Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Елена Мухина «…Сохрани мою печальную историю»

«…Сохрани мою печальную историю…» – с этими словами обратилась к своему дневнику умирающая от дистрофии девочка, Лена Мухина. Блокадный дневник Лены отразил хронологию событий в Ленинграде в июне 1941 – мае 1942 годов.



Елена Владимировна Мухина (1924-1991) была 17-летней ленинградской школьницей, когда началась война. Дневник она начала вести за месяц до войны. Тогда еще Лена думала о том, что предстоят экзамены и о том, как она их сдаст, о своем однокласснике Вове и почему он ей нравится, пишет о своих чувствах, о событиях каждого дня.


Лена Мухина


Володя Иткинсон – школьная любовь Лены

Однако после 22 июня 1941 года все меняется. Собственно «блокадным» дневник становится с середины осени 1941 года. Девочка живет с приемной матерью и Акой (Азалия Константиновна Крумс-Штраус), которые обе умирают, Ака – в январе 1942 года, а «мама Лена» – 8 февраля 1942-го. И все события от дежурств в школе во время военной тревоги, первой эвакуации, первой серьезной работе по копанию окопов, первые потери, постоянное чувство голода и мысли о еде, запечатлел этот дневник.

«Сегодня я перечла весь свой дневник. Боже, как я измельчала. Думаю и пишу только о еде, а ведь существует, кроме еды, еще масса разных вещей».

В голодную зиму 1941-1942 гг. выжили далеко не все. Девочка правдиво описывает, через что пришлось пройти их маленькой семье: когда есть было совсем нечего, семье пришлось сварить суп из кота:
«Спасибо нашему котоше. Он кормил нас 10 дней. Целую декаду мы только котом поддерживали свое существование».

Детских свидетельств блокады Ленинграда сохранилось не так уж много. Как выживали дети, страдая от голода и чудовищных условий? То, что блокадный дневник школьницы Лены Мухиной сохранился, – само по себе уже чудо. В 1962 году он попал в Ленинградский партийный архив (теперь Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга) и хранится там до сих пор. Долгое время сотрудникам архива была неизвестна дальнейшая судьба Лены Мухиной. И вот ответ был найден: Лена Мухина эвакуировалась из Ленинграда в июне 1942 г. в г. Котельнич Кировской области. Она скончалась 5 августа 1991 года, но ее племянница Татьяна Сергеевна Мусина вместе со своим мужем Рашидом Маратовичем помогли восстановить биографию Лены Мухиной. Елена родилась 21 ноября 1924 года в Уфе, но уже в начале 1930-х годов вместе со своей матерью Марией Николаевной Мухиной проживала в Ленинграде. Из-за серьезной болезни матери девочку вскоре пришлось передать на воспитание Елене Николаевне Мухиной, в замужестве Бернацкой, родной сестре Марии Николаевны.


Лена Мухина, 1932 г.


Мама Мария Николаевна с дочерью Леной

Дневник Лены запечатлел самое начало войны. Так как денег в семье не хватало, девочка решила летом 1941 года устроиться на работу:
«Мы не поедем в этом году на дачу. Нет денег, — с грустью записывает она в дневнике 28 мая 1941 года и бодро продолжает: — Ну, и не надо, даже очень хорошо, я давно лето не проводила в городе. Буду обязательно работать». Увы, меньше чем через месяц началась война.


Июнь 1941, окончен 8 класс школы. Третья слева в верхнем ряду - Лена Мухина


Первые страницы дневника Лены Мухиной

Люди гибли каждый день, и Лена стала чувствовать себя очень одиноко. Она приняла решение:
«Сегодня утром пошла в булочную и сговорилась с одним мальчиком, что он мне достанет мышонка. Я дам ему за это 100 грамм хлеба. Все-таки какое-то живое существо будет. Не буду так одинока. Я буду с ним делиться всем, что и сама буду есть. Ведь мыши – животные всеядные. А много ли мышонку надо еды?».

Голод – верный спутник всех дневниковых записей Лены. Борьба за пропитание охватила весь Ленинград.
«Вчера тетя Саша поделилась с нами своим изобретением. Может быть, мы ей за это обязаны будем жизнью. А дело вот в чем.  Вчера мама за чем-то пошла к ней и возвратилась веселая и радостная. Оказывается, тетя Саша дала ей попробовать студня, сделанного из высшего сорта столярного клея, и дала ей одну плитку этого клея, чтобы мы тоже попробовали. Мама сейчас же принялась за дело. Вскипятила воду, примерно две тарелки, и распустила всю плитку, потом все это прокипятила и разлила по тарелкам, поставив на окно. Утром в 6 часов мы проснулись и увидели, что наш студень готов. Обеим нам он очень понравился. Мне лично очень. А когда мы прибавили немного уксуса, это было замечательно. Вкус мясного студня, так и кажется, что вот сейчас тебе в рот попадет кусочек мяса».

«Когда после войны опять наступит равновесие и можно будет все купить, я куплю кило черного хлеба, кило пряников, пол-литра хлопкового масла. Раскрошу хлеб и пряники, оболью обильно маслом и хорошенько все это разотру и перемешаю, потом возьму столовую ложку и буду наслаждаться, наемся до отвала. Потом мы с мамой напекем разных пирожков, с мясом, с картошкой, с капустой, с тертой морковью. И потом нажарим картошки и будем кушать румяную, шипящую картошку прямо с огня. И мы будем кушать ушки со сметаной и пельмени, и макароны с томатом и с жареным луком, и горячий белый, с хрустящей корочкой батон, намазанный сливочным маслом, с колбасой или сыром, причем обязательно большой кусок колбасы, чтобы зубы так и утопали во всем этом при откусывании. Мы будем с мамой кушать рассыпчатую гречневую кашу с холодным молоком, а потом ту же кашу, поджаренную на сковородке с луком, блестящую от избытка масла. Мы, наконец, будем кушать горячие жирные блинчики с вареньем и пухлые, толстые оладьи. Боже мой, мы так будем кушать, что самим станет страшно».

Наступил страшный день, когда умерла приемная мама и Лена осталась совсем одна:
«Как давно я не писала. Но сегодня прорвалось. О Господи Боже мой, что с нами делают, с нами, ленинградцами, и со мной в том числе… Вчера умерла мама. Я осталась одна… Господи! Когда же этому будет конец!».

В апреле 1942 года в дневнике Лены появляется запись, похожая на завещание: «Милый мой бесценный друг, дневник. Тебе я поведаю все мои горести, заботы, печали. А от тебя прошу лишь одного: сохрани мою печальную историю на своих страницах, а потом, когда это будет нужно, расскажи обо всем моим родственникам, если они этого пожелают».

В мае дневник обрывается. В начале июня 1942 года Лена Мухина выехала из Ленинграда. Эшелон с эвакуируемыми ленинградцами направлялся в город Котельнич Кировской области, но Лена по каким-то причинам в том же месяце оказалась в Горьком и стала обучаться на мукомола в школе ФЗУ. В Ленинград она вернулась лишь осенью 1945 года, чтобы поступить в Ленинградское художественно-промышленное училище, которое и окончила благополучно через три года, получив специальность мастера мозаичных работ. В дальнейшем она работала художником-оформителем, создавала собственные эскизы. В июне 1952 года она устраивается на Механический завод в Кунцево, где проработала 15 лет, в основном маркировщицей. Последние годы перед выходом на пенсию по состоянию здоровья Елена Владимировна работала художницей-копировщицей по росписи ткани на Кунцевской фабрике художественной галантереи и надомницей на фабрике им. Советской Армии.


Елена Владимировна Мухина, 1955 г.


Елена Владимировна Мухина с племянницей, 1986 г.

Блокадный дневник ленинградской школьницы Лены Мухиной «Сохрани мою печальную историю» обладает большой исторической и художественной ценностью. Не все дети блокады выжили, и далеко не все написали о своих испытаниях. Но эта книга стала свидетельством того, что даже в самых бесчеловечных условиях дети старались сохранить в себе человеческую личность.

Резник Марина Васильевна
Tags: Ленинград, война, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments