?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: Марина Резник

«Я была жизнерадостна, полна любопытства к жизни и хотела быть счастливой. Но для этого надо уменьшить страдание рабочего люда, утвердить права и справедливость».
Александра Коллонтай



Книга «Моя чрезвычайная бабушка» - это воспоминания внука об Александре Михайловне Коллонтай. Владимир Михайлович Коллонтай написал не обычные мемуары о близком человеке. Он воссоздает неизвестную часть биографии своей бабушки. А. Коллонтай предстает в этой книге не только как «железная леди», общественный деятель и политик, но также как женщина, заботящаяся о своей семье, верный друг и неутомимая труженица.




В предисловии к книге Владимир Михайлович отмечает:

«Когда меня попросили написать воспоминания о своей бабушке, я понял, что эта задача далеко не из простых. Сожалеешь об упущенных возможностях более близкого общения и выяснения многих деталей нашей истории, о которых рассказать мне могла бы только она. Но как бы то ни было, волею судьбы я оказался свидетелем некоторых периодов жизни Аички».

Александра Михайловна Коллонтай (1872—1952) — уникальная фигура своего времени - член первого Советского правительства, дипломат и теоретик женского движения, первая в истории женщина-посол и женщина-министр. Владимиру Михайловичу было 25 лет, когда бабушка скончалась. Он уже учился в аспирантуре и был женат. Но время, проведенное вместе, запомнилось навсегда.

Особенно велико было влияние бабушки на внука, когда Владимир учился в Швеции. Владимир знал о том, что «чрезвычайная бабушка Шура» росла в благополучной дворянской семье. Она была самым младшим ребенком полковника Генштаба Михаила Алексеевича Домонтовича и Александры Александровны Мравинской. С детства Шурочка обучалась дома. Отец не скупился на лучших преподавателей – так, учителем словесности был приглашен Виктор Острогорский, один из виднейших литературоведов того времени, редактор популярнейшего журнала «Детское чтение».



Мама Шуры, Александра Александровна в своем загородном имении, не боясь никаких насмешек, по примеру графа Толстого, завела огород и сама ухаживала на нем за растениями и цветами. Ее дочери также работали на грядках – сажали, пололи, поливали, собирали урожай. По ее инициативе вся семья и даже приезжавшие гости должны были совершать ежедневный вечерний моцион вокруг усадьбы. Любовь вошла в жизнь юной Александры внезапно – отец, отправляясь по делам в Тифлис, решил взять дочку с собой.

Там жила его двоюродная сестра Прасковья Коллонтай, вдова ссыльного поселенца Людвига Коллонтая, участника польского восстания 1863 года. Она воспитывалась в семье Константина Ушинского – прославленного русского педагога и просветителя, восприняв от него либеральные идеи и тягу к свободе. В этом духе она воспитывала и своих детей – Ольгу и Владимира. Владимир Коллонтай был веселым и остроумным брюнетом.

Он много времени проводил со своей троюродной сестрой. Говорили в основном о политике, обсуждали запрещенного тогда Герцена. Возможно, именно этим, он и покорил ее сердце. Семья Домонтовичей была вынуждена дать согласие на брак. Владимир обожал свою молодую жену, буквально носил ее на руках, а когда Александра поняла, что ждет ребенка, счастью его не было предела.



О своем отце Михаиле и его взаимоотношениях с бабушкой у Владимира Михайловича остались самые теплые воспоминания. Сына Мишу бабушка нежно называла Хохликом. Где бы она ни жила, рядом с ней всегда была его фотография с взъерошенными волосами. Отец много рассказывал сыну Владимиру о своем детстве. В годы эмиграции (1908-1917) бабушка не могла приезжать в Россию и находиться постоянно рядом с сыном.

Он жил сначала у ее родителей, а потом с отцом в Петербурге. Бабушка как могла, помогала им материально, зарабатывая публикацией своих трудов, и использовала любую возможность, чтобы повидаться с сыном. Порой они оба попадали в сложные ситуации, когда буквально на волоске висела их жизнь, и она страшно волновалась за судьбу ребенка. Когда началась Первая мировая война, в августе 1914 г., Миша жил у нее в Берлине.

Их интернировали, заключили под стражу, как и всех находившихся там русских. Однако А. Коллонтай сумела связаться с депутатом рейхстага коммунистом Карлом Либкнехтом. Он добился, чтобы всех русских освободили, и дали им возможность уехать из страны. Сын Миша добрался до Петербурга, но сама она не могла вернуться в Россию и была отправлена в Швецию.



В 1916 году Мишу, студента политехнического института, как молодого инженера послали контролировать и принимать машинное оборудование, заказанное Россией на заводах Петерсона недалеко от Нью-Йорка. А. Коллонтай принимала участие в этих поездках. Жили они скромно, в пансионе, экономя каждый цент. Михаил позже сетовал на врачей - «зубодеров», на страшные цены и плохое качество их работы.

Он считал, что промтовары в Америке также были очень некачественные. Обувь разваливалась, купленный американский костюм быстро прохудился. Производимые там машины он хвалил, но в поставляемых в Россию находил много брака. Опыт пребывания Михаила на заводах Петерсона пригодился позже, когда он стал работать на приемке паровозов в Европе, а также в Амторге в США.

Внук Владимир Михайлович родился в 1927 году в Берлине, где его отец находился в командировке от наркомата внешней торговли СССР, а с ним и супруга. А. Коллонтай тогда была посланником в Мексике. Впервые маленький Владимир увидел свою бабушку в два года. Его привезли к ней в Норвегию, куда после Мексики она была назначена на дипломатическую работу уже второй раз.

Конечно, об этом времени у Владимира не осталось воспоминаний – сохранились лишь фотографии, сделанные отцом, где бабушка учит внука ходить на балконе посольства, везет в коляске на прогулку и ведет за ручку по дорожке парка. Где бы ни находились сын и внук, бабушка всегда волновалась за семью. Когда у Михаила случился инфаркт, она добилась того, чтобы семья переехала в Швецию, где врачам удалось спасти сына. Там же внук Владимир пошел учиться с советскую школу, в 8-й класс. Именно тогда Владимир стал тесно общаться с бабушкой.



В Стокгольме у бабушки Владимир запомнил чудесные дни: вместе они делали зарядку под музыку, учились танцевать, ходили гулять в парк и кормили птиц. Александра Коллонтай очень любила птиц и старалась всегда заботиться о пернатых друзьях. А. Коллонтай дарила внуку много интересных книг: о русской и мировой истории, о греческой и римской мифологии, о знаменитых путешественниках, об искусстве и природе.

Она покупала игры и головоломки, а однажды подарила большой альбом для размещения марок почти ста стран, где было подробное описание каждой страны, ее географическое положение, численность населения и краткая история. Были также изображены национальные флаги и гербы. В подаренном альбоме были уже наклеены марки нескольких стран. Даря марки различных стран, бабушка часто рассказывала о жизни и знаменательных событиях в этих странах. Лишь позже Владимир осознал, что это был особый метод обучения бабушки – привить внуку любовь к географии и истории.

А. Коллонтай придавала большое значение иностранным языкам. Она сама хорошо знала английский, немецкий, французский, норвежский и шведский языки. Свободно на них говорила, вела деловую переписку и писала статьи. Она также владела финским, испанским, итальянским и украинским языками. И всегда внушала внуку, что знание иностранных языков является ключом к лучшему пониманию культуры и менталитета народа той или иной страны. А это ведет к значительному расширению кругозора человека.

«Бабушка казалась мне очень мудрой и знающей. Она умела убедительно говорить с людьми на самые различные темы. Еще в детстве я мечтал стать пилотом, и все, что касалось авиации, меня всегда очень интересовало. Когда бабушка вела беседы с моим отцом, инженером, об авиации, о будущем авиационном сообщении, о роли военной авиации в грядущих войнах, меня поражала ее осведомленность в этих вопросах, равно как и в других.

Мне часто было проще обсуждать многие возникавшие у меня проблемы с бабушкой, нежели с другими родственниками. Она умела их так разобрать и все разъяснить таким образом, что выход из них напрашивался как бы сам собой или, по крайней мере, был довольно ясен».

Александра Михайловна могла быть и строгой бабушкой. Не ругая ребенка она могла объяснить, почему в какой-то момент внук повел себя неправильно и всегда спрашивала: понравилось бы ему самому, если бы другие не выполняли данных обещаний, или что было бы с обществом, если бы каждый человек не выполнял своих обещаний?

Во время войны жизнь в Швеции изменилась – после нападения Германии на Советский Союз Владимир уже не так часто видел бабушку в семейном кругу. Даже в нейтральных странах обстановка была очень напряженной. А. Коллонтай всегда была очень занята. Советскому посольству в Швеции приходилось нелегко – большая часть средств массовой информации Швеции была ориентирована на Германию и находилась под влиянием немецкой стороны. Было чрезвычайно важно наладить работу по распространению правдивых новостей из Советского Союза. Сама посол Коллонтай и другие дипломаты выступали на многочисленных встречах и многолюдных собраниях в городе.



В 1942 году в результате огромных перегрузок у Александры Михайловны произошли два инсульта. Ее спасли чудом. Восстанавливаться отправили в санаторий в Моссеберг. Там она довольно быстро поправилась, но ее левая рука и нога оставались малоподвижными. Необходима была инвалидная коляска. Будучи всегда такой живой и подвижной, А. Коллонтай это очень тяжело переживала.



Когда война подходила к концу, подошла к завершению и долгая дипломатическая командировка А. Коллонтай. Александра Михайловна отслужила 23 года! Она вернулась в Москву в марте 1945. По возвращении ей была предоставлена квартира на Большой Калужской улице, д. 11. Два кресла в квартире были с колесиками – на одном, более легком, ее вывозили на улицу. Множество сувениров со всего мира украсили эту небольшую квартиру. Стены гостиной были полны картин и рисунков, подаренных ей друзьями в Швеции, Норвегии, Мексике. В этой квартире она принимала гостей.



Ее день по-прежнему был организован очень строго: ранним утром она работала над мемуарами. В первой половине дня принимала официальных посетителей, вела телефонные переговоры, диктовала секретарю или сама писала деловые бумаги и письма. Во второй половине дня к ней часто приходили гости: родные, друзья и бывшие коллеги, подруги молодости и иностранные граждане.

Александра Коллонтай непременно отмечала все советские праздники. 7 ноября, 1 и 9 мая, 23 февраля, 8 марта – это были ее личные праздники. Каждая дата была связана непосредственно с ее революционной, государственной иди дипломатической деятельностью. Представляя нашу страну за рубежом, она в эти дни устраивала приемы, выступала с докладами и совещаниями.

Но совершенно особенным был для нее праздник 8 марта. В августе 1910 года она участвовала в качестве делегатки от русского Союза текстильщиков на Международной конференции социалисток и на Международном конгрессе в Копенгагене. Вместе с Кларой Цеткин провели постановление о ежегодном праздновании 8 марта. Борьба за женское движение, за равноправие всегда была одной из важнейших задач в жизни Александры Михайловны.



Практически всю свою жизнь Александра Коллонтай вела дневники. Особое значение она придавала своим записям во время эмиграции, в революционные годы и в первые годы становления советской власти в России. Александра Михайловна не побоялась записать в своих мемуарах встречи со Сталиным. Это был очень смелый поступок.

В те годы, при жизни Сталина, практически никто не отваживался писать о нем. К сожалению, Александре Коллонтай удалось обработать и довести рукопись «Дипломатических дневников» лишь до 1940 г., а не до 1945 года, как планировалось изначально. Но уже готовые тексты к моменту ее кончины составили примерно 2000 машинописных страниц. В своем завещании она просила опубликовать эти мемуары к столетию со дня своего рождения – в 1972 году. Интересно отметить ее «Размышления о прожитом» (из записных книжек последних лет, 1946-1951).

«Черты, которые я ненавижу:
- оскорбление и унижение человеческого достоинства;
- несправедливость и жестокость;
- самомнение;
- ханжество и фарисейство;
- вероломство;
- распущенность.

Черты, которые я ценю:
- доброжелательство к людям: делать для других, не для себя;
- моральное мужество;
- самообладание;
- дисциплина;
- любознательность и наблюдательность;
- любовь к жизни, природе, животным;
- порядок и плановость в работе и в жизни;
- постоянная учеба».


Последние дни жизни в квартире на улице Калужской были тревожными. В конце 1940-х – начале 1950-х годов по стране прокатилась новая волна репрессий. Приходили родственники пострадавших и просили вызволить их из беды. Александра Михайловна делала что могла, стараясь помочь каждому, кто к ней обращался. Александра Коллонтай умерла 9 марта 1952 года, похоронена на Новодевичьем кладбище. Министерство иностранных дел и родственники поставили на могиле памятник. Там выбиты слова, которые отражают многогранность личности Александры Михайловны Коллонтай: «Революционер. Трибун. Дипломат». Ее внук Владимир Михайлович по праву мог бы добавить: «Прекрасная бабушка».

Приятного чтения!

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
salariman
5 авг, 2019 09:10 (UTC)
Спасибо за пост! Включил в свою подборку фотоисторий
yu_sinilga
5 авг, 2019 12:15 (UTC)
Современники тоже о ней мемуарных упоминаний много оставили, например, И.А. Бунин. Романы писала о свободной любви: "Любовь пчёл трудовых".
( 2 комментария — Оставить комментарий )
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner