Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Отличные книги. Июльский выбор Марины Резник

Автор: Марина Резник

Любителям чтения иной раз не просто сделать правильный выбор и не утонуть в пучине разнообразной литературы, которая представлена в нашей библиотеке. А ведь так хочется, прогуливаясь среди книжных стеллажей, выбрать ОТЛИЧНУЮ книгу. Ту самую, что заставит забыть обо всем на свете, научит новому, отвлечет от проблем, поможет в решении личных вопросов, станет доктором, другом, советчиком. Библиотекари отдела городского абонемента знают много интересных книг и готовы рассказать о них вам, нашим дорогим читателям. В проекте «Отличные книги» мы будем каждый месяц знакомить вас с литературой, которую прочли сами. Нам очень хочется, чтобы эти книги понравились и вам.

Предлагаем вниманию читателей две художественные книги, время действия в которых – Вторая мировая война. Обе книги изданы издательством CORPUS и основаны на реальных событиях.


Михаил Яковлевич Бродский «Сабанеев мост»

За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?
О. Мандельштам


Михаил Яковлевич Бродский родился в феврале 1934 года в Одессе и пережил страшные годы немецко-фашистской оккупации, потерял во время войны мать и был разлучен с отцом. Его спасли одесский врач и лейтенант румынского гестапо – сигуранцы, представители тайной полиции Румынии.



Мамой Михаила была Ольга Яковлевна Барановская – успешная женщина-юрист, практиковавшая в Одессе, а отцом – светский лев адвокат Бродский, у которого уже была другая семья. Вместе с мамой маленький Михаил жил в доме на углу улицы Гоголя и Сабанеева моста. Говорили, что до революции это был доходный дом, принадлежавший графу Толстому.



Незаметно подошел 1941 год. Скоро Михаил должен был пойти в школу, но этого не случилось – началась война.

«По вечерам город погружался в черный беспросветный мрак. Дворники бдительно следили за тем, чтобы ни полоски света не пробивалось из окон. Затемнение должно было сбить с толку вражеских летчиков. В семь лет опасность ощущается слабо. Я привык к ночному фейерверку, быстро засыпал и спал мертвым сном. Однако опасность была немалая. Мы жили в районе, примыкающем к порту, который бомбили особенно интенсивно. Бомбоубежища в доме и поблизости не было».



В Одессу вошли немцы, и семилетний Михаил с матерью наблюдали, как от Сабанеева моста к улице Гоголя по середине мостовой маршировала военная колонна. Так закончилось детство. Вскоре на допросе нацистский офицер, угрожая пистолетом, станет убеждать ребенка признаться, что он еврей - и тогда их с мамой якобы перевезут в «хорошее место, где не будут бомбить». Ольгу Яковлевну и Михаила схватили и отправили в одесскую городскую тюрьму.

«Я плохо помню те несколько дней, которые мы провели в тюрьме. Помню скученность, добывание кипятка, тяжелый ночной сон в коридоре на каком-то сундуке. Помню неожиданную встречу в тюремном дворе с Витей, товарищем, с которым мы играли на даче в войну. Люди, среди которых я прожил эти несколько дней, были заживо сожжены в каких-то бараках под Одессой».

Чтобы спасти своего сына, Ольга Яковлевна отдала Михаила в семью профессора И. А. Кобозева, коллеги знаменитого Филатова. Через некоторое время Михаил узнал, что мамы больше нет – она была убита только за то, что была еврейкой.



Три года мальчик прожил в семье Кобозевых, а затем наступил 1944 год. По мере приближения фронта облик Одессы постепенно начал меняться. Заметно увеличилось количество войск, особенно немецких. Лица их радости не излучали. Солдаты стали злее и агрессивнее. Все понимали, что конец оккупации не за горами. В воздухе пахло весной и освобождением. Немцы и румынцы готовились к отступлению, жгли архивы, иногда горели дома. Одесса жила слухами и надеждой.

А Михаил снова должен был уезжать – к новым родителям.

«Поезд шел через Брянск и на станциях следы уже отшумевшей в этих местах войны были заботливо прикрыты праздничными первомайскими плакатами и парадными портретами вождя в маршальской форме. Ощущение огромности пролетающего за окном неизвестного пространства сплеталось с тревожным ожиданием новой жизни в чужом городе, в незнакомой семье. Мне недавно исполнилось всего одиннадцать лет, а жизнь заново начиналась уже в третий раз».

Утром 3 мая 1945 года одесский поезд под звуки бравурного марша подошел к перрону Киевского вокзала. Михаила встретили новые родители - Галина Нестеровна и Павел Георгиевич Мелиссарато – дружная актерская семья. Конечно, со временем мальчик и сам увлекся театром. И по окончании девятого класса отправился на свои первые в жизни гастроли, которые начинались в Ленинграде.



Позднее в Москве Михаил окончил Московский станкоинструментальный институт, работал в автомобильной промышленности, руководил проектом строительства литейного завода в Саранске. И как бы тяжело не жилось после войны, была в сердце у Михаила и гордость за Родину. Ведь наступил памятный день 12 апреля 1961 года! Михаил тогда был в Москве и увидел стихийную демонстрацию с транспарантами, которая выкрикивала: «Га-га-рин! Га-га-рин!». В Москве Гагарину устроили грандиозную встречу.



«Шли годы, и уже в середине восьмого десятка я стал задумываться о том, останется ли какая-нибудь память обо мне потомкам, если мой сын продолжит наш род. Кроме желания рассказать о своей жизни и оставить свой след в потоке дней в глубине подсознания занозой сидела память о трагических днях моего детства, и хотелось выплеснуть все наружу».

Воспоминания Михаила Бродского вместили в себя целую эпоху: командировки и разъезды по стране, Оттепель, эпоха брежневского застоя, Перестройка, распад Советского Союза и снова начало новой жизни. «Сабанеев мост» - удивительная книга воспоминаний о времени, которое невозможно забыть.

Мария Ялович-Симон «Нелегалка»

«Я хочу уцелеть. Не сдамся без сопротивления» .
Мария Ялович


«Нелегалка» - это поразительная история о том, как молодая девушка выжила в Берлине в 1940-1945 гг. Мария Ялович (1922-1998), дочь адвоката-еврея, сумела уцелеть при национал-социализме, скрываясь от властей в Берлине. После освобождения в 1945 году она осталась в городе, стала профессором античной литературы и культурологии в университете им. Гумбольдта.



Сын Марии - Херман Симон, основатель и многолетний руководитель фонда «Новая Синагога – Centrum Judaicum», упросил мать незадолго до смерти надиктовать на пленку историю ее спасения. На основе 77 кассет он вместе с писательницей Иреной Штратенверт подготовил эту книгу.



«Нелегалка» - это удивительная по содержанию книга, состоящая из трех частей. Сначала перед нами проходит история жизни семьи Яловичей, выходцев из России, бежавших в Германию. Родители Марии, Херман и Бетти Ялович, умерли к концу 1930-х гг., а сама Мария с весны 1940 г. была в обязательном порядке отправлена, как многие другие еврейские женщины и мужчины, на принудительные работы в военной промышленности. Мария попала в токарный цех завода Siemens. Проработав там год, она столкнулась с большим количеством тайных групп саботажников, выпускавших брак, а также сочувствовавших евреям их немецких коллег и начальников. Работа в заводском цеху была тяжелой, но самым трудным было осознание того, что ты трудишься на германскую военную промышленность.



У Марии была самая главная цель в жизни – выжить любой ценой, не смотря ни на что. И в книге очень хорошо показано тоталитарное общество, в котором не должно быть места инакомыслию. Люди, принявшую определенную расистскую идеологию, должны были следовать ей до конца. Но в жизни все иначе. Порой Марии попадались добрые отзывчивые люди, понимавшие, что нацистский режим скоро падет.

Что же все-таки способствовало успеху гитлеризма у простых немцев? В 1935-45 гг. законопослушность немцев сыграла с ними злую шутку, превратив в рабов фашистской диктатуры. Антисемитизм убедил немцев в том, что евреи – не просто плохие люди, но и опасные для коренных жителей Германии.

Вместе со своим женихом-болгарином Мария ненадолго уехала в Софию, но ей пришлось вернуться обратно в Берлин и по поддельным документам жить в подполье. В своей книге воспоминаний Мария Ялович-Симон предельно честна: нужно было приспосабливаться к жизни в очень тяжелых условиях. Иначе – не выживешь. Ведь евреям нельзя было пользоваться общественным транспортом и ходить по тротуарам. Даже из дома разрешалось выходить только в верхней одежде с нашивкой — звездой с буквой «J». Все эти детали — характерные приметы времени.



На страницах «Нелегалки» М. Ялович-Симон рисует красочные портреты множества встреченных ей людей, показывая настоящий срез нацистской Германии. «Нелегалка» — история девушки, ставшей рабой обстоятельств, но благодаря твердому решению уцелеть не ставшей их жертвой.

Обе книги – «Сабанеев мост» и «Нелегалка» показывают жизнь в Советском Союзе и Германии в непростое военное время. Читатели смогут больше узнать о народном Сопротивлении в Европе, об оккупации и о том, как люди выживали в самых тяжелых обстоятельствах, не теряя силу духа.

Приятного чтения!
Tags: воспоминания/мемуары, история, нон-фикшн, отличные книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments