Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

Рассыпанное царство Василия Розанова. 160 лет со дня рождения философа

«Два ангела сидят у меня на плечах: ангел смеха и ангел слез.
И их вечное пререкание – моя жизнь»

В. В. Розанов



Писатель и философ Василий Васильевич Розанов родился 2 мая 1856 года в городе Ветлуга. Многодетная семья Розановых рано потеряла кормильца – отец умер, когда Василию было только четыре года. Через десять лет умерла мама, и родителей мальчику заменил старший брат Николай. Переехав в Кострому, Василий стал учиться в гимназии, но не был успешным учеником – его даже оставляли на второй год. И все же в 1874 году он поступил на историко-филологический факультет Московского университета.



Будучи студентом, Розанов женился на Аполлинарии Сусловой, которая была старше его почти на 20 лет. Аполлинария Прокофьевна была красивой женщиной, но с очень тяжелым характером. Брак был трудным и тягостным для обоих супругов, и при этом Аполлинария отказывалась давать развод. Позже Розанов тайно обвенчался с Варварой Бутягиной, а их совместные дети были признаны незаконнорожденными. В отличие от первой супруги, Варвара оказалась терпеливой и доброй женщиной, старалась во всем поддерживать своего мужа.


Розанов и Варвара Дмитриевна с семьей

К сожалению, здоровье Варвары было хрупким, и она тяжело заболела. Но самое страшное испытание – смерть двоих детей. Единственный сын умер, а одна из дочерей покончила с собой. Жизненные трагедии сильно повлияли на мировоззрение Розанова. Он стал задумываться о том, что позднее назвал «чувство Бога». По словам самого философа, он впервые почувствовал некое озарение, когда еще был студентом. Размышляя в дальнейшем, он поведал о том, что душевный переворот произошел мгновенно, когда Розанов понял простую истину – Бог есть! Тогда же начался долгий период его творческой активности.



Одним из первых произведений Розанова стал труд «О понимании». Этот философский трактат содержит опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. Розанов исследует науку с точки зрения философии и пытается составить из многих разрозненных наук единое «цельное знание». «И в самом деле, в стороне от спора, разделяющего науку и философию, и вне каждой из спорящих сторон лежит истина, что какова бы ни была деятельность разума, она всегда – будет по существу своему пониманием, и кроме этого же понимания ничего другого не может иметь своею целью. В этой истине, как, по-видимому, ни проста она, заключается способность дать ряд выводов, воспользовавшись которыми можно, не касаясь ни науки, ни философии, определить то, к чему должна стремиться и первая, и вторая».



Работая учителем, а после и на государственной службе, Розанов не переставая писал. В 1894 году вышла в свет книга «Легенда о Великом инквизиторе Ф. М. Достоевского». В ней Розанов размышляет об истории, русской литературе и смысле земного существования. Василий Розанов всю жизнь был увлечен Достоевским – его личностью и творчеством. Вопрос о бессмертии человека – один из основных в творчестве писателя, как и один из главнейших в православной философии. Почему человек так жаждет бессмертия? Почему сама мысль об этом приводит в восторг? Анализируя творчество Достоевского, Розанов приходит к выводу, что это чувство у человека врожденное.



Газета «Новое время» опубликовала многие статьи Розанова: «Сумерки просвещения», «Религия и культура». В «Сумерках» Розанов критиковал школьную систему и современное образование, которое не только не возвышает дух, но принуждает человека думать о вещах будничных. Из ребенка вырастает человек прагматичный, но лишенный возвышенных надежд и стремлений. Не лучше, по мнению Розанова, обстоит дело и в университетах. Еще в 1898 году в статье «О студенческих беспорядках» он писал:

«В жизни наших университетов есть незамеченная сторона, которая вообще лишает их культурного воздействия на учащихся, по крайней мере – очень сильно и продолжительно. Именно университет не дает и тени хотя бы сколько-нибудь закругленного образования, хотя бы намека на какой-нибудь целостный умственный организм. Факультет – это у нас ряд кафедр, между собой не связанных и не связуемых. Почему столько их, а не несколько менее – нельзя сказать; почему не гораздо больше – тоже нельзя сказать. В самой структуре нашего университета лежит элементарный эмпиризм, эмпиризм полный и глубокий – плод подражательной пересадки к нам науки и нисколько не плод потребности. Если бы университет давал нечто цельное и закругленное, если бы он не ограничивался разрозненными, и бог знает почему и зачем существующими дисциплинами, он имел бы свойство и силу втягивать в себя умы, захватывать, овладевать ими; и соответствовать своему содержанию – формировать и дисциплинировать его».

Сборник статей «Религия и культура» затрагивает вопросы русской культуры, христианства и церкви, положения дел в сфере литературы и образования, семейного и национального вопросов. Центральной философской темой в творчестве Розанова была метафизика пола.
«Все инстинктивно чувствуют, что загадка бытия есть собственно загадка рождающегося бытия, то есть что это загадка рождающегося пола».

Так, рождение каждого ребенка Розанов считал настоящим чудом – ведь малыш приходит к нам словно из другого мира: «узел пола в младенце, который «с того света» приходит, от Бога его душа ниспадает». Само бытие в представление философа – это, в первую очередь, любовь, семья и рождение детей.

Сборники статей сделали Розанова широко известным среди журналистов и философов, и в дальнейшем он стал одним из основателей Религиозно-философского общества. Будучи человеком истинно верующим, Розанов тем не менее часто шокировал окружающих своеобразием выражения веры. Так, в ноябре 1905 года он принял участие в мистерии, посвященной Дионису. Она была устроена В. И. Ивановым на квартире Н. М. Минского. Эта пародия на Причастие, проведенная там, вызвала гнев у служителей церкви. А в 1909 году Комитет по делам печати постановил уничтожить книгу Розанова «Русская церковь. Дух. Судьба. Ничтожество и очарование» как крамольную. А ведь цель его идеи состояла в том, чтобы сделать церковь главным инструментом ослабления классовой борьбы, «крайностей» самодержавия, основной социальной силой, вокруг которой могли бы объединиться все общественные слои и классы. Розанов верил, что «возрождение России может совершиться на религиозной почве». И помочь этому возрождению может «маленький религиозный человек», философию которого сформулировал Розанов.
«Воскресни, Отечество! Боже, до чего все мы разбежались по своим конурам… Пыль! Осталась пыль отдельных человеческих фигурок, а нация – где она?».

О том, что русский мир – особенный, со своей уникальной идеей и миссией, Розанов написал множество статей. Интересна его статья «Возле «русской идеи». В отличие от многих исследователей, трактующих Россию то как восточную страну, то как западную, Розанов пришел к выводу, что «все попытки двинуть Россию в ту или другую сторону (то есть и стенания западников и тайные надежды  евразийцев) обречены. Россия необратимо ушла и от Востока и от Запада, она не мыслима без контакта мерного затихшего Востока и раскаленного Запада, но она почти  полностью  изжила в себе и того и другого. Как в скарне,  возникающем за счет известковых пород под воздействием тепла и растворов гранита, невозможно ни выделить протопороды,  ни  обратить сам скарн в них – гранит и известняк навсегда изжиты в скарне. Так и Восток с Западом являются  лишь «протопородами» России. Все собственно восточное переработано и существует в каких-то исключительно специфических формах. Все же собственно западное просто отсутствует – оно истрачено, израсходовано на это преобразование восточного. И так будет с каждой очередной порцией западного – оно будет бесследно исчезать – тратиться на преобразования и совершенствование (в абсолютно своеобразных формах) того, что было когда-то восточным, но давно уже стало сугубо  российским. Точно также и все, идущее с Востока, будет исчезать бесследно – тратиться на преобразование и совершенствование  того, что могло когда-то и напоминать собой западное, но давно стало сугубо российским».


Бисмарк

В этой статье философ приводит историю реального случая, который произошел с Отто фон Бисмарком – будущим канцлером Германии. Тогда он был только послом в России и как-то зимой заблудился на охоте. Поднялась пурга, ничего не было видно, но Бисмарка спас простой русский мужик, согласившийся его подвезти. Он погнал лошадей так быстро, что Бисмарк вывалился из розвальней, испугался, оцарапал себе лицо. Весь в гневе, он уже хотел поколотить мужика, но тот стал оттирать его лицо снегом, приговаривая «ничего, ничего». Позднее свидетели вспоминали, что став канцлером, Бисмарк любил повторять в сложных ситуациях это непонятное слово на иностранным языке: «ничего, ничего». А когда Бисмарка обвиняли в мягкотелости, которую он проявлял в своих действиях по отношению к нашей стране, он всегда парировал: «В Германии только я один говорю «ничего!», а в России – весь народ».
Можно с уверенностью сказать, что Розанов согласился бы и с мнением Бисмарка о работе чиновников:
«Чиновники – это трутни, пишущие законы, по которым человеку не прожить. Почему у министров жалованье постоянно и независимо от того, хорошо или дурно живется населению. Вот если бы квота жалованья бюрократов колебалась вверх-вниз в зависимости от уровня жизни народа, тогда бы эти дураки меньше писали законов, а больше бы думали».

Страна, в которой родился и вырос Розанов, распалась. От великой империи не осталось практически ничего. Остро переживая за судьбу Родины, Розанов все же верил, что русский народ справится и с этим испытанием. Он словно предвидел, как и чем окончится в России увлечение идеями Маркса и Энгельса.
«Социализм пройдет как дисгармония. Всякая дисгармония пройдет. А социализм – буря, дождь, ветер».



Книга «Уединенное» и ее продолжение «Опавшие листья» вывели Розанова в разряд одного из лучших писателей своего времени. Книги отличает уникальная литературная форма – своеобразный поток мыслей, в котором Розанов стремился выразить свои чувства, которые вызывает у него современная цивилизация.
«Как увядающие цветы люди. Осень – и ничего нет. Как страшно это «нет». Как страшна осень».
Название книги «Опавшие листья» возникло не случайно – Розанов на разрозненных листочках записывал свои размышления, не подвергая их какому-либо анализу, а излагая честно, без прикрас. Накопилось две больших коробки, полные записей, которые позже составили книгу.
«Чем старее дерево, тем больше падает с него листьев».

С 1903 года Розанов начал вести переписку с Павлом Флоренским – священником и ученым. После некоторого затишья их переписка возобновилась, и с 1908 года продолжалась уже до конца дней Розанова. В письмах они обсуждали многое – «дело Бейлиса», сложный и противоречивый еврейский вопрос и не менее запутанный вопрос русский.

Приход большевиков и охвативший страну хаос подтолкнули Розанова к написанию последней книги – «Апокалипсис нашего времени».
«Мною с 15 ноября будут печататься двухнедельные или ежемесячные выпуски под общим заголовком: «Апокалипсис нашего времени». Заглавие, не требующее объяснений, ввиду событий, носящих не мнимо апокалипсический характер, но действительно апокалипсический характер. Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, – и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустоты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства. Все потрясено, все потрясены. Все гибнут, все гибнет. Но все это проваливается в пустоту души, которая лишилась древнего содержания».

Российская история для Розанова окончилась – начала жить совершенно другая страна и эпоха. Перемены произошли необыкновенно быстро – буквально за два-три дня изменилась и страна, и народ, и вера. Розанова поразила именно скорость произошедшего – всегда глубоко верующий русский народ так быстро отказался от веры, исчезла Церковь, войско, рабочий класс и, наконец, само Российское царство. Именно Розанов впервые представил нашу страну, закрытой от всего мира железным занавесом. В дальнейшем метафора, придуманная им, разлетелась на цитаты: «с лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею Железный занавес».

«Дана нам красота невиданная. И богатство неслыханное. Это – Россия. Но глупые дети все растратили. Это – русские».
Почему такое случилось? И кто виноват в распаде страны? Розанов считал, что нанесла большой вред русская литература, которая воспитала поколение вольнодумцев, не уважающих свой дом и Родину. Особенно виноваты в этом Кантемир, Фонвизин, Грибоедов, Гоголь, Белинский, Герцен, Добролюбов, Соловьев, Некрасов. Их критические статьи и произведения исказили мораль и действительность, воспитали поколение нигилистов, игнорирующих понятия долга и морали. Стремление русского человека изменить мир привело только к беспорядочному и разрушительному бунту.

«Былая Русь»… Как это выговорить? А уже выговаривается.
Печаль не в смерти. «Человек умирает не когда он созрел, а когда он доспел». Т. е. когда жизненные соки его пришли к состоянию, при котором смерть становится необходима и неизбежна.
Если нет смерти человека «без воли Божией», то как мы могли бы допустить, могли бы подумать, что может настать смерть народная, царственная «без воли Божией»? И в этом весь вопрос. Значит, Бог не захотел более быть Руси. Он гонит ее из-под солнца. «Уйдите, ненужные люди».


Будучи убежденным монархистом, Розанов считал революцию катастрофой. После установления советской власти книги писателя были запрещены. Но в то же время взгляды философа нашли свое признание у многих русских писателей. Так, Максим Горький отмечал:
«Я считаю В. В. гениальным человеком, замечательнейшим мыслителем, в мыслях его много совершенно чуждого, а – порою – даже враждебного моей душе, и – с этим вместе – он любимейший писатель мой».

В 1917 году Розанов вместе с семьей переехал в Сергиев Посад. Подальше от столицы было легче жить, и не так зорко следила за ним полиция. Василий Розанов вел активную переписку со многими писателями, мыслителями, учеными и философами. Более тридцати его книг по истории, философии, религии и культуре стали достоянием русской культуры. Последние дни своей жизни Розанов бедствовал, терпел муки голода, как и вся страна. Шел 1919 год и философ, истощенный и измученный, уже не вставал с кровати. Свои последние мысли он диктовал дочери Надежде. 5 февраля 1919 года Розанов скончался от инсульта и был похоронен в Черниговском ските. Прошедший через сиротское детство и нищую юность, испытавший тяготы революции и распад великой державы, Василий Васильевич Розанов ценил время и понимал, как важно жить, наполняя каждое мгновение жизни смыслом:
«В минуте иногда больше содержания, чем в годе. А когда приходит смерть, то в ее минуте столько содержания, сколько было во всей жизни».

Что читать о Василии Розанове

Книги


Грякалов, Алексей Алексеевич. Василий Розанов / А. А. Грякалов. – Санкт-Петербург : Наука, 2017. – 285, [2] с.
Книга посвящена выдающемуся русскому мыслителю и писателю второй половины XIX-начала XX века Василию Розанову (1856-1919), создателю новой формы литературы и мысли, сопряженной с проблемой понимания в его связи с письмом и словом, с их выходом к реалиям жизни. Автор книги показывает мыслителя как человека модерна, который доводит модернистское сознание до его исчерпанности и обращает против самой идеи модерна, а также расширяет классическое основание мысли. Творчество В. Розанова близко традиции апофатики – пониманию смысла, несводимого к ситуационным ценностям и значениям.


Гулыга, Арсений Владимирович. Творцы русской идеи / Арсений Гулыга ; предисловие Искры Андреевой. – Москва : Молодая гвардия, 2018. – 331, [2] с., [8] л. ил. с.
Первое издание этой книги стало библиографической редкостью. Ее автор – Арсений Гулыга – широко известный в России и за рубежом философ и писатель. Его произведения в рамках серии «ЖЗЛ» посвящены не только биографиям, но охватывают целые вехи и пласты культуры, искусства и философии. «Творцы русской идеи» – необычная книга. Она является глубоким самостоятельным исследованием русской идеи, культуры, ценностей и смысла человеческой жизни, исторической судьбы России. Яркие философские портреты отечественных мыслителей от Ф. М. Достоевского до А. Ф. Лосева в сочетании с собственными размышлениями автора воссоздают, прежде всего, своеобразную и неповторимую Биографию Русской идеи.


Подоксенов, Александр Модестович. Михаил Пришвин и Василий Розанов: мировоззренческие контексты творческого диалога : монография / А. М. Подоксенов. – Москва : РИОР : ИНФРА-М, 2017. – 297 с.
Писатель Михаил Пришвин всю жизнь помнил своего необычного учителя по географии – Василия Розанова. Он защищал мальчика от насмешек одноклассников, когда у юного Пришвина сорвался «побег в Азию». Но вышло так, что именно Розанов послужил причиной того, что Михаила Пришвина выгнали из школы. Книга написана на материале художественного, публицистического и эпистолярного наследия М. М. Пришвина и В. В. Розанова. Исследуются особенности их мировоззренческого диалога в контексте влияния идей Ф. Ницше, К. Маркса, З. Фрейда и ряда других видных деятелей отечественной и европейской культуры.


Розанов, Василий Васильевич. 1900 год в неизвестной переписке, статьях, рассказах и юморесках Василия Розанова, Ивана Романова-Рцы и Петра Перцова / Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом) Рос. акад. наук, Центр по изучению традиционалист. направлений в рус. лит. Нового времени. – Санкт-Петербург : Родник, 2014. – 926, [1] с.
Яркие представители русской культуры Серебряного века В. В. Розанов, И. Ф. Романов-Рцы и П. П. Перцов на протяжении более чем двух десятилетий были соединены приятельскими отношениями, начало которым было положено в атмосфере неославянофильских надежд начала 1890-х гг. Если В. В. Розанов сегодня по праву считается писателем первой величины и снискал себе мировую известность, то поэт и критик П. П. Перцов, основавший лучший символистский журнал «Новый Путь», ныне полузабыт, а философствующий публицист и юморист И. Ф. Романов-Рцы, которого в редакциях называли «маленьким Розановым», практически неизвестен. В книге собраны хранящиеся в архивах откровенные письма троих писателей, которыми они обменивались в последний год столетия, накануне больших потрясений XX века. Большой интерес представляют публикуемые впервые после более чем столетнего перерыва их очерки, рассказы и юморески, где они перекликаются друг с другом, полемизируют либо развивают идеи и дополняют один другого.

Периодика

Великий вопрошатель. "Круглый стол" журнала "Москва", посвященный 150-летию со дня рождения Василия Розанова (1856 – 1919) / А. Николюкин [и др.] // Москва. – М. – 2006. – № 5. – С. 145-160.
Аннотация: На страницах журнала о наследии писателя Розанова В. В. размышляют как современные ведущие «розановеды», так и просто внимательные читатели.

Емельянов, Виктор Александрович. Стихотворение А. Пушкина «Воспоминание» в восприятии В. Розанова / Виктор Александрович Емельянов // ЛИТЕРАТУРА В ШКОЛЕ. – М. – 2006. – № 1. – С. 15-19.
Василий Розанов горячо любил творчество А. С. Пушкина. Он не зря говорил: «Пушкину и в тюрьме было бы хорошо. Лермонтову и в раю было бы скверно».

Каманина Е. В. Тлиф И. Х. «Корень рождения моего...». Статьи, архивные документы, воспоминания по истории рода В. В. Розанова / Е. В. Каманина // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. – 2006. – № 2. – С. 188-190.

Кулишкина О. Н. Физика и метафизика русского афоризма. В. Розанов: афоризм как форма преодоления формы / О. Н. Кулишкина // Русская литература. – СПб. – 2004. – № 4. – С. 3-22.
Впервые открыто и определенно прокламируя афоризм в качестве единственно возможной литературной формы, в своих произведениях Шестов и Розанов раскрывают важнейшую черту русского афоризма, которая заключается в установке на отрицание формы как таковой. Форма противоречит «реальному» жизненному процессу, адекватным аналогом которого может быть только афоризм.

Шульц С. А. К проблеме герменевтики слова у В. В. Розанова / С. А. Шульц // Русская литература. – СПб. – 2004. – № 2. – С. 186-188.
Розанов В. В. – русский писатель, публицист, мыслитель – считал себя литератором, в творчестве которого, расположенном на стыке изящной словесности, философской критики и публицистики, происходит «завершение литературы». Он констатировал разрушение традиционного типа высказывания, характеризующегося пониманием формы как простого инструмента для передачи готового содержания, и вследствие этого проблематизировал сам факт высказывания.

Приятного чтения!

Резник Марина Васильевна
Tags: Розанов, философия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments