Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Воззвания фельдшера Моравского и создание тифозных бараков в Минино

Гостевой пост Рины Незелёной

Выполняю обещанное. Для тех, кто исправно «сидит» дома во время пандемии.

Во время работы в Государственном архиве Красноярского края над историей деревни Минино (не путать со станцией) я нашла очень интересные документы, проливающий свет на процессы, происходившие в деревне во время эпидемии тифа во время Гражданской войны. Называются они «Переписка с Мининским революционным комитетом об открытии заразного барака» и «Документы о заболеваемости населения, распространении эпидемии сыпного тифа и противоэпидемических мероприятий, осуществляемых Мининским лечебным пунктом (бюллетени, рапорты о числе заболевших, умерших, номенклатура заболеваний, воззвания к гражданам. Переписка», в которых подробно описано состояние лечебной сети, обнажены проблемы, с которыми сталкивался медперсонал на местах, отмечается отношение местного населения к медицинским работникам.


КККМ Негатив стеклянный 8648 Идут с половиками с речки. 1928 г. Шангин Б.И.

100 лет назад деревня Минино была уже не просто деревней, а центром волости – село Мининское Красноярского уезда Енисейской губернии. В волость входили деревни Бугачево, Еловка, Дрокино, Овсянка, Солонцы и Бирюса.

Гражданская война была в самом разгаре. В декабре 1919 - январе 1920 гг по Транссибирской магистрали отступали на Восток войска адмирала Колчака и генерала Каппеля. Именно теплушки и вагоны поездов были основными очагами массового заражения: два-три дня в теплушке — гарантированный сыпной тиф. Железные дороги превратились в главного распространителя тифа, а железнодорожные узлы — в самых массовых поставщиков тифозных больных.



В книге Кристиана Волмара «Транссибирская магистраль. История создания железнодорожной сети России» описаны ужасы "путешествия" того времени: Самые чудовищные страдания выпали на долю тех, кто ехал в «тифозных поездах». Когда разразилась эпидемия, паника распространилась по всей магистрали. Когда подозревали, что в прибывшем на станцию санитарном поезде есть тифозные больные, «железнодорожное начальство делало все возможное, чтобы пропустить его без остановки, совершенно не принимая во внимание, что пассажирам нужна помощь, продукты или лекарства. Часто люди, оказавшиеся в изоляции, умирали целыми вагонами». Трупы раздевали и, поскольку они быстро деревенели на морозе, складывали, как дрова, и оставляли до весны, чтобы похоронить, когда земля немного оттает...

Отступающая Белая армия доехала по железнодорожной магистрали до станции Минино 3 января 1920 г., дальше их не пустили, и армия двигалась на восток уже степными и таежными дорогами, приняв бой под Дрокино, в обход Красноярска и распространяя за собой тиф повсеместно. Но и наступающая Красная армия несла с собой эту же грозную болезнь. Для ликвидации эпидемии пришлось даже создавать специальный орган — Чекатиф (Чрезвычайную комиссию по борьбе с тифом). Недавно организованный Народный комиссариат здравоохранения в Красноярске организовал тифозные бараки практически во всех густонаселенных селениях в губернии. В деревне Минино такие бараки тоже были организованы.

Один из первых документов в архивном деле «Санитарно-регистрационная карта» по состоянию на 18 февраля 1920 года: В селе Минино, состоящем из 108 дворов, зарегистрировано сыпно-тифозных больных 101 человек; из них часть возвратных, среди которых есть инвалиды и часть накануне кризиса. С 15-го по 18 февраля включительно смертных случаев не было. Новые случаи заболевания тифом ежедневно наблюдаются.

Есть еще Рапорт от 18 февраля 1920 года старшего медицинского фельдшера Мининской волости Адольфа Карловича Моравского об открытии фельдшерского пункта: При сём доложу, что в Минино открыт госпиталь заразно-больных в двух помещениях: 1. Сельская школа на 15 кроватей, 2. 2-частный дом, отведенный под госпиталь в другом конце села на 12 кроватей; еще в скором времени будет помещение на небольшое количество кроватей. Госпиталь открыт около 25 января. Служащих при госпитале находится в количестве санитаров 3 человек мущин, присланных из Военного городка и одна сиделка, которые остаются на своих местах до настоящего времени. Штат служащих медицинского персонала необходим 6 человек санитаров, предполагая суточное дежурства: сестра милосердия Нейбахер необходима, как заведующая аптекой и помощница при амбулаторном приеме. Больных ежедневно бывает 15 человек. Вышеозначенных 7 человек. Прошу утвердить и прислать санитаров из с. Богачева 2-х человек для замены на соответствующих.

А вот цифры на 23 февраля 1920 г.: по фельдшерскому пункту состояло 95 человек. Заболело от начала эпидемии 148 человек, выздоровело – 47, умерло – 101.

Фельдшер Моравский занимался буквально всем: получал медикаменты из Красноярского Аптекарского склада, заботился об отоплении, о питании больных в тифозных бараках, решал кадровые вопросы, контролировал тифозные бараки в Дрокино, Бугачево, Овсянке и Еловке. Благодаря его отчетам мы поименно знаем заведующих этими бараками: в село Бугачево - Томашек Станислав Романович; село Дрокино – медицинский фельдшер Гильденбранд (Хильдебрант) Константин Николаевич; село Овсянка – Потехин Семен Иванович. Уже 7 марта один из санитаров в Минино Станислав Войцехович Кржевский заразился сыпным тифом. Один за другим заболевал и другой медперсонал. Приходилось обращаться в Красноярский уездный отдел здравоохранения с просьбой прислать еще санитаров из Военного города и желательно с документами, которые иногда отсутствовали у присланных. 4 марта с должности уволен как не соответствующий должности заведующего фельдшер Потехин в селе Овсянка. В селе Дрокино фельдшер Гильденбранд малоопытный, а в сельско-приходской школе – 84 больных и военная часть из 300 человек. Приходилось помогать вести прием больных.

15 марта 1920 года Адольф Карлович опять подает Рапорт о размещении войск Красной армии в Минино: по частным квартирам от 3 до 5 человек в каждой. При том почти все дома уже почти заражены тифом и есть много больных по домам, где поставлены солдаты, от чего можно ожидать распространения болезни среди войск.


Дом в Минино

В этот же период в Мининское был командирован с проверкой фельдшер Степанов. По поводу заразных бараков он писал: «Прибыв в село Минино 16.03.1920 г., я совместно с зав. заразными бараками тов. Моравским осматривал заразные бараки за № 1, № 2, № 3, в коих находятся на излечении тифозные больные, сыпным и возвратным тифом 32 человека мужчин и женщин, а всего коек 40. Распределение больных по баракам правильное, над каждой койкой больного имеется скорбный листок, в котором отмечается измерение температуры тела, пульс и назначение лекарств. Во всех бараках соблюдается чистота, благодаря большой опытности и стараниями тов. Моравского. Все находящиеся больные имеют вполне правильный и достаточны уход, кроме того в селе находятся лежащие по домам больные до 45 человек, лечение коих производится тов. Моравским и бывает прием амбулаторных больных до 40 человек, а так же приходится по вызову больных ездить в село Дрокино, Еловку и Бугачево, в последней же заболел сыпным тифом зав. заразным бараком студент-медик тов. Томашек, помощник его фельдшер Ушинский, санитар и сиделка, где ему приходится навещать всех имеющихся больных, что отнимает много времени. В селе Минино 108 дворов, так же расположена воинская часть 5-й Армии в количестве 400 человек, которые размещены в тех же домах, где находятся больные солдаты. Солдаты расположенной части так же обращаются за помощью к товарищу Моравскому».

При этом 21 марта 1920 г. проверяющий Степанов жалуется в уездный отдел здравоохранения на то, что не успел он приехать в Минино, как ему приказали явиться к батальонному командиру и тут же арестовали на 15 часов и только вмешательство Моравского спасло его от неприятных последствий.

Фельдшер Моравский неоднократно призывал население делать прививки от оспы. В деле сохранились воззвания Адольфа Карловича к жителям: Согласно Постановлению Сибревкома об обязательном оспопрививании за № 56 от 11 марта 1920 года всему населению Минино будет проводиться прививка от оспы по воскресеньям и четвергам с 10 часов утра до двух часов. Первый день прививка начинается с воскресенья т.е. с 3 мая с.г. При чем присовокупляю, что прививка обязательна всем жителям, начиная от грудных детей, кончая старческим возрастом!


Желтовский И.И. ЯНМ 2055478. Процедура прививания от тифа. 1930-1940 годы

На 22 марта 1920 года в Минино с начала эпидемии было уже 233 больных, 18 - умерло. Бюллетень о движении больных тифом в Уездный отдел здравоохранения подавался еженедельно.

6 апреля Моравский подает Рапорт об открытии барака тифозных больных в деревне Солонцы, где к тому времени было зарегистрировано уже 34 больных. Барак был открыт 6 апреля. пришлось откомандировать туда своего помощника Лебёду Михаила Францевича и опытных сиделок.

13 апреля в 12 часов дня от сыпного тифа скончался заведующий Еловским заразным бараком Станислав Лоренц. И все жители Еловки (87 домов) обращались в Минино к А.К. Моравскому. Заболел сыпным тифом и Константин Николаевич Гильденбрант.
На 30 апреля в Минино было 272 больных и 29 умерло.

Адольф Карлович вместе с санитарным попечителем Иннокентием Федоровичем Потылицыным осматривал речку Пяткову: «…нашли, что поселок питается ключевой водой вполне пригодной для питания, по устройству 3-ех колодцев, из которых население получает воду: не соответствуют своему назначению, т.к. во время дождей попадает топкая грязь в колодец, срубы колодцев ветхие… есть еще много закрытых родников из которых просачивается вода в направлении к малой речке Пятковой, стока в речку не имеется и вода остается все лето стоячей. При том ниже ключа в зимнее время устроена свалка навоза, который вода уносит за собою…»


КККМ НЕГ 8647 Прачки на речке. Минино. Сентябрь 1928 г.


Надо сказать, что и в современное время берега речки Пятковой являют собой печальное зрелище:


Речка Пятковой

Только к концу июня 1920 года стало уменьшаться количество заболевших. В бюллетене на 26 июня за неделю заболел всего 1 человек. От начала эпидемии (декабрь 1919 г.) - 294 заболело; 260 выздоровело; 31 умерло. Выздоровел и заведующий Дрокинским тифозным бараком К.Н. Гильдебрант.

Есть в деле и интереснейшее воззвание А.К. Моравского к жителям:

«К гражданам Мининской волости!
Товарищи!
С первых дней моей практики в с. Мининском мною было замечено совершенное отсутствие опытных повивальных бабушек, на что неоднократно указывал и разъяснял гражданам на сельских собраниях, что вредные болезненные последствия, отражающиеся, как на матери, так и на новорожденных, происходят лишь незнанием и неопытностью бабок. Желая искоренить это зло, я неоднократно предлагал свои услуги, оказывал помощь роженицам, не исключая бабок, и наоборот, приглашая даже по две на роды для ознакомления с самыми элементарными понятиями акушерства для практики бабки. К сожалению, мои предостережения не нашли отклика среди граждан с. Минино и на днях, к огромному огорчению, пришлось констатировать новый тяжелый факт, допущенный неопытностью бабки, который мог быть устранен небольшим хирургическим лечением… 13.08. 1920 г.»


И здесь же: «Довести до сведения Сельского Совета, что приёмной бабке Потылицыной Анастасии акушерская практика мною запрещена во вверенном мне районе…»

Население волости было очень благодарно своему фельдшеру. 29 мая 1920 года в Минино состоялся съезд от сел и деревень Мининской волости для обсуждения намеченных насущных вопросов. На нём присутствовало 62 человека. На съезде Мининский Сельский Ревком от имени граждан выразил особую благодарность мед. работникам, заведующему госпиталем тов. Моравскому. Постановили об открытии в с. Минино участковой больницы.

Мне, конечно, очень хотелось найти фотографию Моравского Адольфа Карловича. В архивном деле есть только сведения о том, что Моравский Адольф Карлович имел служебный стаж 19 лет и 17-й разряд.

24 мая 1920 года ему пришлось быть крестным девочки Елены, родившейся 21 мая у жены умершего 2 февраля 1920 г. гражданина села Минино Василия Захаровича Петрова. Из сведений о восприемнике известно, что Адольф Карлович Моравский – мещанин города Равы Волынской губернии.

Долго я искала в интернете хоть что-нибудь об этом славном человек и наконец нашла возможную родственницу Татьяну Васильеву, которая писала на генеалогическом форуме:

Моя девичья фамилия Моравская. Расскажу, что знаю от отца. Может кому-то будет интересно. Мой предок Карл Моравский, выходец из Чехии. Каким образом он попал в Польшу не знаю. Его сын, Адольф Карлович Моравский, был женат на польской дворянке - Завадской Лукерье Брониславовне. По всей видимости они были участниками Польского восстания, после которого были сосланы в Сибирь, в деревню Новоселово, что под Красноярском. Адольф Карлович работал фельдшером. Уже в России у него родились пятеро сыновей: Владимир, Иван, Франц, Леонид, Борис. Борис Адольфович мой дед. У него уже было четверо детей. Один из них мой отец.

Я написала Татьяне, и она любезно мне ответила, но к обоюдному сожалению, фотографии Адольфа Карловича ни у нее, ни у родственников не оказалось. И еще Татьяна написала: У нас есть семейная байка, о том, что Адольф Карлович был очень любвеобильным мужчиной и в каждой деревне, у его пациенток, рождались похожие на него дети, а внешность у Моравских очень яркая – темные волосы, густые брови и большие карие глаза. Насколько это правда – я не знаю, но отец мне это рассказывал))

На сегодня в деревне Минино есть фельдшерский пункт, но к сожалению, в нем нет фельдшера. Белое здание фельдшерского пункта закрыто.




Фельдшерский пункт.

В деревне Минино 47 улиц. Много новых улиц: Минино активно застраивается красноярцами. Очень хотелось бы, чтобы имя фельдшера Адольфа Карловича Моравского увековечилось в названии одной из улиц деревни.


Минино
Tags: Минино, война, гостевой пост, история, медицина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments