Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

Я б в гастарбайтеры пошел, пусть меня научат…

Автор: Ольга Кургина

Рецензия на записки Анатолия Глазова «Чайки над свалкой» (Чешские записки украинского батрака), опубликованные в журнале «Сибирские огни», 2018, N 9-11.

Дневниковая проза известного украинского блогера Анатолия Глазова раскрывает все секреты зарубежной трудовой миграции граждан «Незалежной» - к слову, действие «записок» происходит еще в начале 2000-х, то есть задолго до «оранжевой революции».



А начать, пожалуй, нужно с того, что сам автор вообще-то русский: родился в России, служил в Севастополе, много лет отработал в шахтах Донбасса, став жителем Украины еще в советские времена, и, как многие русские, автоматически потерял гражданство России после развала СССР. Когда же на новой «Родине» грянул, как гром с ясного неба, закон о едином государственном языке (украинском), истина, известная с древних времен о Киеве и языке перевернулась с ног на голову: «Язык из Киева меня уведет»!

Осознав, что спасение безработных дело рук и ног их самих, украинцы массово отправились «покорять» Европу вахтовым методом. Однако, путь гастарбайтеров в любой стране розами не устлан. Во-первых, трудоустроиться можно лишь через посреднические «фирмы», в которых орудуют те же украинцы, но со знанием языков и «связями» - они фактически становятся рабовладельцами «заробитчан». В полном смысле слова парадом командует хозяин фирмы («клиент») - именно он решает, куда и на какую работу отправить свой живой товар: на стройку, свалку или в публичный дом. Во-вторых, ушлые «клиенты» своих земляков из «Незалежной» сплошь и рядом нагло надувают.

Наш герой, заплатив за дорогой пакет документов электрика на фирме «Сименс» с жильем в еврообщежитии, оказавшись в Чехии, попадает разнорабочим на стройку частного дома. А «еврообщежитие» на деле оказывается четырехкомнатной квартирой в доме-развалюхе, где уже обитают 14 человек. Причем новичка определяют в комнату к женщинам – половая принадлежность для гастарбайтера при подселении никакого значения не имеет. Но обилие бытовых проблем, по мнению автора, имеет и свои плюсы: «Удалось сунуть сковородку на освободившуюся конфорку – и ты доволен, запихнул продукты в холодильник – и ты счастлив, ну а если удалось помыться и побриться – то это был вообще праздник».

Условия труда мигрантов – отдельная песня, которая переносит нас в допрофсоюзный «юрский» период дикого капитализма. Так что при мизерной зарплате рабочий день в 17-18 часов и один выходной в неделю (в лучшем случае, в худшем – вообще без выходных) – вполне себе распространенная норма. Многие долго не выдерживают: кто-то спивается, кто-то подается в бомжи, трезво рассудив, что и на свалке можно прожить неплохо, но при этом не надрываясь, а кто-то начинает так отчаянно воровать, что «хозяин» сам расторгает с ним «договор».

Автор «записок» - редкое исключение, являющий своим читателям пример добросовестности, стойкости и мужества в критических условиях заграничного выживания. В его послужном списке, помимо стройки, будет и продуктовый склад, щедро снабжающий всех работников просроченными продуктами и та самая свалка, а точнее – завод по переработке мусора. Вот именно о чешской свалке, пожалуй, стоит рассказать поподробнее, ведь «мусорная» проблема – головная боль многих стран мира.

В Чехии те отходы, которые не подлежат переработке, сваливаются в огромную, заранее подготовленную яму, дно которой выстлано полиэтиленом, и, когда яма заполняется, сверху насыпается земля и высаживаются фруктовые деревья – свалка превращается в сад! А рядом под свалку-сад выкапывается очередная яма. Именно свалка – то самое «хлебное место», на которое мечтают попасть все «заробитчане», ведь здесь можно поживиться и цветным ломом, и, если повезет - новеньким «контрафактом», который еще не успели уничтожить…

В целом, документальная проза Анатолия Глазова вполне наглядно, хоть и опосредованно иллюстрирует как состояние экономики «Незалежной», так и новый украинский менталитет, проявляющийся в самоощущении второсортности и вытекающий, в том числе, из отношения к украинским «батракам» в странах Евросоюза.

Горькое двустишие звучит как резюме:
Разбрелись по миру родины послы…
Были украинцы мы, а теперь – хохлы.

Tags: литературные журналы, рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments