Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

«По золотым следам Мариенгофа…»

Имя поэта-имажиниста Анатолия Мариенгофа стоит особняком в литературе XX века. Долгое время широкой публике он был известен только лишь как ближайший друг Сергея Есенина, а его творчество находилось как бы в «тени». Между тем, в литературном наследии Мариенгофа ярко и самобытно показана переломная историческая эпоха России, отражены те судьбоносные моменты русской истории, современником ему довелось быть. Это Первая мировая война, революция 1917 г., гражданская война, времена красного террора и нэпа, Великая Отечественная война, годы «холодной войны».

Анатолий Мариенгоф успел попробовать свои силы не только в поэтическом жанре, который принес ему наибольшую известность, но и в прозе, драматургии, мемуарной литературе. По утверждению Иосифа Бродского, роман Анатолия Мариенгофа «Циники» – это «одна из самых новаторских работ в русской литературе этого века, как плане языка, так и в плане структуры». Он также пишет, что Мариенгоф был первым, кто применил «киноглаз» в русской литературе.

Ярко, лаконично и увлекательно об Анатолии Борисовиче Мариенгофе рассказывает вышедшая в 2018 году работа Захара Прилепина «Жизнь и строфы Анатолия Мариенгофа». Книга знакомит нас с непростой судьбой Анатолия Мариенгофа, его разнообразным творческим наследием. Прилепин подробно исследует неповторимый литературный стиль Мариенгофа, его влияние на поэтов-современников, дает собственную оценку места и значения творчества Мариенгофа в русской литературе XX века.



«Поэзия Марингофа может нравиться или не нравиться, но цельное восприятие его творчества утверждает в простом мнении: Мариенгоф – самобытен», – пишет автор в начале книги. «Мариенгоф придумал метод, стиль, собственную дендисткую выправку, открыл собственный материк, поставил столицей Анатолеград, и сам эту страницу закрыл». После смерти Есенина Мариенгоф стихов сочинять больше не станет, перейдет к творчеству в других жанрах литературы, в которых займется «либо описанием самоопределения человека со всем его душевным скарбом, либо историческими хрониками».

«У Мариенгофа, при всем его иронизме, восприятие бытия трагическое, и его трагедия – эпоха, внутри которой он жил и за которую отвечал», – такова, по мнению Захара Прилепина, суть творчества Мариенгофа.

Анатолий Мариенгоф был одним из самых важных людей в жизни Сергея Есенина. В период 1918-1921 годов поэты были неразлучны и вместе совершали путь к восхождению к вершинам литературного олимпа: они выступают на творческих вечерах, открывают литературное кафе «Стойло Пегаса», издают сборники стихов, торгуют книгами в собственной книжной лавке, издают журнал «Гостиница для путешествующих в прекрасном», становятся участниками многочисленных скандалов. Мариенгоф научил Есенина быть элегантным: носить лакированные башмаки, дорогие костюмы, цилиндр. Их совместный быт был образцом порядка, хозяйственности и сытого благополучия. Только после расставания с Мариенгофом началось многолетнее пьянство Есенина, которое в итоге приведет к печальным последствиям.

Как бы подводя некий итог многолетней дружбе, Сергей Есенин в своем стихотворении «Прощание с Мариенгофом» (1922) напишет: «Среди прославленных и юных / Ты был всех лучше для меня». Мариенгоф после смерти Есенина напишет такие пронзительные строки:

«Сергун чудесный! Клён мой златолистный!
Там червь
Там гибель,
Тленье там.
Как мог поверить ты корыстным
Её речам».


О творческом союзе Есенина и Мариенгофа исследователь-современник А. Авраамов в своей работе «Воплощение: Есенин – Мариенгоф» (1921 г.) писал: «…оба – недостигаемые колоссы, с величавой простотою повествующие о делах мира сего и духовном мире – равно величественно, равно гениально…. Есенин-Мариенгоф, пророки величайшей Революции, творящие на грани двух миров, но устремленные – в великое Будущее».



По мнению Прилепина, слава Есенина вовсе не затмевала уверенной известности Мариенгофа. После революции Мариенгоф был одним из самых издаваемых поэтов, он мог и без Есенина собирать на свое выступление Колонный зал Дома союзов, хотя, конечно, масштаб поэтического таланта Мариенгофа был ощутимо меньше таланта гениального Есенина.

«Имажинизм – и мозг, и мышцы, и скелет поэзии Мариенгофа», – подчеркивает Захар Прилепин. «Чтобы наследовать Мариенгофу, нужно стать имажинистом, жить в 1919 году и дружить с Есениным».

Мариенгоф – создатель собственной неповторимой рифмы. Влияние его стихотворной манеры ощущалось в творчестве многих поэтов того времени, даже таких, как Вениамин Хлебников и Сергей Есенин. В книге приводится много конкретных примеров в этой связи. Прилепин отмечает тот факт, что «Есенину до 1919 года вообще не была свойственна своеобразная поэтическая ирония, разве что в народном смысле – по линии озорной частушки. Иронизм, человеческий, почти уже тактильный контакт с читателем в стихах, новая, слегка, а то и сильно провоцирующая интонация, откровенность на грани скандала – все это безусловное наследство дружбы с имажинистами, особенно с Мариенгофом».

Поэты-имажинисты были ярким культурным явлением своего времени, их известность перешагнула даже границы Советской России. Повсюду устраивались их творческие вечера, их клеймили и ругали в печати, они не признавали ничьих авторитетов, на встречу Нового года с имажинистами продавались билеты. Вот что об этом пишет Захар Прилепин: «Парадоксальным образом Мариенгоф, Шершеневич и Есенин в те годы заменяли собой для московской публики то, что сегодня назвали бы «гламуром». Но, пишет далее автор: «Отличие «гламура» имажинистов от любого другого гламура – только в одном. Они умели торговать своей поэзией, как услугами стилистов, перчатками, шампунем, – но впаривали при этом сложнейшие по образному ряду и безупречно организованные с точки зрения формы стихи».

Автор с несомненной симпатией относится к поэтам-имажинистам: «Не знаем, как вы, а мы не отказались бы отпраздновать Новый год в компании Есенина, Шершеневича и Мариенгофа. А с поэтами современными ничего праздновать не хочется, им самим от себя скучно».



Захар Прилепин называет парадоксальным тот факт, что Мариенгофа всегда воспринимали в первую очередь как поэта, хотя большую часть жизни он занимался драматургией. Он также написал и прозаические произведения «Роман без вранья»(1926), «Циники» (1928), «Бритый человек» (1929), среди которых наиболее известным окажется роман «Циники», рассказывающий о любви историка Владимира и его жены Ольги в холодной и голодной послереволюционной Москве. Мариенгофу при всем своем «внешнем минимализме прозаика» удалось показать невыносимую человеческую боль и создать типажи, которых до сих пор не было в русской литературе. Роман был признан «антибольшевицким» и не получил должной оценки современников, как и остальные прозаические произведения Мариенгофа. «С лучшими своими прозаическими вещами Мариенгоф оказался не ко времени – страна решала свои задачи, ей было не до склонных к дендизму циников», – пишет Прилепин. Последняя автобиографическая работа «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги» была опубликована уже после смерти Мариенгофа.

Пьесы Мариенгофа время от времени ставились в разных театрах страны, но успеха, равного поэтическим произведениям и прозе автора, они не имели. Среди круга драматических произведений, которых было более десятка, Прилепин выделяет поэтическую драму «Шут Балакирев», называя ее «золотым запасом русской литературы». «Больше всего кажется, – пишет Захар Прилепин, – он хотел быть драматургом – но драматургом был в результате не больше, а меньше всего. Не потому, что он плохой драматург – нет, вполне достойный, а потому, что поэтическое и прозаическое его наследство несравненно выше и оригинальней».



Огромную роль в биографии Анатолия Мариенгофа сыграла его встреча с актрисой Камерного театра Анной Никритиной. «Лучшей пары, чем Мариенгоф – Никритина, я никогда не видел, не знал и, наверное, не увижу и не узнаю» – так вспоминает об их союзе знаменитый актер Михаил Козаков. Вот как опишет их совместную жизнь сам Мариенгоф:

«С тобою, нежная подруга
И верный друг,
Как цирковые лошади по кругу,
Мы проскакали жизни круг».


Она познакомила Мариенгофа с театральным миром, была первым ценителем его произведений, подарила сына Кирилла. Его необъяснимое и неожиданное самоубийство в 17 лет останется огромной душевной болью Мариенгофа и Никритиной на всю жизнь.

Среди воспоминаний о Мариенгофе, как о человеке, запоминается характеристика его друга писателя Израиля Меттера. В числе основных черт Анатолия Мариенгофа он называет доброжелательство и элегантность. «Дело не в том, с каким изяществом он носил костюм. Мариенгоф был элегантен по самой своей душевной сути. Он всегда был внутренне собран, ничто в нем не дребезжало».

Анатолий Мариенгоф умер 24 июня 1962 года, в день своего рождения по старому стилю.

«Написал он много всего, нужного навсегда и совсем лишнего – однако словесная походка и дендисткая повадка, античный стоицизм, своеобразная, на грани провокации философия бытия – снисходительного к людям одиночки и наблюдателя, – все это, с первых слогов лучших его вещей, позволяет угадать: перед нами – он», – такой вывод о творческой судьбе Анатолия Мариенгофа делает Захар Прилепин.

В книгу включена подборка стихотворений Анатолия Мариенгофа, а также его трагедия «Заговор дураков» (1921).
Более подробно с творческим наследием Анатолия Мариенгофа можно познакомиться, обратившись к электронному каталогу нашей библиотеки. Кроме того, электронные копии его прижизненных изданий имеются в собраниях Национальной электронной библиотеки и Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина.


Оксана Уфимцева
Tags: Есенин, Мариенгоф, писатели
Subscribe

  • Харуки Мураками «Медленной шлюпкой в Китай»

    Вашему вниманию представлен сборник самого популярного японского автора Харуки Мураками. Книга состоит из нескольких рассказов, и все они пронизаны…

  • Лиз Лоулер «Я найду тебя»

    Лиз Лоулер – американская писательница, проработавшая 20 лет медсестрой в больнице, но потом оставившая свою профессию. Сначала была…

  • Паоло Коньетти «Восемь гор»

    Лучше гор могут быть только горы… «....Когда меня спрашивают, о чем эта книга, я всегда отвечаю: о двух друзьях и горе. Да, она именно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments