Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Сны и сновидения о библиотеке

27 мая - Общероссийский день библиотек. Библиотечное сообщество принимает поздравления и рассказывает о себе, о своих достижениях, своих сотрудниках. В нашей библиотеке работают добрые, умные и талантливые люди! Убедитесь сам. Предлагаем рассказ Елены Лаврентьевой, библиотекаря городского абонемента.

«Сны и сновидения» - это «проба пера», история, в которой сконцентрировались все накопленные за время работы с книгами и общения с читателями мысли, чувства, переживания... и надежды.



"Сны и сновидения".

Злата Демидовна, библиотекарь БВ-категории (БВ – "безграничные возможности"), возвращалась домой в дурном расположении духа. Директор, Леопольд Матвеевич, сегодня уж больно лютовал: всех обозвал бездельниками и недотепами и потребовал, чтобы к завтрашнему дню каждый представил проект по улучшению качества обслуживания читателей и повышению градуса эмоционального климата в коллективе. Злата честно попыталась что-нибудь придумать, но ее так сильно клонило в сон, что она вскоре перестала сопротивляться и отключилась сразу же, как добралась до кровати. Но, даже засыпая, она продолжала думать о работе, и думы эти очень быстро материализовались в сновидениях…

…Злата Демидовна стояла перед стальной дверью библиотеки и в пятый раз пыталась набрать код для входа: кнопки, как обычно, заедали. Наконец, механизм поддался и, неприятно скрежетнув, дверь пропустила библиотекаршу. Сумрак и холод в холле уже привычно подпортили настроение. Предъявив пропуск суровому охраннику, Злата Демидовна зашагала в свой отдел.

На полпути дорогу ей преградила очередь из “писарей” - тех, кто по неосторожности испортил выданную ему книгу, чай, допустим, разлил, собака у кого погрызла, а то и вовсе в ванне утопил. Таких штрафников собирал в своей каморке Нестор Петрович, местный архивариус, выдавал письменные принадлежности (чернила, гусиные перья) и каждый должен был переписать испорченную книгу от начала и до конца, да еще и каллиграфическим почерком.

А так как дело это совсем не простое, многие задерживались в библиотеке месяца на два-три, а самые нерадивые и на полгода. Нестор Петрович, конечно, человек с пониманием, свидания с родными разрешал, а на работу справку давал, вроде больничного, с диагнозом - “Перепись книги”. Новая партия состояла из семи человек, видать, бывалых: каждый с увесистым чемоданом и матрасом. Злата Демидовна проскочила сквозь очередь и поспешила к своему рабочему месту.

Ее напарница, Ульяна Спиридоновна, уже обслуживала первого читателя. По Ульянкиному шипению и понурому виду молодого парня стало понятно, что произошло вопиющее нарушение библиотечных правил. Злата прислушалась к разговору:

- Вы сдали книгу позже назначенного срока на 2 минуты 32 секунды.
- Да… Простите… Понимаете, я ребенка в садик отвозил, а там пробки такие...гололед, снег. Вот я и…
- Согласно Уставу библиотеки уважительной причиной несвоевременной сдачи книг являются стихийные бедствия, захват в заложники, вторжение инопланетных войск.
- Я понимаю, но, может, как-то…
- Данное нарушение библиотечных правил, не связанное с уважительными причинами, сопровождается наказанием по статье 34/5 Устава библиотеки. Злата Демидовна, проводите, пожалуйста, штрафника в цех обработки.

Злата подошла к совсем поникшему парню, взяла его за руку и повела, приговаривая: “Это тебе еще повезло, всего две с половиной минуты, значит, около 250 книг обработаешь - и домой! А ты представь, если бы на десять минут задержал - это ж целая тысяча! Не знал разве, что каждая минута опоздания - это сто книг? Вот и радуйся, что легко отделался!”. Парень кисло улыбнулся, видимо, все-таки не слишком радуясь своему везению. И то сказать: ему предстоит на двести с лишним книг наклеить кармашки, написать номера и расставить строго по алфавиту. А с алфавитом у многих теперь проблема, так что переделывать приходится часто.

Цех обработки находился в соседнем крыле здания, попасть в которое можно было лишь через Закрытую Зону - длинный мрачный коридор с одной-единственной дверью, из-за которой временами доносились зловещие звуки. Вот и сейчас Злата Демидовна слегка поежилась, услышав заунывные стоны и всхлипывания. Штрафник, которого она вела, и вовсе стал бледным от страха: “Это у вас что здесь, пыточная?”.

- Да ну что вы, как можно! Здесь тоже со штрафниками работают. С теми, кто книги портит, рисует в них, подчеркивает. Вот с ними и работает наш Феофан.
- Как?..
- Ну, как… Заставляет их почувствовать себя на месте разрисованной книги. Проще говоря - татуировку им делает, несводимую: “Никогда не испорчу книгу родную!”. Феофан-то по молодости знатные граффити делал, а теперь вот у нас, переквалифицировался.

В этот момент из-за двери раздался очередной стон, и они с проштрафившимся поспешили вперед.

Сдав бедолагу на руки обработчицам, Злата Демидовна вернулась в свой отдел. Там Ульяна Спиридоновна уже тиранила нового посетителя. Возле кафедры выдачи топтался маленький толстенький мужчина с залысинами на голове. В руках он держал пухлый портфель.

- Мне бы Достоевского, “Преступление и наказание”, - заискивающе сказал мужчина.
- Достое-е-вского…, - протянула Ульянка, скептически разглядывая посетителя с ног до головы. - Ну, давайте посмотрим. Документы все принесли?
- Конечно, конечно, все принес, - засуетился мужчина, доставая из портфеля разные бумажки. - Вот, справка из психдиспансера, от нарколога, из полиции, из ЖЭКа, с места работы, выписка из лицевого счета. Все!
- Все, да не все, - хмыкнула Ульянка. - А где членский билет?
- Какой членский билет? - слегка побледнев, спросил посетитель.
- Такой билет, который подтверждает тот факт, что вы являетесь членом общества защиты старушек, - ледяным тоном произнесла библиотекарь.
- Так ведь… В списке документов его не было…
- Потому и не было, что это и есть самый главный документ, представляющий, так сказать, весь моральный облик человека. Почему же это вы, гражданин, в обществе не состоите? Вы, может быть, старушек не очень любите? А, может, и вовсе ненавидите? - угрожающе напирала Ульяна Спиридонова.
- Да что вы! Я их очень люблю! Я же вот прямо сейчас…заплачу, вступлю...я сейчас…, - мужчина выбежал из зала, роняя на ходу свои бумажки.
- Да как же, получит он быстро! – злорадно сказала Ульяна Спиридоновна. - Там нужно как минимум год вокруг их общества отираться, чтобы хотя бы кандидатом на получение билета стать. Тоже мне, за Достоевским он пришел!

Продолжение рассказа
Tags: библиотекари, библиотеки, рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments