Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Мария Беркович «Нестрашный мир»

Мы продолжаем рассказывать о книгах, вошедших в виртуальную выставку «Встань и иди: книги, помогающие жить». Выставка содержит библиографическое описание книг, визуальные обложки, подробные аннотации к каждой из книг, раскрывающие их содержание. Книги, представленные на выставке, помогут вам в сложное время, а истории, рассказанные в них - поддержат своим примером.




Мария Борисовна Беркович – дефектолог, а также поэт, педагог, психолог и нянька для детей, у которых – аутизм, умственная отсталость, слепоглухота, множественные нарушения развития. Дополнительно Мария работает частным репетитором у тех детей, кто живет дома с родителями; и в детском доме с детьми, от которых родители отказались.


Мария Беркович родилась 29 апреля 1985 года в Санкт-Петербурге. Ее мама – Елена Эфрос и бабушки – Галина Майзелис и Нина Катерли, сыграли большую роль в воспитании будущего педагога. Книга «Нестрашный мир» - не просто документальное повествование о детях с нарушениями в развитии. Эта книга об огромном желании помочь, подарить тепло и заботу. Книга состоит из записей Марии, которые она вела на протяжении многих лет. Герои ее писем, дневников и рассказов – дети с нарушениями развития, их родители, волонтеры и педагоги, работники детских домов. Но книга эта не только о профессии, а скорее о любви – к детям, к жизни, к призванию.



Главной задачей при работе с детьми для Марии было правильно подобрать методы помощи, способы взаимодействия с «особыми» детьми. Очень нелегко писать о своих учениках, тем более, если они «особенные». Ведь трудно понять их внутренний мир. Как сравнила сама Маша, после того, как застряла в стеклянном лифте супермаркета – «я смотрю на своих детей из стеклянного лифта». Но рассказать о них нужно, ведь каждый из них – личность. И как твердо уверена Маша, «необучаемый ребенок – это ребенок, которого не обучают, только и всего. У Бога необучаемых нет».

Конечно, молодому педагогу было нелегко. Маша пишет в одном из писем:

«Когда я была поэтом, мне было обидно и досадно, что я не чудотворец. Теперь я работаю с детьми, и мне страшно, что я не чудотворец. Никакой другой труд не даст мне столько радости, вдохновения, умиротворения. И столько страха, тоски, неуверенности. Опасная работа… Я хотела помочь детям справиться с их страхами, стереотипами, научить их устанавливать контакт с другими людьми. И поэтому я бесконечно сталкиваюсь со своими страхами, негибкостью, неумением устанавливать контакт, чувствовать другого. Меня бросает из крайности в крайность».

Но за годы работы накопилось столько смешных, грустных и радостных историй! Вот разговор в родительской группе:

«Мать:
- А я вот, девочки, думаю, надо найти Косте лесника.
Остальные:
- Кого?!
Мать:
- Ну, лесника. Где-нибудь в Новгородской области, или еще подальше, в чаще. Там же, девочки, лесничества. Еще остались. Я узнавала. А лесники – это же спокойные люди. Они сами – как аутисты. Круглый год в лесу, без людей. Ну, я подумала: научил бы он моего Котьку помогать, хворост собирать, печь топить. Костя же умный, он научится. А потом, глядишь, сам лесником станет».


Родителям очень важно стать для своих детей проводниками, переводчиками, связующим звеном между двумя мирами.

Порой друзья и незнакомые люди спрашивают у Маши: «Зачем все это? Эти дети – необучаемы!».

Но Маша считает по-своему:

«Во-первых, я в необучаемость не верю. Во-вторых, я считаю: если человек живет, он должен развиваться. Что-то делать. Куда-то двигаться. Пусть со стороны и кажется, что это топтание на месте, но я-то вижу: сегодня он впервые протянул руку и поймал колокольчик. А сегодня крепко схватил деревянную ложку. Сам опустил ладонь в миску с фасолью, рассыпал ее по ковру. Осмысленно – на какую-то секунду - прижал руку к моему лицу».

Все это пусть маленькие, но победы над болезнью.

Был в практике у Маши и ребенок-иностранец. Маленькая Уна – американка, приехала вместе с мамой в гости. У нее тяжелый синдром ДЦП, она не может ходить, не сидит, спину не держит, а вдобавок ко всему – слепота. Но Уна может слышать. Сначала она испугалась чужого голоса, но Маша сказала ей по-английски: «Ты прелестная принцесса!». Девочка улыбнулась, наладился контакт и дальше пошла в ход игротерапия.

Иногда взрослых удивляет реакция «особенных» детей на окружающий мир. Так, в детском саду музыкантша спрашивала детей после неаполитанской песенки: «Какая она? Веселая…. еще какая? Задумчивая, - сказала Габи».

Хорошо, когда здоровые ребятишки не боятся общаться с «особенными» детьми. Зачем? Потому, что как бы аутичному ребенку ни было хорошо в своем мире, он все равно чувствует потребность в общении с людьми и страдает от того, что у него это общение не выходит. Девятилетний Никита сказал об Антоне-аутисте:

« - Ну так приятно теперь смотреть на него! Знаешь, когда ребенку радостно, то и тебе радостно!
Никита любит рассказывать про успехи Антона:
- В первый день похода Антон ничего не ел: ни супа, ни каши. И не говорил ничего. На второй день – тоже. Весь третий день проспал в палатке. А на четвертый проснулся рано-рано и три раза повторил: я хочу кушать, я хочу кушать, я хочу кушать. Маша ему говорит: Антон, сейчас еще рано, кушать будем позже. А он: кушать позже, кушать позже. И заснул. И с тех пор всё ест: и суп, и кашу. И всё говорит».


Маша тогда работала волонтером и училась на втором курсе дефектологического факультета. Нужно было отрабатывать знания на практике, использовать разные методики. Маше очень хотелось заглянуть в мир ребенка-аутиста, ощутить себя им. Это было необходимо как педагогу. Вот ее выводы:

«Мне кажется, что работа с аутичными детьми – это искусство чувствовать и реагировать. Причем чувствовать с опережением, иначе отреагировать можно и не успеть. Суть этого процесса – в том, чтобы улавливать и расшифровывать сигналы, которые посылает вам ребенок из своего аутичного мира и посылать в ответ сигналы из мира обычного».

Маша не пожалела о выбранной профессии, хотя порой было и тяжело.

«Я думаю об удивительной простоте, с которой в мире «особых» людей разрешаются все основные вопросы. В мире «особого» человека, где имеют значение только чувства, а наносное, условное отпадает, возникает сильнейшее ощущение неподдельности всего, что происходит. После соприкосновения с этим неразбавленным миром не хочется выходить в обычную жизнь. Начинается душевный авитаминоз: все кажется ненастоящим. Та любовь, с которой мы соприкасаемся, общаясь с «особыми» людьми, это не любовь, которую они излучают. Это наша собственная любовь. Мы ее в себе находим, точно так же, как мы можем найти в себе все остальное, как будто такое лекарство принимаем – выпиваем полную чашку неразбавленной жизни, и это очень сильно проясняет наш взгляд».

Книга Марии Беркович «Нестрашный мир» не только поможет врачам, психологам, педагогам и социальным работникам найти лучший подход в работе с детьми. В этой книге отразилась особая точка зрения Марии как педагога и человека, который очень любит детей и старается им помочь.

Приятного чтения!
Резник Марина Васильевна,
главный библиотекарь отдела городского абонемента
Tags: выставки, книгипомогающиежить, рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments