Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Дневники Георгия Эфрона

Георгий Сергеевич Эфрон родился 1 февраля 1925 года в деревне Вшеноры, под Прагой, в семье Сергея Эфрона и поэтессы Марины Цветаевой, находившихся в эмиграции. Сама Цветаева своего третьего ребёнка буквально боготворила, даже в самом моменте его рождения, когда опрокинулась керосинка и загорелось масло, она видела нечто сакральное, словно с Олимпа сошли некие силы, чтобы поприветствовать ее сына. В своих дневниках, со свойственной Марине Ивановне исступленностью и щедростью, она описывала его как богатыря, гения, бога. И в домашнее прозвище - Мур, Мурлыга, — вложено все ее любящее сердце, вся ее сильная и жертвенная душа.



Сами дневники состоят из двух книг, в первой Георгий с матерью живут в Москве, ютятся в съёмных комнатушках без средств к существованию, его отец и сестра арестованы. Обо всех ужасах тех лет, колоссальном нервном напряжении, отчаянии великой Цветаевой можно прочитать как в ее дневниках, так и в дневниках ее современников, и в дневниках ее старшей дочери Ариадны.

У Мура, как мне показалось, несколько иной взгляд на вещи. Будучи подростком, он больше внимания уделяет частному, несколько эгоистично смотрит на ситуацию, мечтает о барышнях и развлечениях ("вместо этого приходится сопровождать мать и еще двух старух на прогулках"), а Цветаеву воспринимает, как источник не духовных, а материальных благ. Он красив, умен, очень статен, ему обидна эта унизительная доля, эта несправедливость судьбы.

Они живут в Сокольниках, Цветаева обивает пороги учреждений, пытаясь собрать сведения о муже и дочери, получая справки, собирая документы. И в то же время ей приходится налаживать быт, обустраиваться в чужой и чуждой среде. Зная одухотворенную и неприспособленную к мирской жизни Цветаеву ( где-то Ариадна описывала ее попытки навести порядок в каморке под Парижем: "стена была черна, Марина вытерла ее, докуда хватило руки, и получился узор!") можно предположить, насколько нездоровой была атмосфера, окружавшая юного Георгия.

Далее происходит самое страшное, они селятся в домишке в Елабуге, где Цветаева кончает с собой, оставив сыну записку: Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик.



В дневниках на протяжении всего времени сквозит ощущение скованности, скуки, невозможности реализоваться. Естественно, мальчик страдает и от очевидных раздражителей: зубной боли, скучных собеседников, закрытых театров, а потом и от голода ( во втором томе, в эвакуации, он очень красноречиво описывает свои фантазии по поводу еды, способы их реализовать, процесс насыщения). Но больше всего его терзает неопределенность (в Ташкенте он регулярно является в призывной пункт и каждый раз его ждет отсрочка с неопределенными формулировками), невозможность духовного, творческого, горнего бытия. Он великолепно разбирается в литературе, свободно пишет по-французски, на удивление прекрасно понимает ситуацию на фронте, тактику войны,точно прогнозирует исходы сражений.

Это очень горькая судьба мальчика, погибшего на войне в 19 лет, не успевшего вообще ничего, но обладавшего потенциалом великого русского писателя. В дневниках он честен и талантлив. И его хочется любить, ибо любви ему полагалось несоразмеримо больше, чем досталось.


Зарина Якупова
Tags: Цветаева, воспоминания/мемуары, писатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments