Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Category:

307. Довоенная крестьянская домашняя библиотека

Всегда интересно почитать про домашние библиотеки известных людей. В каком-то журнале даже рубрика такая была («Огонек», кажется). Недавно листала книгу «Свет мой – Малиновка» красноярского журналиста Геннадия Лугового. Книга посвящена родной деревне автора, которую основали в Нижнеингашском районе переселенцы из Белоруссии ещё в начале прошлого века. Самой Малиновки нет уже тридцать лет…
А вот какой была довоенная крестьянская домашняя библиотечка:

"Перед войной брат Василий привез домой из Иланска, где он учился, библиотечку. Места в тесной нашей избе для книг не нашлось. Мама определила их в амбар.

Не всякому городскому читателю известно, что такое амбар. Для крестьянина же эта постройка была первой не­обходимостью: в ней хранили, в основном, зерно и муку.

Во время коллективизации почти все амбары (или, по-малиновски, а точнее, по-белорусски, «анбары») кон­фисковали и перевезли на колхозный двор. Наш чудом уцелел. Вот и поместила родительница рядом с насущным хлебом хлеб духовный. А чтобы его не источили мыши, книги были увязаны в две клади и подвешены на жердях под самую крышу.

О существовании этих сокровищ я уз­нал, когда стал чуть побольше, а брат тем временем был уже на фронте.

Зимою, ближе к весне, узлы с книгами, приносили в избу. Сестренки Валя и Люба стряхивали снег, суши­ли их. Для меня же было праздником листать страницы, рассматривать картинки... Просил Любашу, которая, по существу, была мне няней, почитать что-нибудь. Она не отказывалась, так я и познакомился с русскими народны­ми сказками, с Робинзоном Крузо.

Делал и собственные открытия. Обнаружил однажды папку с наглядными пособиями по сборке и использова­нию пулемета «Максим». Я мог часами разглядывать эти фотографии и мечтать, как любой мальчишка, пострелять из оружия. А еще страстно хотелось научиться читать. И тут мне повезло - к нам на квартиру поселили молодую учительницу. С ее помощью за два года до школы я освоил грамоту. Тому, что впоследствии стал завзятым книгочеем, обязан нашей библиотеке, которая, к слову сказать, после возвращения брата с войны постоянно пополнялась.

Какие из изданий запомнились? Красочные журна­лы «Дружные ребята», где кроме сказок была напечатана поэма Эдуарда Багрицкого «Дума про Опанаса». Имелись также разрозненные номера журнала «Охота», пробудившего любовь к родной земле (охотником я, в отличие от Василия так и не стал). Само собой, зачитывался произведениями о природе Виталия Бианки, Михаила Пришвина, своего земляка Николая Устиновича.

Была представлена в библиотечке и военно-историческая тема. Например, «Нашествие двунадесяти народов» - об Отечественной войне 1812 года, монография о Наполеоне Бонапарте. Эти книги каза­лись мне скучными, зато я не мог оторваться от «Боев в Финляндии» и... хрестоматии «Чтец-декламатор». Очень любил в ней рассказы о подвигах пограничника Никиты Карацупы и его четвероногого друга Индуса. Наверное, с подачи отца их мне однажды пришлось читать мужикам в колхозной конюховке. Помню, как он гордился своим гра­мотеем-сыном.

Была в библиотеке и классика - отечественная и зарубежная: Л. Толстой, Н. Гоголь, А. Пушкин, Т. Драйзер, М. Твен...

Настоящее потрясение произвели тогда «Вечера на хуторе близ Диканьки». Мне и раньше приходилось слышать истории, связанные с ведьмами и колдунами - их рассказывали прявшие вместе с мамой соседки. А тут еще добавились, выражаясь современным языком, новые «ужастики». Я начал бояться нечистой силы. Однажды зимним ве­чером мама отправила меня в контору узнать, скоро ли вернется отец. Увидев мерцающие в окнах огоньки, я не посмел даже приблизиться к крыльцу: «А вдруг там черти!» Как я потом преодолел страх - отде­льная тема... Но, впрочем, я отвлекся.

Брат подарил мне томик стихов Есенина, еще довоенного изда­ния.

Стихи так тронули сердце, что почти все я выучил наизусть, многие помню и сегодня.

На этом, пожалуй, пора и остановиться. Читатель вправе спросить, что стало с библиотечкой? Ее постигла печальная участь. Ког­да деревню объявили бесперспективной, родители решили уехать. На подводе много груза не увезешь - так и остались наши книги новым хозяевам, купившим избу. Их после сожгли.

Став взрослым, я собрал свою большую библиотеку. Добывать книги было непросто, а сегодня они в изобилии. Да вот беда, их прак­тически не покупают и не читают: свободное время проводится пре­имущественно у телевизора. Но разве может экран заменить печатное слово? Ведь недаром же умирающий Пушкин проговорил, глядя на книги: «Прощайте, друзья мои!»

Tags: библиотеки, история, книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments