Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

Владимир Баскаков. «Корпус генерала Шубникова»

«Та последняя пядь
На дороге военной.
Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить»
А. Твардовский. «Я убит подо Ржевом»


Владимир Евтихианович Баскаков (1921-1999) – доктор искусствоведения, автор многочисленных книг о киноискусстве. Родился в городе Череповце Вологодской области, окончил филологический факультет Ленинградского университета и Московский областной педагогический институт. Ещё будучи студентом, Баскаков ушел на фронт. Он прошел большой путь от бойца-автоматчика до военного журналиста.



Владимир Баскаков получил множество военных наград: медаль «За оборону Ленинграда», медаль «За боевые заслуги», Орден Красной Звезды, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.» и многие другие. Война навсегда отпечаталась в его памяти и легла в основу почти всех его произведений: «Эшелоны», «Кружок на карте», «Маршал Конев», «Танкисты».



Книга «Корпус генерала Шубникова» занимает особенное место в творчестве писателя. Эта повесть – о механизированном корпусе, начавшем боевые действия против гитлеровцев на Калининском фронте и завершившем свой ратный путь в Берлине. Зимой 1942 года из района Великие Луки – Ржев по приказу Гитлера четыре танковые дивизии должны были быть переброшены на помощь Паулюсу, армия которого была окружена советскими войсками под Сталинградом. Задача генерала Шубникова – внезапным массированным ударом прорвать оборону фашистов, создав видимость крупного наступления. Материалом для повести послужили личные воспоминания В. Баскакова и архивные документы.

«Генерал Шубников держался в наступлении как рыба в воде - все время ощущал пульс боя, внимательно следил за перемещением колонн и боевых порядков, точно знал, когда и кого надо подстегнуть, даже обругать, а кого ободрить, похвалить. Придумал какой-то свой, как говорили, «шубниковский» способ движения танков по снегу. А Середа, по идее правая рука командира, по существу, лишь фиксировал то, что решал Шубников. И потому нервничал, злился, порой срывая свою досаду на операторах, офицерах связи, работниках разведотдела – ребятах в основном молодых, но уже повоевавших. Особенно его раздражал начальник оперативного отделения майор Бородин – высокий парень с красивым круглым лицом. Середа и сам не понимал почему, но раздражал он его явно.

Бородин первым доложил о тактическом окружении корпуса, не побоялся произнести слово «котел» и сразу же предложил меры: сосредоточение, круговая оборона, усиление танкового резерва, изменение системы огня. Шубников, не спрашивая мнения Середы, одобрил все эти предложения и добавил, обращаясь к ним обоим:
– Ты, Бородин, будешь при мне. Возьми рацию. А вы, товарищ полковник, соберите штаб в кулак и держите связь с частями.

...В прорыв вошел корпус. Все воодушевлены. Идет бой, горят танки, гибнут люди, но корпус рвется вперед, к указанному рубежу. У корпуса есть цель, и этой цели подчинено все - и бессонные ночи операторов, склонившихся над картами в тряских штабных машинах; и напряжение танковых экипажей, готовых ко всему; и мальчишеская лихость автоматчиков – круглоголовых парнишек в новеньких полушубках; и маститая уверенность саперов, что ладят для танков переправы и разминируют дороги; и громоздкая многогранность тыловых служб – ровненьких девушек из медсанбата, пожилых нестроевиков из подвижного склада, полевого хлебозавода и здоровенных шоферов-гесеэмщиков с цистернами, которых всегда жду с нетерпением, а на марше в особенности. И вдруг, когда весь этот многосложный механизм сработал, цель достигнута, позади бессонные марши и братские могилы в мерзлой земле у дорог, оказывается, что все напрасно, что операция, по сути, не удалась».


После войны, в звании майора запаса, В. Баскаков стал работать в области кино. По его сценариям были поставлены документальные фильмы: «Маршал Рокоссовский. Жизнь и время», «Повесть о маршале Коневе», «Солдаты». Есть и художественные фильмы: «Ворота в небо» и «Корпус генерала Шубникова».



Одноименный фильм «Корпус генерала Шубникова» был снят в 1980 году режиссером Дамиром Вятичем-Бережным. В основу фильма легло несколько повестей Баскакова: «Кружок на карте», «Ворота в небо», «Эшелоны». Стоит отметить, что «Корпус генерала Шубникова» был единственным советским фильмом про Ржевскую битву, столь непопулярную в советское время. Ржевская битва длилась с января 1942 по март 1943. За 13 месяцев военных действий погибло несколько сотен тысяч наших солдат.

Фильм «Корпус генерала Шубникова» рассказывает о действиях 1-го механизированного корпуса генерала М. Д. Соломатина во время ржевской операции. Именно он стал прототипом генерала Шубникова. В. Баскаков воевал в составе этого корпуса и как в книге, так и в фильме, пытался донести правду о неудавшихся сражениях подо Ржевом. На момент выхода фильма в 1980 году не было доступной информации об операции «Марс». Это проигранное сражение не хотели озвучивать, и В. Баскакову пришлось почти полностью изложить официальную версию. Операция «Марс», она же – «Вторая Ржевско-Сычевская операция» проводилась с 25 ноября по 20 декабря 1942 года. Главная цель операции «Марс» - ликвидация немецкой 9-й армии - достигнута не была. Советские войска атаковали противника, надеясь его разбить, но генералу В. Моделю удалось вывести свою армию. Сегодня военные историки имеют две различные точки зрения по поводу этой операции. С одной стороны, наступление наших войск действительно провалилось, но зато удалось сильно ослабить 9-ую немецкую армию. В итоге эта операция повлияла на ход всей кампании 1943 года.

«В полосе 41-й армии для развития успеха планировалось ввести в бой 1-й механизированный корпус генерала М. Д. Соломатина. Корпус Соломатина насчитывал более 15 тыс. бойцов и 224 танка, из них 10 КВ, 119 Т-34 и 95 Т-70[1]».

Войска Соломатина долго не получали разрешения на прорыв – у генерала Жукова был план использовать их при следующем наступлении. Остатки 6-го стрелкового и 1-го механизированного корпусов под командованием генерала Соломатина вели бои в окружении. К 5 декабря у корпуса уже закончились боеприпасы и горючее. Только 15 декабря решено было использовать корпус Соломатина. Георгий Жуков приказал уничтожить оставшуюся технику и идти на прорыв. Все тяжелое вооружение пришлось бросить – многие транспортные машины были сожжены. С собой у солдат были только минометы и стрелковое оружие. С таким небольшим вооружением солдаты должны были разгромить ржевскую группу противника. В ночь на 16 декабря при поддержке артдивизиона, в направлении деревни Карпухино, с боями прорвались стрелковые части. Соломатин вывел оставшиеся части из окружения, но к этому времени состав 9-й армии увеличился уже наполовину: с других участков советско-германского фронта и из резервов группы армий «Центр» было переброшено еще 10 дивизий. Закончилась операция «Марс» 20 декабря. Успехов советским войскам она не принесла. Потери же всех частей, участвовавших в операции, были огромны. По официальным данным – 215 700 человек, из них безвозвратные потери 70 400 человек и 1366 танков.



Операция «Марс» была лишь одной из множества кровопролитных операций подо Ржевом. Долгое время Ржевская битва не считалась одним из главных сражений Великой Отечественной войны – советские историки не рассматривали военные операции на этом направлении как единое целое, а разделяли на этапы. Но ведь Ржев – это ворота на Москву, и не зря, когда писателя Илью Эренбурга спрашивали о том, что ему больше всего запомнилось за четыре года войны, он отвечал: «Ржев!».
В статье «7 октября 1942 года» Эренбург пишет о генерале Лелюшенко:

«При тусклом свете коптилки над истерзанной цветными карандашами картой он объясняет битву за Ржев. Это не локальный бой, это большая и длительная битва. Конечно, не развалинами второразрядного города дорожат немцы. Ржев - это ворота. Они могут раскрыться на восток и на запад».

«Мне не удалось побывать у Сталинграда… Но Ржева я не забуду. Может быть, были наступления, стоившие больше человеческих жизней, но не было, кажется, другого, столь печального - неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома да крохотный бугорок».

Несмотря на затяжные бои, Ржевская битва спасла нашу страну. Эти сражения помогли отодвинуть линию фронта от Москвы на сотни километров. 30 июня 2020 года был торжественно открыт Ржевский мемориал Советскому солдату. Он расположен на месте самых кровопролитных боев и увековечивает память наших солдат, отдавших жизни за Родину. Неразрывно связано с этими боевыми действиями и стихотворение Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом».

Хор Сретенского монастыря и Василий Герелло «Я убит подо Ржевом»:




Приятного чтения!

Резник Марина Васильевна




[1] «Военное обозрение», https://topwar.ru/130375-krovavyy-mars.html
Tags: война, история, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments