Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

2132. Джулиан Барнс «Шум времени»

"Искусство принадлежит всем и никому в отдельности. Искусство принадлежит всем временам – и никакой конкретной эпохе. Искусство – это шепот истории, различимый поверх шума времени"
Джулиан Барнс "Шум времени"

Джулиан Барнс – знаменитый английский писатель и литературный критик, лауреат Букеровской премии, Европейской премии по литературе и многих других. Как публицист Барнс стал популярен после выхода книги документальной прозы «Письма из Лондона», а первый успех на поприще художественной литературы пришел к писателю после выхода романа-антиутопии «История мира в 10 ½ главах».

Фото 1 - Джулиан Барнс.jpg

Новое произведение писателя посвящено жизни Дмитрия Шостаковича – великого русского композитора. В этой книге биография Шостаковича отражена через многогранную призму советского искусства. На фоне реальных исторических событий автор показывает, как сила искусства способна помочь человеку пережить тяжелейшие социальные бедствия и потрясения.

Фото 2 - обложка книги Шум времени.jpg

Дмитрий Шостакович родился 25 сентября 1906 года в Санкт-Петербурге. Отец композитора – Дмитрий Болеславович Шостакович к моменту рождения сына руководил лесными и торфяными разработками на Ириновской железной дороге и по реке Неве. Его жена Софья Васильевна, сын Дмитрий и дочери Зоя и Мария летом часто отдыхали в Ириновке на даче. Как было принято в их семье, маленький Дмитрий сел за рояль в девять лет – в 1915 году мама стала давать ему уроки игры на музыкальном инструменте.

Фото 3 - родители и сестры Д. Шостаковича.jpg

Успех пришел к Шостаковичу быстро. Уже в 1926 году, всего через несколько месяцев после премьеры Первой симфонии Шостаковича в Ленинграде и Москве состоялось первое зарубежной исполнение этой симфонии в Берлине под руководством уже тогда всемирно известного дирижера Бруно Вальтера. На концерте присутствовал известный композитор Альбан Берг, который выразил свое восхищение музыкой в письме, адресованном Д. Шостаковичу.

Отношение советской власти к творчеству Д. Шостаковича всегда было противоречивым. С одной стороны, им гордились – музыка Д. Шостаковича была очень популярна за границей. Но на Родине от композитора требовали оптимистической музыки, которая могла настроить рабочий класс на трудовые подвиги. Известно, что Сталину нравилась музыка Шостаковича к кинофильмам.

В свое время Сталин высоко оценил созданное Дмитрием Дмитриевичем музыкальное сопровождение трилогии о Максиме, вошедшей в золотой фонд киноклассики, а Жданов, как известно, по утрам будил жену, наигрывая на рояле «песню о встречном».

Воодушевляющая , весьма благосклонно воспринятая вождем, имела невероятный успех. В фильме «Встречный» (1932 г.) рабочие Ленинградского металлического завода выдвигают «встречный» план - принимают на себя обязательство досрочно сконструировать и наладить выпуск первых советских гидравлических турбин, необходимых для строительства гидроэлектростанций по плану ГОЭЛРО.

Пытаясь отстоять свою свободу в творчестве, композитор не один раз был буквально на краю гибели. В 1936 году выходит опера «Леди Макбет Мценского уезда» («Катерина Измайлова»). Поначалу шедшая с большим успехом, вскоре она была вычеркнута из репертуара всех концертных залов. Сталину она не понравилась.

Вслед за этим последовала разгромная правительственная статья «Сумбур вместо музыки» опубликованная в «Правде» 28 января 1936 года. Надвигался грозный 1937 год, который принес за собой аресты родственников и друзей композитора.

Некоторое время Дмитрий Дмитриевич был уверен, что заберут и его. Он даже ложился спать уже одетым, а под рукой всегда держал чемодан с предметами первой необходимости. Глубокой ночью он выходил из квартиры на лестничную площадку и в ужасе ждал, когда же двери лифта откроются на его этаже. Шостакович не хотел, чтобы его вытаскивали из постели на глазах у напуганной семьи. К тому времени Шостакович уже был женат на Нине Васильевне Варзар. У них были дети – Максим и Галина.

По мнению писателя Джулиана Барнса, «вплоть до смерти Сталина между композитором и диктатором шел непрерывный психологический поединок». Во время разгула репрессий и торжества страха, когда вождь провозглашает: «Жить стало лучше, жить стало веселее», Шостакович, не питая ни малейших иллюзий по отношению к советской действительности, находясь под давлением травли и личных невзгод, пишет грандиозную Четвертую симфонию, пронзительно-трагическую летопись своего времени.

Сохранилось высказывание композитора периода кошмара 30-х годов:

«…Переживать всё плохое, окружающее тебя, внутри себя, стараясь быть максимально сдержанным, и при этом проявлять полное спокойствие куда труднее, чем кричать, беситься и кидаться на всех».

Единственным орудием борьбы с несправедливым режимом для Шостаковича всегда была музыка, в которую он вложил все свои чувства.

Фото 4 - Д. Шостакович за работой.jpg

От Шостаковича ждали покаяния за безыдейность и подражание западному искусству, а также новой оптимистической симфонии. Премьера его Пятой симфонии состоялась в ноябре 1937 года в Большом зале Ленинградской филармонии.

В заглавии к симфонии Д. Шостакович сделал надпись: «деловой творческий ответ советского художника на справедливую критику». Композитору устроили необыкновенно длительную и бурную овацию. Успех Пятой симфонии был мгновенным и безоговорочным. Пятую стали называть «оптимистической трагедией».

Война застала Д. Д. Шостаковича в Ленинграде. Композитор стал проситься на фронт, подал заявление в народное ополчение, работал на строительстве оборонительных рубежей. Покинуть Ленинград Д. Д. Шостакович отказывался (не эвакуировался ни с консерваторией, где преподавал, ни с филармонией) вплоть до категорического распоряжения члена Военного совета фронта А. А. Кузнецова.

1 октября 1941 года композитор вместе с семьей был вывезен из блокадного Ленинграда в Москву и через непродолжительное время отправлен в Куйбышев. В куйбышевской эвакуации он закончил Седьмую симфонию посвятив ее Ленинграду.

Фото 5 - Д. Шостакович на обложке журнала Time.jpg
Дмитрий Шостакович попал на обложку журнала Time в 1942 году в образе пожарного, поскольку участвовал в тушении пожара в обсерватории, загоревшейся от немецких бомбардировок.

Фото 6 - Д. Шостакович на учениях.jpg

Легендарное исполнение Седьмой симфонии 9 августа 1942 года в блокадном Ленинграде имело колоссальное значение для измученных беспощадной войной людей. Это была духовная, нравственная победа над фашизмом.

Этот антифашистский посыл волной прокатился по всему миру. Ленинградская симфония с триумфальным успехом исполнялась в военные годы во многих городах СССР, а также в Англии, Соединенных Штатах, вызвав международный антифашистский резонанс.

Первый исполнитель Седьмой (Ленинградской) симфонии Д. Д. Шостаковича на американском континенте (1942 г.) Артуро Тосканини перед выступлением сказал:

«Это выдающееся сочинение есть торжество человека, торжество духа над материей, ради которого стоит жить. Жить и побеждать».

После войны на одном из съездов композиторов Шостакович снова стал мишенью – его Шестая и Восьмая симфонии были раскритикованы в пух и прах. Темой обоих снова была война, трагическая и страшная. Но по советским музыкальным меркам война была величественна и триумфальна.

Шостакович должен быть выступить с публичным покаянием. Для него уже специально была написана речь соответствующего содержания. В середине этой речи он внезапно поднял голову и сказал:

- Мне всегда кажется, что, когда я пишу искренне и так, как чувствую, тогда моя музыка не может быть «против» Народа и что, в конечном счете, я и сам – представитель пусть в малой степени нашего Народа.

В феврале 1948 года появилось постановление ЦК ВКП (б) «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели», в котором крупнейшие советские композиторы (среди них Шостакович, Прокофьев, Хачатурян) были отнесены к «формалистическому, антинародному направлению советской музыки». В такой ситуации до печального клейма «враг народа» оставалось полшага.

Шостакович вынужден был уйти с работы из Московской и Ленинградской консерваторий, многие его произведения исчезли из репертуара, начался вихрь несправедливой критики, которая не пощадила и детей. Шостакович вспоминал, как его сына Максима, десятилетнего, на школьном экзамене по музыке заставили прилюдно очернять родного отца.

Конец этой травле внезапно положил сам Сталин. В марте 1949 года проводилась Всеамериканская конференция в защиту мира. По личному желанию Сталина Шостакович принял участие в этой конференции. От поездки в Америку Шостакович ждал очень многого – он хотел встретиться со Стравинским, перед музыкой которого он благоговел.

Однако Стравинский знакомиться не пожелал, а прислал лишь заносчивую телеграмму:

«Сожалею, что не могу присоединиться к тем, кто приветствует визит советских артистов в нашу страну. Но мои этические и эстетические убеждения не позволяют мне сделать этот жест».

Позднее Шостакович рассказывал, что его неприятно поразили и американские журналисты – откровенные и бесцеремонные вопросы сыпались со всех сторон. Журналисты никак не могли выговорить фамилию композитора и стали называть его просто «Шости»:

- Шости, Шости, обернись на минуту, я тебя сниму! Шляпой помаши!
- Хелло, Шости, кого вы предпочитаете: блондинок или брюнеток?


Не обошлось и без курьезов – как-то в Нью-Йорке он зашел в аптеку за аспирином. Через десять минут после его ухода знакомые увидели, как провизор вывешивает в витрине объявление: «ЗДЕСЬ ПОКУПАЕТ ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ».

Из окон своего номера гостиницы «Уолдорф-Астория» он мог постоянно видеть человека с транспарантом. Там были написаны слова: «Шостакович! Прыгай из окна!».

Дело в том, что не так давно из окна русского посольства в Америке выпрыгнула одна из наших сотрудниц и попросила политического убежища. Этого же поступка ждали от Шостаковича многие, но, конечно, он не мог решиться на такой шаг. Дома оставались дети – Максим и Галина, супруга, родные и друзья. На Родине их бы затравили.

Дмитрий Шостакович категорически не хотел вступать в коммунистическую партию, но ему не оставили другого выбора – только после вступления в партию опера «Катерина Измайлова» наконец получила одобрение и вернулась на сцену в Москве. Впоследствии его сын Максим скажет, что только два раза в жизни видел отца плачущим: на похоронах Нины и при вступлении в партию.

К концу жизни власть стала беречь Дмитрия Шостаковича – ему выделили автомобиль с личным водителем и дачу. В газетах стали появляться его фотографии в кругу видных деятелей партии и правительства. Дмитрий Шостакович ушел из жизни 9 августа 1975 года в Москве.

Фото 7 - одна из последних фотографий композитора.jpg

Книга Джулиана Барнса «Шум времени» вместила в себя не только биографию Дмитрия Шостаковича. В ней отразилась сталинская эпоха – одна из самых тяжелых в истории нашей страны. В своей музыке Шостакович смог передать боль и страдания, подвиг и силу целого народа.

На сегодняшний день Шостакович остается одним из самых исполняемых в мире композиторов. Его музыкальные произведения – яркие и самобытные, обладают огромной художественной ценностью. С каждым годом появляются все новые исследователи жизни и творчества Дмитрия Шостаковича.

Приятного чтения!
Резник Марина Васильевна,
библиотекарь отдела городского абонемента
Tags: история, культура, музыка, рецензии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments