железобетонных трапецевидных изогнутых плит, которые делал трест «Сибстальконструкция». Плиты удобны в монтаже, конструкция технологична и практически вечна. Позднее такое покрытие было применено и на куполе Центрального рынка».

IMG_7076.JPG

«Дом политического просвещения… Весь первый этаж был отделан смальтой – специально подобранными камушками по эскизам двух ведущих художников России. Фрески на исторические темы были произведениями искусства. Когда здание было отдано суду, кто-то порешил, что в нем не должно быть исторических картин…»

IMG_7077.JPG

«Театр оперы и балета появился в Красноярске почти случайно. Архитектором Ильей Михалевым из Москвы-Ленинграда проектировался музыкальный театр». Решили, что музыкальный построят позже, а теперь будет оперы и балета, ведь нигде в Сибири, кроме Новосибирска, нет театра оперы и балета.
«Старожилы Красноярска, наверное, помнят, как однажды все пункты приёма стеклянной тары неожиданно повесили объявления: принимаем тёмные бутылки из-под шампанского. А они нужны были нам, строителям театра оперы и балета. Во всех мировых музыкальных театрах для отражения звука под оркестровую яму засыпается специальное стекло, которое покрывается цементной плёнкой и затем деревянным покрытием. И в нашем оперном под оркестровой ямой разбито несколько десятков тысяч таких бутылок…»

IMG_7078.JPG

В книге очень много фотографий зданий. Известных зданий – все их строил Виктор Исаакович, трест, которым он руководил. Есть и перечень:

IMG_7080.JPG

IMG_7081.JPG

IMG_7084.JPG

IMG_7086.JPG

IMG_7079.JPG

IMG_7087.JPG

IMG_7088.JPG

Действительно, Виктора Исааковича в полной мере можно назвать строителем современного Красноярска — во многом своим обликом столица края обязана именно его труду. Почитайте книгу, в ней ещё много интересного.
Tags: Красноярск, книги, строительство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments