Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

Человек и закон. Юристы и революция Pro et Contra. Местные (2)

Это продолжение поста нашего друга Рины Незелёной о российских юристах и революции. В этот раз Рина рассказывает о енисейских юристах и посвящает свое исследование завтрашнему Дню юриста. Материал большой, очень интересный. Мы разделили его на две части, это часть 2. ЧАСТЬ 1

***

В конце XIX века многие сибиряки отправляли учить своих детей в европейскую часть России. Об одном из них я уже писала. Это Киприан Александрович Сотников.

Киприан Александрович Сотников - сын казака, родившийся в селе Дудинке Туруханского края 7 февраля 1892 года.





Нарциссов Дмитрий Иннокентьевич, сын протоиерея Воскресенского собора, родившийся 19 сентября 1870 года в г.Красноярске, так же окончил Императорский Московский университет (ИМУ):


Петр Семенович Троицкий, тоже сын протоиерея, родившийся 6 августа 1869 года в Красноярске. О нем есть информация в книге Два века красноярского самоуправления: история и современность (1822-1917) / Л. П. Бердников, С. Л. Лонина. – Красноярск : Издательские проекты, 2003.

Петр Семенович Троицкий в 1884 году окончил юридический факультет ИМУ с дипломом первой степени и вернулся в родной город. Сразу же попав в штат Енисейского губернского суда, Троицкий стал известным общественным деятелем. Удачно сложилась у него и служебная карьера. 20-летний стаж работы юристом принес ему чин статского советника и многие награды.

Не может не поражать широкий кругозор его общественной деятельности в роли гласного Красноярской городской думы. Работая в комиссии по составлению инструкции для оценки недвижимых имуществ, Троицкий внес ряд существенных поправок, которые должны были облегчить налоги для более бедных и увеличить обложение более ценных имуществ.

В многочисленных выступлениях на заседаниях городской думы он всегда отстаивал справедливость и истину. Кроме этого, Петр Семенович Троицкий активно занимался вопросами переселенческого дела, землеустройства.

Вот примерный перечень его поручений в 1903-1917 годах:

Секретарь переселенческого комитета, член Училищной комиссии Красноярской городской думы, председатель правления общества взаимного городского страхования, товарищ председателя Красноярского отдела Сибирского общества для помощи раненым воинам, председатель Красноярского комитета и член Сибирского комитета Союза общества подачи помощи больным и раненым, пострадавшим от войны, член Красноярского военно-промышленного комитета, председатель земельной комиссии, председатель комиссии по постройке в Красноярске памятника императору Александру II, член редакционной комиссии, член комиссии по постройке здания для реального училища, председатель общества взаимного страхования от огня. В 1915 г.он был гласным городской думы. Февральская революция выдвинула его в первые ряды красноярских политиков. В ноябре 1918 года Троицкий был назначен губернским комиссаром. Минусинская газета, комментируя его назначение, назвала Петра Семеновича широко образованным и добросовестным юристом, пользующимся уважением по всей губернии. Весь груз братоубийственной гражданской войны ложился на его плечи. Много внимания Троицкий уделял борьбе с преступностью, беспокоился о качестве личного состава правоохранительных органов.9 октября 1919 года гласные Красноярской городской думы избрали П.С. Троицкого почетным гражданином города Красноярска.


Красиков П.А. – студент Петербургского университета, 1892, КККМ ОФ 5882/41


Внук знаменитого протоиерея В.Д. Касьянова Петр Ананьевич Красиков, продавший дневники своего деда библиофилу Геннадию Юдину, так же родился в 1870 году в Красноярске, окончил юридический факультет Петербургского университета.

Петр Иванович Кусков из семьи разбогатевшего в Сибири государственного крестьянина Рязанской губернии родился в 1868 году в Красноярске и окончил Казанский университет по юридическому факультету, некоторое время состоял помощником присяжного поверенного округа Московской судебной палаты, а затем служил на родине.

Григорий Борисович Патушинский


Были у нас и свои министры юстиции! Например, уроженец Канского уезда Енисейской губернии Григорий Борисович Патушинский из потомственных почетных граждан, родившийся 7 апреля 1873 года. Его дед и отец (Григорий Яковлевич и Борис Григорьевич Патушинские) принадлежали к одной из самых известных и богатейших купеческих фамилий в Иркутске.

Григорий Борисович Патушинский окончил Красноярскую гимназию, затем Демидовский юридический лицей. В 1896 окончил юридический факультет Московского ИМУ. О Г.Б. Патушинском интересно пишет в книге "История присяжной адвокатуры" иркутский журналист В.М. Рекунова.


Книгу эту я легко заказала в отделе межбиблиотечного абонемента и электронной доставки документов в Краевушке.



В третьем ряду третий справа стоит Г.Б. Патушинский и в этом же ряду
первый слева его брат О.Г. Патушинский


Брат Осип тоже был присяжным поверенным и по воспоминаниям родственницы Осип прятал в своём доме "бабушку русской революции" Брешко-Брешковскую.

Григорий Борисович отличался взрывным темпераментом. Совсем недавно его имя обнаружено в письмах В.П. Сукачева сыну Борису в книге "Сукачевы. История одной семьи / Н.В. Гончаренко. – Иркутск : Артиздат, 2019. Благодарю за подарок и роскошную экскурсию по музею-усадьбе В.И. Сукачева историка Наталью Валерьевну Гончаренко.




4 / 16 сентября 1893 г Владимир Платонович Сукачев, иркутский городской голова, российский общественный деятель, меценат, коллекционер, основатель Иркутской картинной галереи писал сыну Борису из Иркутска:

... Большую сенсацию произвёл в Иркутске твой быв[ший] товарищ Патушинский, похитивший из родительского дома M-lle Яковкину , с которой, предварительно приняв православие, он и обвенчался. Родители сначала были в отчаянии, а потом сочли за лучшее faire bonne mine au mauvais jeu и устроили для новобрачных обед, на который и я получил приглашение, но не поехал...

Летом 1897 г. он оскорбил действием в публичном месте помощника секретаря Иркутской судебной палаты Преображенского, который, прогуливаясь с Ф.А. Томашевским (будущим присяжным поверенным) по главной аллее интендантского сада, не ответил на поклон Патушинского, что его крайне оскорбило. При дальнейших встречах, слово за слово, Патушинский берется за палку и бьет ею помощника секретаря. В результате было возбуждено уголовное преследование. Интересы потерпевшего отстаивал М.С. Стравинский, а подсудимого – Г. Берков. Г.Б. Патушинского приговорили к двум месяцам заключения при полиции.

29 ноября 1903 г. общим собранием отделений Иркутского окружного суда принят в число присяжных поверенных, в этом звании состоял вплоть до 1917 г. Занимаясь исключительно защитами по уголовным делам, он выступал во всех крупных политических процессах (дела о Красноярской республике, Верхоленском Крестьянском союзе, о захвате сибирской железной дороги в 1905 г. и другом). Большинство проводимых им защит по политическим делам были, как правило, бесплатными. В Иркутскую судебную палату не раз поступали прошения от арестантов, чтобы именно он представлял их интересы при слушании уголовного дела. Ряд процессов с его участием вызвали общественный резонанс. Например, его имя связано с расследованием обстоятельств трагедии на Ленских приисках 1912 г.

В книге "Юристы и революция Pro et Contra" я обнаружила любопытную фотографию Григория Борисовича Патушинского в главе, посвященной А.Ф. Керенскому:



Подписана она как "А.Ф. Керенский (второй справа) с членами комиссии по расследованию обстоятельств "Ленского расстрела". А второй слева это Григорий Борисович Патушинский. Обратите внимание, как одеты оба адвоката: приплюснутое кепи, европейский костюм, галстук, трость. Вот еще они же с членами стачкома:


В 1912 г., после расстрела рабочих на Ленских приисках, Григорий Борисович общим собранием присяжных поверенных иркутской судебной палаты был избран членом адвокатов комиссии, занимавшейся расследованием этого дела и защитой интересов рабочих. Он один из первых прибыл на прииски для оказания юридической помощи рабочим, причем, и здесь движимый только идейными побуждениями, он и ездил на Ленские прииски, и жил там исключительно на свои средства, не получив никакого вознаграждения от общественных организаций, принимавших участие в помощи пострадавшим рабочим. По итогам этой работы, он выступил во многих сибирских городах с публичными лекциями, которые были отмечены как сибирской, так и центральной прессой.

Григорий Борисович участвовал в походе против неприятеля в Русско-Японскую войну в 1904-1905 гг., был в Китайской компании в 1909 г., а после объявления войны с Германией Григорий Борисович отправился добровольцем на фронт, где в составе 19-го Сибирского стрелкового полка принимал участие как строевой офицер во многих боевых операциях. За боевые заслуги Патушинский получил ордена Святого Станислава 2-ой и 3-ей степени, Святой Анны 2-ой и 3-ей степени, орден Владимира 4-й степени. Кроме прочих юбилейных наград к памятным датам имел серебряную медаль за поход в Китай,

В период Февральской революции Г.Б. оказался в Петрограде, где при его участии был организован сибирский общественный комитет и союз сибиряков-областников, выдвинувший лозунг государственного самоопределения Сибири. 30 июля 1917 г. Приказом по ведомству Министерства Юстиции № 12 Патушинский назначен прокурором Красноярского окружного суда.

В конце января 1918 г. на тайном заседании членов Сибирской областной думы Г.Б. Патушинского назначили Министром юстиции во Временном правительстве автономной Сибири под председательством Петра Дербера. Сам же Григорий Борисович за несколько дней до этого, во время разгона Сибирской областной думы, был арестован большевиками в Томске и отправлен в красноярскую губернскую тюрьму, где содержался вместе с некоторыми другими думскими "заговорщиками" до самого чехо-эсеро-белогвардейского мятежа.

Ива́н Инноке́нтьевич Сере́бренников — учёный, сибирский областник, деятель Сибирского отдела Русского географического общества в своих мемуарах так пишет о Григории Борисовиче:

С Г. Б. Патушинским я был знаком хорошо еще по Иркутску. Блестящий адвокат, он вместе с тем был видным общественным деятелем города. Он имел крупное ораторское дарование, и я не ошибусь, если скажу, что в этом отношении едва ли кого-либо по всей сибирской территории можно было поставить рядом с ним, если бы при этом даровании Г. Б. Патушинский обладал еще широтою государственных взглядов и независимостью своих мнений, — он был бы крупнейшей фигурой на административном олимпе Сибири. К сожалению, ему много мешали его личные недостатки. Он легко обижался и раздражался, был слишком щепетилен, нервен, вспыльчив, весьма мнителен. К тому же не отличался устойчивостью мысли: сегодня он соглашался с вами, назавтра отказывался от своего мнения.


В семье Локуциевских, потомков ссыльных поляков повстанцев в Иркутске и заведующего Енисейским Губернским отделом юстиции в 1920-22 годы в Красноярске Вячеслава Иосифовича Локуциевского, бережно хранятся телеграммы, где упоминается Г.Б. Патушинский:


Оборот телеграммы

И.И. Серебрянников пишет в главе "Мои хлопоты":

До Иркутска дошли постепенно слухи о том, что некоторые члены Сибирского правительства арестованы и сидят в Красноярской тюрьме. В числе арестованных находился мой добрый знакомый, блестящий иркутский адвокат Г. Б. Патушинский, избранный министром юстиции Сибирского правительства.

Я решил предпринять кое-какие шаги по освобождению Патушинского, прежде чем развернулись бы какие-либо крупные события. Стал наводить справки и узнал, что во главе Красноярского большевистского революционного трибунала состоит некий В. Лакуциевский, сибиряк родом, иркутянин, прежде эсдек по своим политическим убеждениям. Я знал лично Лакуциевского с давних пор, равно как и всю его семью. Вспомнил, что, когда Лакуциевского еще до революции судили по политическому делу, его защитником был как раз Г. Б. Патушинский, добившийся для своего подзащитного сравнительно мягкого приговора.

Волею революции роли обоих теперь радикально переменились.

Я написал Лакуциевскому частное письмо, в котором просил его посодействовать освобождению Патушинского и пытался «усовестить» его, указывая, что нехорошо, дескать, и стыдно держать в тюрьме своего прежнего защитника, спасшего его когда-то от сурового, быть может, наказания. Не знаю, возымело ли какое-нибудь влияние мое письмо, т.к. ответа на него я не получил, но Патушинский был все же из тюрьмы освобожден, правда, всего только за несколько дней до Красноярского переворота.

Через некоторое время роли этих двух лиц снова переменились: Лакуциевский сидел в тюрьме, а Патушинский был министром юстиции, и судьба одного опять зависела от другого. Так играет революция людьми, перемещая их из одного положения в другое подобно шахматным фигурам.

Как бы то ни было, освобожденный из заключения Патушинский в конце июня того же года прибыл в Омск и через несколько дней занял уготованный ему Сибирской областной думой пост министра юстиции во Временном Сибирском правительстве под председательством П.В.Вологодского. В записках штабс-капитана Владимира Владимировича Зверева, которые были обнаружены в Государственном архиве Красноярского края существует запись о прибытии министра юстиции:

...На следующий день — 20 июня — с востока в Красноярск вошла группа войск под командованием подполковника Б. Ф. Ушакова, спецпоездом прибыли министр юстиции Г. Б. Патушинский и главноуполномоченный Западно-Сибирского комиссариата Н. В. Фомин...


Под цифрой 2 Григорий Борисович Патушинский.

          

Еще один юрист из местных Николай Николаевич Шепетковский:



Шепетковский Николай Николаевич

Николай Николаевич, уроженец нашего города, родился 5 апреля 1883 года, сын городского головы Николая Александровича Шепетковского. Восприемниками при крещении младенца Николая 22 апреля были его дядя и тетя по отцу: Александр Александрович Шепетковский – участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг., генерал-лейтенант, в 1891–1895 гг. – командир батальона Измайловского полка, и Екатерина Александровна Рачковская, жена члена Енисейской врачебной управы лекаря Петра Ивановича Рачковского, сибирская красавица, воспетая на картинах нашего знаменитого земляка художника Василия Ивановича Сурикова. Николай Николаевич окончил юридический факультет Императорского Московского университета в 1910 году. Был присяжным поверенным. По сведениям современников, был «даровит», унаследовал черты отца – честность, добропорядочность и обладал волевым и принципиальным характером В 1917-1918 гг занимал должность председателя Енисейского Губернского Продовольственного Комитета, был активным членом городской думы, в 1917 г. входил от неё в Комитет общественной безопасности.

Еще один юрист, связанный с Красноярском и Енисейской губернией – Викторин Евгеньевич Башуров, родился 5 октября 1888 г. в Енисейске. После окончания Красноярской гимназии он учился сначала в Демидовском юридическом лицее в Ярославле (1899-1901), потом перевелся в Москву и в 1904 году окончил юридический факультет Императорского Московского университета. После выпуска Башуров еще около года проучился в Московском сельскохозяйственном институте, а затем вернулся в Красноярск и поступил вольноопределяющимся на военную службу.



Как писали современники, «бурная эпоха 2-ой Государственной Думы не могла не захватить его», и он участвует в работе местного отделения социал-демократической рабочей партии. После участия в нападении на гауптвахту над Башуровым нависла угроза ареста и ему пришлось эмигрировать за границу. В 1907-1908 гг. Башуров был слушателем факультета естественных наук (Factulté des Science) Женевского университета, учился в электротехнической школе. В 1912 г. окончил Гренобльский электротехнический Институт со званием инженера-электрика. Как один из лучших выпускников Викторин Евгеньевич получает сперва место в Париже, затем на электрической фабрике Томпсона в Ницце. В начале первой мировой войны проходит военную подготовку в Авиньоне, в феврале 1915 г. добровольцем, рядовым Иностранного легиона, уезжает на фронт. Тогда же Башурову было предложено как инженеру-электрику возвратиться на фабрику для работы на оборону, но он отказался и разделил участь своих товарищей по роте. Пропал без вести 9 мая 1915 года во Франции в бою под Аррасом.

И еще один юрист в талантливейшей семье Шепетковских – Александр Робертович Шнейдер, окончил юридический факультет Петербургского университета, по окончании которого перешел там же на историко-филологический факультет. По возвращении в Красноярск в марте 1905 года поступил на государственную службу помощником производителя работ партии енисейского губернского поземельно-устроительного отряда, которую возглавлял В.Ю. Григорьев. Был членом Общества попечения о начальном образовании, Красноярского подотдела Русского Географического общества, много печатался в сибирских газетах. Имел научные работы, был членом Общества взаимного вспомоществования учащимся и учившим в Енисейской губернии, был избран секретарем совета Лиги образования. Был гласным Красноярской городской думы в 1914-1917 гг. По его инициативе в 1913 году было начато строительство Дома просвещения в Красноярске. Но самым важным вкладом в сибиреведение являлось активное участие Александра Робертовича Шнейдера в подготовке Сибирской советской энциклопедии.



Красноярск, 1914 год. Фотоателье М. Шапиро (?).
Дети Роберта Ивановича и Александры Александровны Шнейдер.
Сидят слева направо: Иван, Маргарита (Роганович), Александр (юрист). Стоят: Борис, Владимир, Виталий, Евгений.

На сестре Александра Робертовича – Маргарите Шнейдер был женат и еще один красноярский юрист, сын польского ссыльного Болеслав Леонардович Роганович. Он окончил Петербургский университет, служил присяжным поверенным. В 1915 году с успехом защищал революционера Бориса Шумяцкого, обвиняемого по ст. 103 Уголовного уложения. Дело являлось отзвуком к политическим событиям в Красноярске в 1905 году.



Роганович Болеслав Леонардович


Младший брат Евгений Робертович Шнейдер также поступил в 1916 году на юридический факультет – уже Томского университета, но в 1920 году перевелся на историко-филологический факультет.

По данным Геннадия Николаевича Рыженко в ИМУ училось в разное время около 43 студентов из Енисейской губернии, в т.ч. такая знаменитость, как советский учёный-археолог, краевед, общественный деятель, выходец из одного из старейших и известных родов России Ауэрбах Николай Константинович или Константин Иванович Кайдо. Константин Иванович после окончания юридического факультета Московского университета работал следователем во Владивостокском окружном суде. В 1900 г. Иркутская судебная палата откомандировала юриста в Харбин, где он стал мировым судьей и нотариусом Пограничного окружного суда. Константин Иванович был членом Дальневосточного комитета защиты Родины, первым председателем Общества харбинских землевладельцев и домовладельцев.


Таким образом, к 1917 году в Красноярске сформировалась интеллектуальная элита. Практически все чиновники Красноярского окружного суда имели высшее образование.

Октябрь 1917 года провозгласил полный отказ от старого права, законности и юридических институтов. Прежние окружные суды и "мировой" заменены советской властью на народные суды. Фотографии из Иллюстрированной России:


В первом же декрете "О суде" от 24 ноября 1917 года Советское правительство, основываясь на опыте революционных масс, четко сформулировало два вида судебных учреждений: один – для рассматривания обычных уголовных и гражданских дел (местные суды), второй – для борьбы против контрреволюционных сил (революционные трибуналы). Первый судебный процесс в революционном трибунале состоялся 10 декабря 1917 год в Петрограде. Слушалось дело по обвинению С.П. Паниной в саботаже и противодействии Советской власти (она одна оставалась в Министерстве народного просвещения и приказала экзекутору Дьякову отправить денежные суммы Министерства на хранение "в место по указанию означенных лиц", а не отдавать неизвестному представителю народной власти.

Защитник подсудимой был некто Л. Гуревич (по моему предположению брат юриста В.Гуревича), который сказал яркую речь: "Я не юрист и не адвокат, как не юристы и ВЫ, граждане судьи или называющими себя судьями. Но все же это суд, а если это суд, то я позволю себе напомнить, что суд, вообще, судит или по закону или по совести...Что было бы, граждане, если бы Вас, именующих себя судьями, пришедшие другие лица спихнули вот с этих мест, которые вы занимаете, сами заняли их, а Вас посадили бы на скамью подсудимых?...Не давайте партийной мести руководить Вами! Будьте судьями, если Вы себя ими именуете!".Заседание было открытым в одном из помещений бывшего дворца великого князя Николая Николаевича. Собравшаяся публика: бастующие адвокаты, бывшие судебные чиновники, пришедшие посмотреть первое заседание революционного суда, родственники и сослуживцы подсудимой. На суде выступил и рабочий Наумов: "... Да я сознаю, прошлое её благородно. Мир был бы прекрасен, если бы состоял из одного благородства!... Жизнь – это борьба! И суд был прав, когда привлек к ответственности гражданку Панину!..". Какой был приговор, вы, наверное, догадались.

События гражданской войны 1918–1920-х годов привели к крушению прежней российской государственности и в Сибири.

В печатном документе «Полгода Советской власти в Енисейской губернии: обзор деятельности советских учреждений с января по 1 августа 1920 года / изд. Енисейск. губ. рев. ком. – Красноярск: Енисейское губернское государственное издательство, 1920» указано, что Енисейский Отдел Юстиции сорганизовался 8 января 1920 г. и с возникновением его прекратили свое существование прежние судебные учреждения Енисейской губернии.

Заведующим Губюста был назначен Локуциевский Вячеслав Иосифович, уроженец Иркутска.



Локуциевский Вячеслав Иосифович

Новое пролетарское право находилось в стадии становления, решающее значение имели революционная совесть и революционное сознание, которых у Вячеслава Иосифовича было в избытке. Вячеслав Иосифович Локуциевский не имел юридического образования, по профессии был инженер-строитель. Революционную деятельность осуществлял с 1901 года. На его счету было 56 месяцев тюрьмы и 3 года ссылки в Туруханском крае в деревне Сыромолотово Кежемской волости Енисейского уезда.

В № 8 газеты «Красноярский рабочий» от 18.01.1920 года появилась заметка о кадровом переизбытке юристов:


Как видим, из старого состава дореволюционных юристов в администрацию Губюста попал Киприан Сотников – заведующим Судебно-Следственным отделом.

Красноярскому Губюсту повезло. Случайно в Красноярске оказался Итин Вивиан Азарьевич. Вивиан Итин был учеником Михаила Рейснера. У него был небольшой, но так необходимый в этот момент опыт: при Советской власти служил консультантом при Народном Комиссариате Юстиции, занимал должность сотрудника редактора по государственному праву.

Юридический отдел находился все в том же помещении Бывшего Окружного Суда по адресу: Театральный переулок.



Негатив стеклянный. Кинотеатр "Арс" и здание Окружного суда. 1930. КККМ НЕГ 8023

В Красноярске с 8 по 12 августа 1920 года проходил Первый съезд деятелей Советской юстиции. На нем решались вопросы молодого Советского судопроизводства. Выступал на съезде и Вивиан Азарьевич Итин, с гордостью подытоживал он свое выступление: "... Общий Отдел Юстиции если не достиг блестящих результатов, то во всяком случае опередил в этом отношении другие города Сибири, вследствие чего Сибюст предписал некоторым губернским отделам Юстиции ознакомится с материалами Красноярского отдела…" Но была одна беда по мнению Итина: кадры! Хронически не хватало профессиональных кадров! Хотя власть считала по другому: профессиональные знания в области юриспруденции не нужны, поскольку старые законы и буржуазная правовая наука советской властью не признавалась.

Конечно, перед нашими юристами тоже встал вопрос Pro et Contra? Большинство юристов окружного суда отказалось сотрудничать с советской властью. Многие не прошли так называемую кадровую чистку, многих расстреляли. В ГАККе хранятся Материалы 2-го Енисейского Губернского съезда работников юстиции (1925). Председателем Губсуда был крестьянин Бибо Захарий Игнатьевич,1889 года рождения, крестьянин со средним образованием, членами суда – рабочие и крестьяне с "нисшим" образованием, старший следователь – Удрас Эрнст Янович, 1898 года рождения, крестьянин с "нисшим" образованием, заведующий нотариальным отделением – Киреев Еремей Филатьевич, 1902 года рождения с "нисшим" образованием, енисейский губернский прокурор рабочий Седмиградский Николай Аркадьевич, 1887 года рождения со средне-техническим образованием, Председатель военного трибунала II отделения – рабочий Гурьев Петр Федорович 1894 года рождения с "нисшим" образованием. Из 88 человек работников юстиции с высшим образованием было всего 11 человек.

Из доклада Лесковского Ефима Корниловича, помощника прокурора, рабочего с "нисшим" образованием:

"... Товарищи!, в городах права трудящихся охраняются в полной мере... В деревнях с этим вопросом дело обстоит много хуже. Мы теперь прилагаем все усилия подыскать работников на места. Работать могут даже далеко неграмотные, но все-таки усвоившие элементарные правила в значении наших Кодексов. Думаю, что в текущем году мы наладим нашу работу в деревне!..."

Как наладили, вы тоже знаете.

Что касается упоминаемых выше лиц.

Киприан Александрович Сотников сотрудничал с советской властью, работал в Красноярском Губюсте, затем переехал в Москву и умер там в 60-ых годах.

Нарциссов Дмитрий Иннокентьевич умер в Новосибирске в 1939 году.

Петр Семенович Троицкий эмигрировал в Харбин, умер 9 мая 1937 в Сиэтле (США).

Петр Ананьевич Красиков с 1918 года - заместитель Наркома юстиции, руководил "проведением" закона об отделении церкви от государства, с 1924 года прокурор Верховного суда, с 1933 года заместитель председателя Верховного суда СССР. 20 августа 1939 года умер при непонятных обстоятельствах в Железноводске, где находился на лечении, и был там похоронен.

Григорий Борисович Патушинский остался в России. В декабре 1919 г. являлся одним из руководителей антиколчаковского восстания в Иркутске, а после его победы 5 января 1920 г. Григорий Борисович. возглавил комиссариат юстиции во вновь образованных демократических органах власти. В результате захвата в марте того же года Иркутска частями Красной армии Патушинский был отстранён от исполнения своих обязанностей. В мае 1920 г. Григорий Борисович выступал свидетелем на судебном процессе в Омске, организованном большевиками над колчаковскими министрами и их пособниками. Репрессий сумел избежать. В 1930 – исключен из состава Коллегии защитников как «бывший министр Колчака». В феврале 1930 – в его защиту выступила группа бывших политкаторжан, а также отдельные члены Общества бывших каторжан. Умер в Москве 11 августа 1931 г.


Суд над колчаковцами

Николай Николаевич Шепетковский работал в Чите, Харбине, умер в Монголии в Урге от туберкулеза в конце 20-ых.

Александр Робертович Шнейдер стал жертвой необоснованных репрессий. В феврале 1921 года был арестован по обвинению в участии в контрреволюционной деятельности, провел два года в концлагере. После особождения работал в Хакасии. В марте 1925 года его перевели на работу в Сибирский краевой союз кооперативов в Новосибирск, умер внезапно 26 сентября 1930 года от паралича сердца.

Роганович Болеслав Леонидович с августа 1917 года назначен заместителем Председателя Енисейской окружной комиссии по делам о выборах в Учредительное собрание, умер 24 июля 1918 года.

Константин Иванович Кайдо в разгар гражданской войны переехал во Владивосток, купил остров Путятина у потомков декабриста Н.А. Бестужева сыновей Коммерции советника, купца 1-й гильдии Алексея Старцева. К.И. Кайдо умер на своем острове в 1921 году. Там его и похоронили. У Старцевых была богатейшая библиотека.Когда гражданская война докатилась до Приморья, сыновья Старцева решили продать книги. Городская библиотека им. Гоголя обратилась к ним с просьбой уступить собрание ей, но запрошенная цена – 20 тысяч долларов – оказалась слишком высокой, тем более что валютой библиотека не располагала. Книги ушли за границу. Следы их затерялись. Информация отсюда: https://vladsv.livejournal.com/photo/album/2967/.



Библиотека Старцевых

Все российские правоведы отмечают свой профессиональный праздник ежегодно 3 декабря. Он утвержден Указом Президента Российской Федерации от 4 февраля 2008 года № 130 «Об установлении Дня юриста». До издания указа единого праздника в честь правоведов не было. Именно в этот день, в 1864 году в Российской Империи были приняты законы и уставы суда, воплотившие судебную реформу.

При подготовке использованы материалы из архивов и фондов:

Музея юридического факультета Московского Государственного Университета (МГУ),
Государственной универсальной научной библиотеки Красноярского края;
Государственного архива Красноярского края (ГАКК);
Красноярского краевого краеведческого музея (КККМ);
Личного архива Александры Борисовны Ипполитовой;
Личного архива Локуциевского Вячеслава Олеговича;
Личного архива Александра Викторовича Ульверта.
Фотографиями студентов ИМУ поделился с нами Геннадий Николаевич Рыженко.

Tags: Енисейская губерния, гостевой пост, краеведение, юристы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments