Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Борис Тагеев. «Русские над Индией»

Не так давно в издательстве «Юрайт» вышло переиздание книги Бориса Тагеева «Русские над Индией». История книги, как и самого автора, захватывающая и удивительная.

«Русские над Индией» - это документально-художественная книга, полная ярких исторических деталей, живых описаний людей, традиций и обычаев народов Памира.

В книге отразилась история покорения Средней Азии, политика Великобритании в Афганистане, боевые действия русских войск на Памире в конце XIX века и многое другое.




Борис Леонидович Тагеев (1871-1938) был военным востоковедом, путешественником и писателем. Он родился в Санкт-Петербурге в семье учителя Леонида Борисовича Тагеева и Александры Карловны Тагеевой.

По семейному преданию дедом Бориса был Бакир ибн Мухаммед Тахки родом из Персии. Сын одной из многочисленных жен шаха, он был ребенком привезен в Петербург, окрещен и получил фамилию Тагеев. Борис получил домашнее образование и поступил на военную службу вольноопределяющимся в 1-й Туркестанский линейный батальон, где в 1892 году имел чин прапорщика.

Во время службы прекрасно изучил быт, нравы, обычаи и культуру местного населения. Владел персидским языком, самостоятельно выучил узбекский язык. К весне 1904 года он написал уже семь книг о Средней Азии и Афганистане под псевдонимом «Рустам-Бек».



К сожалению, в возрасте 67 лет он был арестован НКВД и расстрелян в январе 1938 года как шпион. Реабилитирован 26 марта 1976 года постановлением Пленума Верховного суда СССР. Вернуть доброе имя человеку пытались многие исследователи. Но лучше всего за Бориса Тагеева могут сказать его книги – «Нэлли», «В заоблачной стране», «За океан на Филиппины», «По Азии», «Памирские походы», «Через Алай и Памир». Тагеев как никто другой понимал, как важно закрепить влияние нашей страны на вершинах памирских гор.



Горы Памиро-Алая, верховья реки Пяндж, высокогорья Шугнанского хребта, знойные долины Южного Таджикистана – все это Памир. В высокогорном Памире почти все сохранилось в первозданном виде – традиции, обычаи, верования и образ жизни.

Языковое разнообразие на Памире очень велико – из древнеиранского языка позднее выделились персидский, осетинский, афганский и многие другие, в том числе памирские языки – ишкашимский, ваханский, мунджанский, язгулёмский, и группа близкородственных языков, так называемая «шугнано-рушанская группа».

В религии тоже образовался интересный сплав. Когда-то памирские народности исповедовали буддизм и зороастризм, но с приходом ислама их взгляды изменились. Постепенно возобладал «исмаилизм», в котором переплелись догматы самых разных религий.

Очень долго Памир оставался недоступным для исследователей. Гигантские горы казались непреодолимыми. В 747 году войска Танской империи захватили Памир, однако китайская власть на его территории длилась недолго – лишь до 750 года. О Памире упоминает арабский ученый Истархи (933 г.), указывая на то, что существовали государства Шугнан и Вахан.



Около 1155 г. Ал-Идриси первым из арабских авторов описал дорогу из Ферганы через Памир в бассейн Тарима. Марко Поло упоминает равнину Памиер.

В древности и в средневековье Памир привлекал азиатских правителей и завоевателей своими рубиновыми копями и иными драгоценностями. Наиболее полно результаты европейских географических исследований Памира и прилегающих к нему территорий нашли отражение на рукописной Карте Туркестана и Западной Татарии, составленной с маршрутов и опубликованных материалов под руководством капитана У. И. МакЛеода в 1841 году, использовавшейся английским колониальным правительством Индии.

А. П. Федченко одним из первых среди русских исследователей занимался изучением политико-административного деления памирских земель. Значительный вклад в изучение географии Памира и его картографирование был внесен Памирской экспедицией Д. В. Путяты, Д. Л. Иванова и Н. А. Бендерского в 1883 г. Не прекращались в это время исследования Памира иностранцами. В 1893 году с территории России через Памир в Индию прошел француз барон де Понсэн.

В 1894-1896 гг. шведский путешественник, доктор Свен Гедин, с базы русского Памирского поста провел исследования горного узла Музтаг-Ата. Одним из самых известных отечественных исследователей Памира был Андрей Евгеньевич Снесарев (1865-1937). Он служил в Туркестане в 1899-1904 гг. и был российским дипломатом. В туркестанский период он побывал в Индии, провел рекогносцировку по Туркестанскому краю, командовал Памирским отрядом, ездил в Великобританию и работал с британскими военными атташе.

Служба на Памире дала Снесареву отличное знание региона, большой личный опыт в вопросах пограничной политики, разведки, администрации. В XIX столетии английские и российские политики, дипломаты и военные затеяли на Памире «Большую игру» за обладание этим важным геостратегическим регионом, соединяющим Европу и Азию и лежащим на пути в Индию.

В предисловии Борис Тагеев пишет:

«Выпуская в свет настоящую книгу, я задался целью познакомить русское общество с недавними событиями на нашей среднеазиатской восточной границе, наделавшими в свое время немало шуму как в иностранной, так и в русской прессе. Особенно английская печать забила тревогу, когда русские отряды, пройдя суровый Памир, преодолевая все преграды, нагроможденные на пути их самою природою, и дав отпор афганцам, загородившим им путь, вошли в недоступные дотоле европейцам ханства Шугнан и Рошан.



Между тем, несмотря на всю важность для России присоединения новой заоблачной страны как наблюдательного пункта, находящегося высоко над Индией и обеспечивающего спокойствие наших восточных границ в Средней Азии, русское общество весьма мало знакомо с обстоятельствами, при которых к территории России были присоединены Памир и прилегающие к нему ханства, где ныне наш трехцветный флаг гордо развился высоко над облаками как бы в напоминание с Памирских высот англичанам и афганцам о могуществе и силе их северо-западного соседа.

Это обстоятельство объясняется тем, что о Памирском походе, за исключением статей, помещенных мною в "Ниве" 1893 года и "Разведчике" 1894 года, "Всемирной иллюстрации" 1895 года и, наконец, в "Историческом вестнике" 1898 года, более описаний не было даже и в военной прессе, да и вышеупомянутые статьи касались лишь действий Памирского отряда в 1892 года, а о последующих операциях русских войск на Памире в 1893 и 1894 гг. и о столкновениях их с афганцами упоминалось лишь вскользь, ввиду разных обстоятельств, не позволявших опубликования этих интересных событий, которым наконец суждено впервые появиться в настоящем издании».


Уже с 1839 года Англия стала тревожиться за подконтрольность Индии, и пристально наблюдать за русскими войсками в этом регионе. Чтобы перекрыть доступ русским войскам, решено было подчинить себе пограничный Афганистан.

«Многочисленная английская армия с большим числом артиллерии, снабженная прекрасным оружием и боевыми припасами, победоносно начала кампанию с полудикими афганцами, не имевшими тогда и понятия о военном деле и вооруженными самым примитивным оружием. Без особых усилий заняли английские войска Кандагар, Кабул и Газни, и Англия ликовала победу. В Лондоне даже были назначены новые администраторы покоренного Афганистана.

Но слишком рано, по обыкновению, радовались англичане. Афганцы, как буры в Южной Африке, решились грудью отстоять независимость своей родины и, ведя оборонительную войну, заманивали британскую армию в глубь горной части Афганистана. Опьяненные легкими победами, полководцы не переставали преследовать отступающего врага и сами добровольно шли в ловушку; в один прекрасный день вся армия оказалась запертой в одной из долин, близ Хайберского прохода.

Долго находились англичане в осадном положении, но голод и наступившие холода заставили их искать себе выхода, и они нашли его, но вместе с тем нашли в нем и свою могилу. Вся британская армия была уничтожена афганцами в узком Хайберском проходе, ни один английский солдат не вышел из него обратно. Такое поражение вызвало панику в высших сферах правительства и породило страшное неудовольствие английского народа».




Паника за судьбу своих азиатских владений охватила англичан. Они стали стремительно строить железные дороги на севере Индии, чтобы иметь возможность быстро перебросить войска в случае необходимости.

В 1891 году на Памир отправился российский рекогносцировочный отряд под начальством полковника Михаила Ефремовича Ионова - человека решительного и энергичного, стяжавшего себе среди тамошних войск широкую популярность и любовь, георгиевского кавалера Туркестанских походов, сподвижника Скобелева.



Из Ферганы Ионов пошел через Алайские хребты, и, не обращая внимания на посты афганцев и китайцев и английских рекогносцировщиков, двинулся прямо к индийской границе, к гребню Гиндукуша, за которым лежало ханство Канджут.

В сердце Памира (р. Алигур и оз. Яшиль-куль) он оставил пехоту и часть казаков на промежуточном посту и всего 20 с всадниками перевалил в Индию, чуть не погибнув из-за трехдневной метели на перевале, получившем его имя. Пройдя около сотни верст вдоль индийского склона Гиндукуша на запад, Ионов, через проход Барогиль, повернул на Памир.

Близ ваханской крепости Сархад он был свидетелем бегства афганского гарнизона, впавшего в панику при появлении русских, да еще со стороны Индии.

«После этой рекогносцировки Ионова англичане так испугались за Индию, что даже в английской прессе движение маленького рекогносцировочного отряда по Памиру называлось прямо "походом на Индию", а афганцы, подкупленные Англией, перешли наши границы и выставили далеко за пределы ее свои военные посты. Русское правительство было возмущено подобной бесцеремонностью Англии и Афганистана и решило раз навсегда восстановить полный покой на восточных границах России. Решено было принять репрессивные меры».

Афганцы выразили резкий протест Ионову против русских претензий на Памир. С весны 1893 г. афганцы стали бесцеремонно хозяйничать в ханствах Западного Памира (Шугнане и Рошане). Тогда Ионов, к тому времени уже генерал, начальник всех памирских отрядов, направил разъезды в юго-западный угол Памира, вниз по рекам Гунт и Шахдарья, соединив их постами.

«Памирские походы бесспорно можно считать самыми трудными походами в Азии, в смысле борьбы с суровой природой, обессмертившими новой славой лихие туркестанские войска, водрузившие русское знамя на суровой „крыше мира“». Памирским походом заканчивается окончательное завоевание Средней Азии. Этот поход является одним из самых тяжелых походов в смысле климатических условий и борьбы с суровою природою, выпавших на долю Памирских отрядов, а также служит красноречивым доказательством того, что нет такой преграды, через которую бы не перешел русский воин».

Сцены походной и туземной жизни, интересные исторические и этнографические заметки, местные легенды – все это продолжает привлекать внимание к книге Бориса Тагеева «Русские над Индией» даже спустя более века.

Приятного чтения!

Резник Марина Васильевна
Tags: история, книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment