Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

15 октября – Международный День белой трости

Автор: Марина Резник

Во многих странах ежегодно 15 октября отмечается Международный день белой трости. Он был установлен в 1970 году по инициативе Международной федерации слепых. В 1987 году Российское общество слепых также провело мероприятия, посвященные этому дню.



Важно понимать, что День белой трости – это не праздник, но попытка сближения двух миров – незрячих и видящих. Людей, которые не способны видеть, легко отличить – это черные очки и трости, а также собаки-поводыри. Но в круговороте событий многие не обращают на них внимания. Именно с целью информирования общественности о проблемах людей, которые не видят мир, и был учрежден этот международный день.

Еще в 1921 году британскому фотографу Д. Биггсу после несчастного случая, который привел к потере зрения, пришлось учиться самостоятельно передвигаться по Бристолю с помощью черной трости. Ни водители, ни прохожие не обращали на него внимания, так как слепота ничем его не выдавала. Тогда он решил изменить цвет своей трости и покрасил ее белой краской. Благодаря этому действию окружающие стали замечать его и оказывать помощь в различных ситуациях на дороге. Данная идея была подхвачена и остальными слепыми людьми, проживающими в Англии, а после и в других странах Европы.

7 февраля 1931 года во французской газете было опубликовано обращение мадемуазели Г. де Хербемон о необходимости использования слепыми трости только белого цвета. Эта рекомендация дала толчок масштабным обсуждениям со стороны многих организаций, экспертов и людей по всему миру. Споры длились долгое время. Людям с ограниченными возможностями предлагалось использовать трости со световыми сигналами либо покрашенными флуоресцентными красками, а также применять нарукавные повязки. И только в 1965 году Европейским региональным комитетом Всемирного совета благосостояния слепых была утверждена резолюция о белой трости как об отличительном знаке слепых и слабовидящих людей.



О том, как непросто жить слепому человеку, написано множество научных, публицистических и художественных книг. Одна из них – автобиография известного поэта Эдуарда Аркадьевича Асадова (1923-2004) «Интервью у собственного сердца».



Эта книга - разговор о времени и о себе, честный и бескомпромиссный монолог, обращенный к грядущим поколениям. Книга словно устремлена в будущее, дышит верой в трудный, но светлый завтрашний день. Вместе с читателем по страницам книги Асадов вновь проходит свою жизнь – вспоминает родных и близких, важные решения, которые повлияли на его судьбу.

Интересную историю имеет семейное древо поэта:

«У путиловского рабочего Андрея Андреева была многочисленная семья. Старшей среди детей была Вера – высокая и статная девушка. А недалеко в особняке жил лорд Норман – потомок старинного английского рода и предприимчивый бизнесмен. Его супруга была не здорова. Внезапная болезнь свалила и навсегда приковала к постели Жозефину Норман. Жизнь это жизнь! Я не знаю, где и при каких обстоятельствах встретился английский лорд Вильям Жозеф Норман с девушкой из городского предместья красавицей Верой Андреевой. Любовь сразила их, но жениться второй раз лорд Норман не мог. Вера Андреевна полюбила горячо и пылко и, несмотря на гнев отца, стала гражданской женой лорда Нормана. Родилось у них трое детей. Вера Андреевна с детьми поселилась в небольшом домике на васильевском острове, который снял для нее Вильям Жозеф».



Будущий поэт родился в 1923 году в Туркмении, в интеллигентной учительской семье, оба его родителя были педагогами. Воспоминания о детстве у Эдуарда самые яркие, как и у всех. Но особенно запомнилось ему внимательное и бережное отношение к книгам, которое царило в семье. Эдуард помнил своего дедушку. Тот переехал из Перми в Свердловск. Иван Калустович был человеком большой эрудиции и знатоком книг. Эдуард очень любил читать сказки Ханса Кристиана Андерсена, но книги брать в руки дозволялось только после осмотра дедушкиным взором. Дедушка даже допустить не мог того, чтобы книгу брали грязными руками.

«- Покажи руки, - коротко говорил мне в таких случаях дед.
Я протягивал. Он просил повернуть их ладонями вверх и, подняв на меня свои чуточку выпуклые глаза, не без иронии в голосе спрашивал:
- Ну и как?
- Да вроде бы ничего, - торопливо отвечал я, - по-моему, вполне годятся.
- Для футбола, возможно, и годятся, - невозмутимо отвечал дедушка, - а вот для книги – никак нет!
И я покорно шел мыть руки. Мыл честно с мылом, зная бескомпромиссный характер деда».


Поэтическое творчество Асадова началось очень рано. С мальчишеских лет он любил одинаково театр и поэзию. Стихи начал писать в Свердловске, в восемь лет. Это были лирические опусы обо всем – о поездке в школьный лагерь, об игре в футбол, о зимней битве в снежки. Были сатирические стихи и колкие эпиграммы. Школьные годы пролетели быстро. После выпускных экзаменов Эдуард написал заявление в Литературный институт им. Горького, но отнести не успел. Позднее Асадов вспоминал, что никак не чувствовал приближения войны. Она подошла как-то незаметно.



После непродолжительной учебы Эдуард попал на поля сражений – свое боевое крещение он получил под Москвой, воюя в самом пекле на Волховском фронте. Больше года он был наводчиком, но в 1942-ом, после ранения своего непосредственного начальника, был назначен командиром оружейного расчета. А в перерывах между сражениями он писал стихи и читал их на недолгих привалах своим сослуживцам. В 1943 году Эдуард Асадов получил лейтенантские погоны и назначение сначала на Северо-Кавказский, а затем на Четвертый Украинский фронт, став со временем комбатом. Роковым для Асадова стали бои под Севастополем – его собственная батарея была полностью уничтожена прицельным огнем противника.


К сожалению, для поэта эта битва стала последней. Осколком снаряда, взорвавшегося в двух шагах от машины, комбату снесло часть черепа, залив лицо кровью и полностью ослепив его. По мнению медиков, после таких ранений человек должен умереть в течение нескольких минут. И уж точно он не способен совершать каких-то телодвижений. Асадов довел машину до соседней батареи, находясь практически без сознания, и только потом погрузился в пучину небытия. В книге «Ради вас, люди» командующий артиллерией 2-й гвардейской армии генерал-лейтенант И. С. Стрельбицкий позже напишет:

«...Эдуард Асадов совершил удивительный подвиг. Рейс сквозь смерть на старенькой грузовой машине, по залитой солнцем дороге, на виду у врага, под непрерывным артиллерийским и минометным огнем, под бомбежкой - это подвиг. Ехать почти на верную гибель ради спасения товарищей - это подвиг... Любой врач уверенно бы сказал, что у человека, получившего такое ранение, очень мало шансов выжить. И он не способен не только воевать, но и вообще двигаться. А Эдуард Асадов не вышел из боя. Поминутно теряя сознание, он продолжал командовать, выполнять боевую операцию и вести машину к цели, которую теперь он видел уже только сердцем. И блестяще выполнил задание. Подобного случая я за свою долгую военную жизнь не помню...».

Почти месяц Эдуард Асадов находился на грани жизни и смерти. Когда юноша очнулся, ему пришлось выслушать две новости. Первая заключалась в том, что он является феноменом – никто из медиков даже не предполагал, что молодой человек сможет выжить, сохранив при этом способность говорить, двигаться, мыслить. Это была хорошая новость. А о плохом Асадов узнал в тот же день, как открыл глаза – и не увидел ничего вокруг. Оставшуюся жизнь ему предстояло провести в полной темноте – в результате полученной черепно-мозговой травмы юноша навсегда лишился зрения.

Об этих трагических днях поэт потом вспоминал:

« …Что было потом? А потом был госпиталь и двадцать шесть суток борьбы между жизнью и смертью. «Быть или не быть?» — в самом буквальном смысле этого слова. Когда сознание приходило — диктовал по два-три слова открытку маме, стараясь избежать тревожных слов. Когда уходило сознание, бредил. Было плохо, но молодость и жизнь всё-таки победили. Впрочем, госпиталь был у меня не один, а целая обойма. Переезды, скальпели хирургов, перевязки. И вот самое трудное — приговор врачей: «Впереди будет всё. Всё, кроме света». Это-то мне предстояло принять, выдержать и осмыслить, уже самому решать вопрос: «Быть или не быть?». А после многих бессонных ночей, взвесив всё и ответив: «Да!» — поставить перед собой самую большую и самую важную для себя цель и идти к ней, уже не сдаваясь. Я вновь стал писать стихи. Писал и ночью и днём, и до и после операции, писал настойчиво и упорно. Понимал, что ещё не то и не так, но снова искал и снова работал. Однако какой бы ни была твёрдой воля у человека, с каким бы упорством ни шёл он к поставленной цели и сколько бы труда ни вложил в своё дело, подлинный успех ему ещё не гарантирован. В поэзии, как и во всяком творчестве, нужны способности, талант, призвание. Самому же оценить достоинство своих стихов трудно, ведь пристрастнее всего относишься именно к себе».



В 1946 году он был зачислен в Литературный институт, через два года первая подборка стихов Асадова была опубликована в «Огоньке», а в 1951 году увидела свет его первая книжка – после этого Эдуард Аркадьевич стал одновременно членом Союза писателей и членом КПСС. В 1998 году, в канун своего 75-летия, Асадов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Эдуард Асадов всегда был вместе с людьми. Никогда, даже в самые трудные дни жизни, не старался спрятаться, уйти в одиночество. Вместе с Родиной он прошел войну, застал распад СССР и всегда писал только правду о своей стране, о том, что пришлось пережить. Асадов много размышлял о ценности мирной жизни и о любви к Родине:

«Враждуют и мирятся государства. То в одном, то в другом конце планеты появляются «горячие точки», громыхает пальба, полыхают пожары, беженцы в страхе покидают насиженные места. Одни союзы заключаются против других. К нашему государству относятся разнообразно. Есть и недруги, есть и друзья, а есть и просто настороженно глядящие люди. Но мы не Иваны не помнящие родства. И для того, чтобы вернее выбрать дорогу в будущее, мы должны хорошо помнить наше минувшее. Отнимите у нас наше прошлое – и пересохнут берега наши, осыплются листья и сморщатся ветки. Есть люди, которые родились и выросли на одном месте. Однако есть и другое. Обширна страна моего детства. Один мой прадед армянин из Нагорного Карабаха, другой – петербургский мастеровой, сам я родился в Туркмении, вырос на Урале, а школу заканчивал в Москве».

В своей автобиографии Асадов говорит о жизни искренно, не скрывая ошибок и упущенных возможностей. Много теплых слов посвящено любимой маме. Асадов пишет о том, как был удивлен маминым поступком:

«Святая наивность! Еще находясь на фронте и переводя маме деньги, я был уверен, что помогаю ей материально. При этом мне и в голову не приходило, что мама моя (а мне надо было бы все-таки ее знать!) не тратит из этих денег ни единой копейки, а аккуратнейшим образом кладет на сберкнижку для меня и до моего возвращения».

Отец Асадова, Аркадий Григорьевич, умер, когда ему было чуть за тридцать. Мама, Лидия Ивановна, воспитывала сына вместе с родственниками. Одно из лучших стихотворений Асадова посвящено памяти родителей:



Эдуард Асадов в своих стихотворениях обращался к лучшим человеческим качествам — к доброте, верности, благородству, великодушию, патриотизму, справедливости. Его сердце очень чутко откликалось на все, что происходило вокруг, не позволяя оставаться равнодушным и замыкаться в своем горе. Самой главной наградой он считал доверие к себе и любовь миллионов читателей.

«Я работаю в своем кабинете, мои пальцы в унисон моим мыслям быстро стучат по клавишам. Там, за стенами дома, шумит, волнуется, смеется и плачет, бурлит и клокочет громадный и красочный мир. Я – кровь от крови и плоть от плоти частица этого мира. И что бы ни случилось, каждым своим чувством, каждым делом, каждой мыслью и каждой строкой я буду всегда-всегда с вами, люди мои дорогие!»
Tags: воспоминания/мемуары, книги, рецензии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments