Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

Степан Щипачев - бессмертный полк русской поэзии

«Пусть ветер времени перелистает страницы моей жизни…»
С. П. Щипачев

Степан Петрович Щипачев (1899-1980) – известный советский писатель, поэт и прозаик, участник Гражданской и Великой Отечественной войн. Степан Щипачев более 50 лет своей жизни посвятил литературной работе – у него вышло большое количество стихотворных сборников и поэм, а также автобиография «Березовый сок». Но лучше всего читатели помнят стихотворения Щипачева о Великой Отечественной войне.



Родился Степан Петрович на Урале, в деревне Щипачи 7 января 1899 года. В бедной крестьянской семье было много ребятишек, а Степан был самым младшим. После смерти отца кормиться было нечем, мальчик вынужден был просить подаяние и уже с подросткового возраста стал работать на асбестовых приисках. В школе ему довелось учиться только три класса. В 15 лет он покинул родные места, пытаясь заработать на жизнь. Но шло трудное время испытаний для нашей страны – началась революция, затем гражданская война.



Из автобиографии:

«Родился я в 1899 году в Зауралье, в деревне Щипачи, в семье крестьянина-бедняка. Отец умер, когда мне было года четыре. Мать осталась с кучей детей. Я был самым младшим. Жить стало трудно. Бабушке пришлось ходить со мной по дворам просить милостыню. Подростком батрачил, работал на асбестовых приисках.

Стихи я полюбил ещё в церковноприходской школе. Помню, учительница, перед тем как задать учить стихотворение «Бородино», прочитала его вслух. Оно ошеломило меня. Несколько дней я ходил как оглушённый, твердя его наизусть. Может быть, тогда и запала в мою душу первая искорка поэтического волнения.

В мае 1917 года меня призвали в армию. Служил рядовым в городе Глазове, где вскоре сблизился с большевиками: прапорщиком М. В. Драгуновым и студентом И. В. Поповым. В годы гражданской войны участвовал в боях с уральскими белоказаками. Весной 1921 года окончил кавалерийскую школу в городе Оренбурге, вслед за этим - педагогические курсы в Москве, после чего несколько лет преподавал обществоведение в военных школах: в Крыму, на Украине, наконец, в Москве. Не переставал упорно работать над стихами».


Лучшие свои стихотворения Щипачев послал в столичное издательство, надеясь на положительный отклик. Первая книга поэта вышла еще в 1923 году. Она называлась «По курганам веков», но, увы, нигде не сохранилась.



У Степана Петровича не было даже школьного образования, но была заветная мечта – стать поэтом, писателем. Щипачев активно занялся самообразованием, окончил Московскую Высшую военно-педагогическую школу и остался в ней преподавать. В 1926 году был переведен в Москву и преподавал в артиллерийской школе до конца 1929 года, в котором его назначили заместителем главного редактора журнала «Красноармеец».

Так начался новый период в жизни Степана Петровича – казалось бы, теперь можно и посвятить себя любимому делу. Он организовал в журнале литературный кружок, принял участие в создании ЛОКАФа – Литературного объединения Красной Армии и Флота, познакомился со многими писателями и поэтами.

В 1931 году Степан Щипачев снова пошел учиться – в Институт красной профессуры, где окончил литературное отделение. К сожалению, первые сборники стихотворений поэта остались незамеченными. В 1939 году С. Щипачеву было уже 40 лет. Ему довелось быть участником военных действий и испытать многие трудности. Неудивительно, что он так рано поседел!

Седина

Рукою волосы поправлю,
Иду, как прежде, молодой,
Но девушки, которым нравлюсь,
Меня давно зовут «седой».
Да и друзья, что помоложе,
Признаться, надоели мне:
Иной руки пожать не может,
Чтоб не сказать о седине.
Ну что ж, мы были в жарком деле.
Пройдут года - заговорят,
Как мы под тридцать лет седели
И не старели в шестьдесят.



В том же году вышел сборник его стихов «Лирика». Он вызвал большой отклик у читателей – там были стихотворения о любви и ревности, событиях и эмоциях, трогающих сердце каждого человека. Особенно известным стало стихотворение «Любовью дорожить умейте»:

Любовью дорожить умейте,
С годами дорожить вдвойне.
Любовь не вздохи на скамейке
И не прогулки при луне.
Всё будет: слякоть и пороша.
Ведь вместе надо жизнь прожить.
Любовь с хорошей песней схожа,
А песню нелегко сложить.



Великая Отечественная война началась для Щипачева с первых же дней – 24 июня 1941 года он добровольцем ушел на фронт. Но и на войне поэт старался находить время для стихов.

Они публиковались в газетах «Правда», «Красная звезда», журнале «Красный воин». Также Щипачев – автор множества листовок, подписей к плакатам, воззваний и призывов. Но некоторые его стихотворения военного времени были особенными – их знала наизусть вся страна.

22 июня 1941 года

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!

Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

Партизанка

Убили партизанку на рассвете.
Две ночи длились пытки и допрос.
Прощаясь, трогал подмосковный ветер
На лбу девическую прядь волос.

Исколотую прусскими штыками,
В разрушенном селеньи, на краю,
Мы подняли солдатскими руками,
Россия, дочь любимую твою.

В снежинках всю ее мы положили
В избе просторной посреди села.
Еще о ней мы песен не сложили,
Но жизнь ее — вся песнею была.

Солдат

Он в это утро, далеко от дома,
дошел до самого конца войны.
Он в стольких битвах не оглох от грома,
а вот сейчас оглох от тишины.
Он, улыбаясь, жмурится от света,
еще пропахший дымом, весь в пыли:
«Так вот она, товарищи, победа,
так вот когда мы до нее дошли!»
Вседневно смерть глаза его видали.
Но он сумел и смерть столкнуть с пути.
Суровые солдатские медали
блестят от солнца на его груди.
Ведь это он из Эльбы черпал воду,
своим помятым котелком звеня…
И вспомнил он товарищей по взводу,
что не дошли до праздничного дня,
и вспомнил он о Родине. И мог ли
не вспомнить! Как она сейчас близка!
Пусть ни в какие не видна бинокли,—
не к ней ли уплывают облака?
Она сейчас, как о любимом сыне,
салютным громом говорит о нем, о нем,
кто на плечах могучих вынес
всю тяжесть битв, не дрогнув под огнем.

Весна 1945 года

Нет и следа от мартовских недель,
От снега дряблого — над площадями,
Над черным сквером теплыми дождями,
Ветрами южными шумит апрель.

И там, в чужой далекой стороне —
У самого проклятого Берлина —
Уж сохнут брызги грязи на броне,
Немецкая на гусеницах глина.

Идет весна. О, кто ее не ждал!
Чтоб в небе голубом над каждым домом,
Над каждою травинкой грохотал
Победы гром весенним первым громом».

Свет победы
«Упала с окон темнота.
Москва сегодня светом залита.
И радость над разливом площадей
Сияет в окнах, как в глазах людей.

Был труден, горек сорок первый год.
Но мы не надломились от невзгод.
Нам и тогда, сквозь мрак военных лет,
Ещё далёкий, брезжил этот свет,

И вот зажгла его победа,
Чтоб встретить май, и труд, и радость лета.



Шли военные годы, неминуемо приближая Великую Победу. Она уже чувствовалась в воздухе, и в апреле 1945 года вышла новая книга поэта «Строки любви» - цикл лирических стихотворений. Книга выдержала множество переизданий и полюбилась читателям. Сборник включил в себя 45 стихотворений, которые солдаты знали наизусть. Книга была переведена на многие языки мира.

Поверь, ты всё в моей судьбе:
И счастье и беда.
Я в жизни мог солгать тебе,
А в песне никогда.
О, если б, как в своё окно,
Взглянуть в судьбу хоть раз!
Нам знать с тобою не дано,
Чей ближе смертный час.
Я одного желаю вновь,
Сильней день ото дня,
Желаю, чтоб твоя любовь
Пережила меня.



После окончания войны наступили золотые годы творчества – Щипачев издает сборники «Думы», «Ладонь», «Красные листья», поэмы «Наследник», «Звездочет», «Песнь о Москве», «Домик в Шушенском» и др.

Домик в Шушенском (отрывок из поэмы)

Опять погода завернула круто.
Над Шушенским ни месяца, ни звёзд.
Из края в край метелями продута,
Лежит Сибирь на много тысяч вёрст.
Ещё не в светлых комнатах истпарта,
Где даты в памяти перебирай,
А только обозначенным на картах
Найдёшь далёкий Минусинский край.
Ещё пройдут десятилетья горя
До мокрого рассвета в октябре,
И пушки, те, что будут на «Авроре»,
Железною рудой лежат в горе.
Горит свеча, чуть-чуть колеблет тени.
Село до ставней вьюги замели.
Но здесь, где трудится, где мыслит Ленин
Здесь, в Шушенском, проходит ось земли
Уж за полночь, окно бело от снега,
А он всё пишет, строчки торопя.
Сквозь вьюги девятнадцатого века,
Двадцатый век, он разглядел тебя.
Он знает, видит, в чём России сила
И чем грядущее озарено.
Пускай ещё не высохли чернила,
Словам уже бессмертие дано…

А как популярно было в советское время стихотворение Щипачева о прославленном пионерском галстуке!

Как повяжешь галстук,
Береги его,
Он ведь с нашим знаменем
Цвета одного.

А под этим знаменем
В бой идут бойцы,
За отчизну бьются
Братья и отцы.

Как повяжешь галстук,
Ты светлей лицом...
На скольких ребятах
Он пробит свинцом.

Пионерский галстук:
Нет его родней!
Он от юной крови
Стал еще красней.

Как повяжешь галстук,
Береги его,
Он ведь с нашим знаменем
Цвета одного.



В 1956 году вышла автобиографическая повесть «Березовый сок». Она была опубликована в журнале «Новый мир». В ней Степан Петрович впервые выступил как прозаик. Он описывает свою жизнь, начиная с самого детства: деревушка Щипачи в Зауралье, революция, Первая мировая и гражданская война, Красная Армия, начало литературной работы.

Очень важной вехой своего трудного детства Степан Петрович считал обучение грамоте:

«Лето подходило к концу. В один теплый день мы с Серегой бегали по берегу Полднёвки. Он похвастался, что знает все буквы. Я еще не знал ни одной, хотя был на год с лишним старше его. Чтобы он не задавался, я наугад начертил палкой на песке непонятную загогулину.
- Какая это буква? - спросил я Серегу, думая поставить его в тупик.

Но, к моему удивлению, он спокойно сказал: "У". Я изумился: оказалось, и взаправду я написал настоящую букву.
Скоро я узнал от Сереги еще несколько букв, а недели через две мать мне сказала:
- Будешь ходить в школу. Хватит бегать-то зря. Восьмой год пошел.
Я сначала обрадовался, а потом приуныл. Говорили, что учительница в школе больно бьет линейкой по голове.

Учительница сняла с головы косынку и белую шапочку, поверх которой была повязана эта косынка, села за столик и стала выкликать наши фамилии: "Озорнин, Заложнов, Савелков, Щипачев, Усольцев..." В ответ звонко летело: "Я - Я...". Закончив выкликать фамилии, учительница открыла шкаф и стала выкладывать на стол книги и тетради. На столе выросли две высокие стопки. Вскоре у каждого из нас похрустывал в руках новенький, еще не разрезанный букварь. Чистые, линованные в клеточку страницы тетрадей слепили белизной.
- Книгу берегите, не пачкайте, - предупредила учительница.

Учительница у нас была строгая, но линейкой по голове никого не била. Единственный раз только, рассказывали ребята, прошлой зимой стукнула Савку за то, что он вымазал себе руки сажей и на уроке ухватил одного парнишку за лицо.

Складывать из букв слова мы еще не умели. И на одном уроке учительница достала из шкафа картонные буквы, рассыпала их на столе и стала по очереди заставлять ребят складывать из них слова. Но слова не складывались. Ребята, смущенные, один за другим садились на место. Я не знаю, как это получилось, но, когда я положил две буквы рядом: сначала "м", а потом "а", с губ как бы само сорвалось: "Ма". Две буквы слились в один звук. К этим буквам я прибавил еще две такие же и раздельно прочитал: "Ма-ма". От радости у меня, должно быть, блестели глаза. "Ма-ма", - повторил я еще несколько раз и уже совсем легко стал складывать другие слова».


В дальнейшем своей малой Родине Степан Петрович посвятил множество красивых стихотворений:

Урал

Урал. Он лёг в мою строку
Во всю длину, размашисто и строго.
Он Азиатскому материку
Пришёлся каменным порогом,
Ему известен мамонта скелет
В грунтах промёрзлых. Ливнями, ветрами
Его точили миллионы лет,
Чтобы строкою засверкали грани.
Железо, никель, хромовые руды
Я трону словом, рифму им найду.
Недаром в копях камень изумрудный
Зелёным глазом смотрит в темноту.
Урал запутает тропою лосей,
Черникой спелой потчевать начнёт,
Блеснёт меж сосен речкой Сосьвой,
В теснине речкой Вишерой блеснёт.
До светлой тучки ледником достанет,
В озёра глянет, в стих войдёт таким.
Он весь пропах лесами и цветами
И горьковатым дымом заводским.



Уважение к учителю и любовь к книге С. Щипачев сохранил на всю жизнь. В сборнике стихотворений «Синева России» была опубликована поэма «У книжных полок» - взволнованный гимн в честь книги.

У книжных полок (отрывок)

Листать словари и глазами
Вливаться в них – радость моя.
Страницы подняв парусами,
Порой дохожу и до Я…
К томам этим чаще и чаще
Спешу, как в надежности вех,
Чтоб не заплутаться мне в чаще
Вопросов, что ставит наш век.



Одной из последних книг поэта стал сборник «Товарищам по жизни». Поэзия Степана Щипачева стала более насыщенной философскими размышлениями, автор анализирует время и прожитую жизнь.

«Если же говорить о тематике, то в нем еще заметнее обозначилось гражданское звучание моей лирики. Это, очевидно, объясняется тем, что в преклонном возрасте мне еще сильнее захотелось осмыслить не только свой пройденный путь, но и путь нашей Советской Родины, пристальнее присмотреться к ее сегодняшнему дню, заглянуть в ее завтра; как бы привстав на цыпочки, оглянуть все человечество с его тревогами, надеждами, побеседовать наедине со Вселенной».

Пусть сердцу биться все трудней…

Пусть сердцу биться все трудней,
не безразличным я живу на свете.
Остаток лет, остаток дней
годится ли пускать на ветер.
Что проку только пить и есть,
а не мечтать, не думать о далеких
мирах, не ждать с газетой весть:
в колхозах все ль убрали в сроки?
Хочу, чтоб мира красота,
не уместившись в строчечном размере,
виднелась вновь, как высота,
какую одолеть намерен.



Степан Петрович Щипачев скончался 1 января 1980 года в возрасте 80-ти лет. Похоронен на Кунцевском кладбище. За свою работу был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов и Красной звезды. Лауреат Сталинской премии 1-й и 2-й степеней. В 1994 году в городе Богданович был открыт Литературный музей Степана Щипачева, который содержит множество фотографий и статей о своем земляке .

Приятного чтения!
Резник Марина Васильевна

Tags: 75летПобеды, литература, писатели, поэзия, русская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments