?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дело разгорается, и я зажег этот огонь…
К. Э. Циолковский


17 сентября в нашей стране ежегодно отмечается день рождения великого ученого, основоположника космонавтики и ракетостроения, Константина Эдуардовича Циолковского (1857-1935). О жизни Циолковского издано множество биографий – научных и художественных, но до сих пор наиболее популярной из них остается повесть Льва Кассиля «Человек, шагнувший к звездам».



Лев Абрамович Кассиль (1905-1970) учился на физико-математическом факультете Московского университета. Интерес к науке и достижениям техники, связанным с нею, не оставлял его и в последующие годы. В частности, его влекли к себе работы Циолковского, проблемы межпланетных сообщений.


Лев Кассиль

Сразу же после встречи с Циолковским Лев Кассиль написал о нем очерк в газете «Известия» – «Звездоплаватель и земляки». Это положило начало дружеской переписке Циолковского и Кассиля, которая продолжалась до конца жизни великого ученого. К несчастью, все письма Циолковского к Кассилю погибли во время войны. Позднее из небольшого очерка Л. Кассиля «Шагнувший к звездам» родилась книга «Человек, шагнувший к звездам». Она была издана в 1958 году в издательстве «Молодая гвардия». Лев Кассиль оставил о Циолковском живые и теплые воспоминания, читая которые понимаешь, каким чутким и добрым сердцем отличался Константин Эдуардович, всю свою жизнь посвятивший науке.

В ночь на 5 октября 1957 года Лев Кассиль вспоминал о встречах с Циолковским. Как же прав был великий ученый! Вот уже поднялся в небо первый искусственный спутник Земли, а ведь мало кто верил в идеи Циолковского. Голос из радиоприемника сообщал: «Создан первый в мире искусственный спутник Земли… В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг Земли. В России еще в конце девятнадцатого века трудами выдающегося ученого К. Э. Циолковского была впервые научно обоснована возможность осуществления космических полетов при помощи ракет. Искусственные спутники Земли проложат дорогу к межпланетным путешествиям, и, по-видимому, нашим современникам суждено быть свидетелями этого…». В ту памятную ночь многие наши соотечественники звонили друг другу, поздравляли и вспоминали о человеке, чья мечта, чей гений и мудрая догадка сделали невозможное возможным.



А ведь не так давно многие смеялись над ним – человеком, опередившим свое время, предвидевшим великие достижения человечества. Маленький Костя в десять лет переболел скарлатиной и практически оглох. Он не мог хорошо обучаться в школе, так как не слышал преподавателей. Единственной возможностью учиться стало для мальчика самообразование. Костя засел за учебники, самостоятельно освоил всю программу и сам стал учителем. Но все помыслы его были направлены на изучение космоса и Вселенной, преодоление земного тяготения.

Завоевать межпланетные пространства, проникнуть в иные миры – одно из давнишних мечтаний обитателей земного шара. Веселый гастонский поэт XVII века Сирано де Бержерак выдумал целых семь способов достичь Луны. Он предлагал «сесть на железный круг и, взяв большой магнит, забросить вверх его высоко, пока не будет видеть око: он за собой железо приманит. Вот средство верное. А лишь он вас притянет, схватить его быстрей и вверх опять. Так поднимать он бесконечно станет». Или, заметив, что от Луны зависят приливы и отливы, рекомендовал: «В тот час, когда волна морская всей силой тянется к Луне, выкупаться, лечь на берегу и ждать, пока сама Луна не притянет вас к себе».

Жюль Верн послал своих героев на Луну в пушечном ядре. Герберт Уэллс заставил своего героя изобрести вещество «кэворит», не пропускающее земное притяжение. Окруженный этим веществом летательный аппарат покинул Землю и устремился к Луне. Конечно, ученые не соглашались с этими фантазиями, но и решения они найти не могли. Единственная возможность выхода человека во Вселенную была найдена у нас в России в 1883 году, когда Константин Циолковский переехал в Калугу.

Интересно, что в калужском доме-музее Циолковского хранится курьезная старинная литография 1840-х годов. На ней изображена Калуга, над которой летит фантастического обличья аппарат. И надпись гласит: «Возвращение воздухоплавательной машины из Бомбея через Калугу в Лондон». Словно сама судьба решила – дорога в космос лежит через Калугу!


Литография 40-х годов XIX века по рис. Р. Жуковского, изд. Дациаро.

Впервые в истории науки Константин Эдуардович предложил использовать ракету для космических полетов. Он подробно и тщательно продумал свое гениальное открытие. Строение ракеты, приборы управления, разнообразные инструменты – он словно уже видел ее однажды. В 1903 году в журнале «Научное обозрение» появилась статья Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Эта статья положила начало новой отрасли – космической навигации. Так Циолковский открыл для человечества путь к звездам.    



Но для самого Константина Эдуардовича путь этот был тяжелым и горьким. Насмешки из-за глухоты преследовали его все детство и юность, во взрослом возрасте его научные разработки по строительству дирижабля, по ракетостроению были встречены с недоверием и предубеждением. За глаза его называли фантазером и сумасшедшим. Но самое страшное – гибель детей. В 1902 году покончил с собой старший сын Игнатий, тяжелая болезнь унесла с собой младшего сына Ивана. Скончалась от туберкулеза младшая дочь Аня. А спустя год умер еще один сын – Александр. Как можно было выстоять перед этими ударами? Циолковского поддерживали только горячая мечта о звездах и космосе, вера в науку и будущее человечества. Только после установления советской власти на судьбу ученого и его изобретения обратили внимание и оказали ему помощь. Рос интерес к воздухоплаванию, открывались группы изучения реактивного движения.

В 1923 году Лев Кассиль ездил в Калугу, чтобы поздравить Циолковского с 75-летием. На его пригласительном билете было напечатано: «Завоюем стратосферу и межпланетные пространства». В Калуге пионер межпланетных сообщений проживал по улице Брут №81. Лев Абрамович увидел маленький сельский домик. Сам хозяин дома и семья как раз закончили обед из простых щей.

«Из-за стола поднимается навстречу мне высокий застенчивый старик. Все в нем исполнено радушия и мягкого внимания. Большие, совсем детские глаза, отвыкшие удивляться, но еще сохранившие ласковую пристальность любопытства, разглядывают вошедшего.
– Циолковский, – коротко говорит он.

Его медленный, как бы мерцающий голос мучительно слаб, он доходит словно очень издалека. Однако Циолковский совсем не так дряхл, как это мне показалось с первого взгляда. Как легко он взлетел по крутой лесенке к себе в рабочую комнату! Он деятелен и смешлив, он усаживает меня, без усилий пододвигает к себе большое кресло, устраивается в нем и затем вооружается огромной, почти метровой длины жестяной трубой в виде воронки с длинным узким горлышком.




– Константин Эдуардович, как вы думаете, скоро я отправлюсь специальным корреспондентом на Луну?
Циолковский хохочет. Он смеется удивительно легко и заразительно, радуясь, видимо, самому ощущению веселого.

– Не-ет! Это не так скоро, совсем не так скоро. Много лет. Сначала еще пусть стратосферу завоюют. Стратосфера – вот куда нам надо. Стратосфера – это первый важный шаг по пути во Вселенную. А пока и на земле, как мы видим, можно многое улучшить в жизни. А если уж переселяться в будущем, то на астероиды! Или на искусственные межпланетные станции, заброшенные в пространство ракетами. Вот там не будет земных тягот. Притяжения нет. Климат можно устроить, какой вам хочется! Солнечную энергию можно использовать в таком объеме, какой нам еще не снится. И доменные печи она заменит, и все двигатели, а материалы можно будет доставлять ракетами с Земли. Или зачалить астероид какой-нибудь ближний и произвести его разработку. Там металлов сколько угодно».


У Льва Абрамовича от таких перспектив даже голова закружилась! И ведь, что интересно, об астронавтике, о звездоплавании Циолковский говорил с простотой, но он не был фантастичен. Все его работы были полны цифр, расчетов, все опиралось на законы науки. Он чувствовал, знал, что когда-нибудь все это сбудется.

На официальном вечере в честь юбиляра было много хвалебных речей. Заметно было, что Циолковский не привык к такому отношению. Он поднялся и сказал:
«Спасибо вам, что вы поверили. Ведь все, о чем тут сегодня так щедро говорилось, все, что мне тут приписывали милые люди, все это еще пока принимается лишь на веру. На Луну-то еще никто не слетал, правда? Но вы верите, вы поверили. А вот раньше никто не верил. Спасибо вам, что вы так поверили. Я сам верю, что вы не обманулись, что задуманное будет выполнено и человека ничто не остановит на его великом пути...».

Но сначала, как и говорил Циолковский, нужно было освоить стратосферу. Лев Кассиль вместе с другими журналистами целых две недели ждал погоды в сентябре 1933 года, когда в воздух готов был подняться наш первый стратостат. И вот сияющим утром 30 сентября тучи рассеялись, и на аэродроме началась подготовка к старту. Стал подниматься в воздух огромный воздушный шар, на котором горели красная звезда и буквы «СССР» и «USSR». На гондоле вверх взмывали трое людей – Прокофьев, Годунов, Бирнбаум. Первый советский стратостат заставил всех москвичей поднять голову и посмотреть в небо, а маленькие дети радостно верещали: «Трататат летит, трататат!». 30 сентября 1933 года стратостат «СССР-1» под командованием Прокофьева установил мировой рекорд высоты в 18 501 метр.



«– А Циолковскому сообщили? – интересовались люди в тот день. – Вот обрадуется старик!
В восемь вечера мне прочитали по телефону только что полученную из Калуги телеграмму:
«От радости захлопал в ладоши. Ура, СССР! К. Циолковский». 


Константин Циолковский не дожил до запуска первого спутника вокруг Земли, но по открытому им пути двинулись люди в дали Вселенной, воплощая мечты в реальность. Сияние его идей по-прежнему освещает человечеству путь в космос.


Резник Марина Васильевна,
главный библиотекарь отдела городского абонемента
Май 2015
kraevushka
Красноярская краевая научная библиотека
САЙТ



Счетчик тИЦ и PR
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner