Красноярская краевая научная библиотека (kraevushka) wrote,
Красноярская краевая научная библиотека
kraevushka

Categories:

328. Масленица в Красноярске

Масленица-кривошейка,
Встречаем тебя хорошенько:
Сыром, маслом, блином
И румяным пирогом. 

      По переписи 1897 года в Красноярске было 27 тысяч жителей. Тогдашняя городская жизнь носила патриархальный, с нашей теперешней точки зрения, характер. В течение десятков, а может быть, и сотен лет существовали, передавались от поколения к поколению различные обычаи и обряды. Давайте вспомним масленичные обычаи.

     Масленица по размаху и участию молодежи затмевала даже святки. Распорядок празднования Масленицы зафиксирован ещё В.И.Далем: «Встреча – понедельник; заигрыши – вторник; лакомка – среда; широкий – четверг; тёщины вечера – пятница; золовкины посиделки – суббота; прощеный день – воскресенье». Четверг назывался «широким», «разгульным», «переломным». На этот день приходился пик празднования. С четверга был полный запрет на любые виды работ, распространяемый на все оставшиеся дни масленичной недели.    

В течение всей масленичной недели ходили друг к другу в гости, причем обыкновенно в полдень. Масленицу полагалось отмечать обильными застольями, сопровождаемых щедрыми возлияниями. Употребление спиртных напитков на Масленицу было настолько обязательным, что отразилось в словесном фольклоре: на Масленицу, по пословице, можно и должно было «есть до икоты, пить до перхоты, петь до надсады, плясать до упаду». В дневниковой записи Д.Г.Мессершмидта (от 18 февраля 1722 года) указано, что в масленичных возлияниях активно участвовали празднично одетые женщины: «На этой неделе масленица, или масляная неделя перед великим постом. В этой неделе нет ничего кроме пьянки и объедания. Русские женщины, которые обычно одеты, как нищие, ходят на этих праздниках в красных, синих, зеленых и желтых сарафанах или юбках. Они ходят в гости из одного дома в другой, их угощают обычно только пивом, квасом и самогоном. Всё это длится до субботы, затем они прощаются в ожидании пасмурного поста…»

     В гостях подавалось угощение из гречневых блинов. Масленичные блины из гречневой муки имели своеобразный вкус, отличались от простых блинов и по виду; они были толще, поджаристее и хрустели на зубах. На блины клали чёрную или белую икру и поливали их растопленным сливочным маслом. Ели, разрезав на куски. К блинам полагалась выпивка – водка, какая-нибудь домашняя настойка или нежинская рябина в особых конусообразных бутылках с цилиндрическим основанием. После блинов подавался чай. К чаю обыкновенно полагался хворост. Также представление о масленичном меню дается в описании М.В.Красноженовой в публикации 1924 года: «С понедельника начинали приготовлять громадное количество квасов, пива, сусла, бражки. Сусло варилось разное, с ягодами, черёмухой, калиной и др. Приносили в избу масло, яйца, белую муку, и хозяйки не отходили от квашенок и печи круглые сутки, варя «маслянку» или «хворост» целыми бельевыми корзинами; стряпали сдобные калачи, шанежки с творогом, с «налёвкой» и ягодами, «тарочки» с изюмом и вареньями; пекли вафли, заварные калачи, розочки, масляные орешки и т.п. Жарили рыбу, делали большие рыбные пироги, рыбное холодное заливное, драчену, яичницу, стерляжью и других сортов уху и т.п.».

     Любимым удовольствием красноярцев в погожие зимние масленичные дни было катание с ледяных горок. Запись Мессершмидта от 25 февраля 1723 года: «Воевода с другими русскими катался до полуночи и очень устал. Это катание является лучшим удовольствием масленицы. Катаются по четыре-пять человек на коровьей шкуре (вниз гладкой стороной). Катаются с высокого берега, предварительно облитого водой, дальше по реке. Повторяется это столько раз, пока не надоест. Слуги становятся на кожу, держатся за сидящих, т.е. катаются стоя. Случается, что сталкивают кое-кого, которых потом с разбитой головой приводят, а на месте катания в течение нескольких дней можно увидеть следы крови».

     В последний день Масленицы происходило катание на лошадях на главной улице Красноярска. Ехали в санках, а чаще – в кошовках со спинками, украшенными цветастыми шалями или коврами. Головы восседавших в кошовках женщин были повязаны яркими платками, а на плечи, поверх шубок, накинуты светлые шали. Лошади украшались лентами и бумажными цветами. Ленты и цветы были на дугах, уздечках и концах оглобель. Запряжки были одиночные, парами и тройками. В парных и троечных запряжках под дугами были подвешены колокольцы. К шлеям привязывались бубенцы. Экипажи двигались шагом, один за другим, с очень небольшими промежутками. Иногда кто-нибудь выезжал из ряда, ехал некоторое время рысью, обгонял других, а потом опять вливался в колонну. Каждый экипаж несколько раз проезжал по маршруту. Начиналось катание часа в два, в три и продолжалось до сумерек. В нём принимали участие сотни экипажей. Иногда ехавшие в кошовках женщины принимались петь высокими голосами. Катание происходило чинно, без пьяных безобразий. Многочисленные зрители обыкновенно сидели на лавочках, у ворот, щелкали кедровые орешки и внимательно разглядывали лошадей, экипажи, украшения и людей, сидящих в санках и кошовках. При этом, конечно, высказывались различные критические замечания. Этот обычай существовал в Красноярске примерно до 1904-1905 года, т.е. до русско-японской войны и первой революции.

     В Енисейской губернии на Масленице не существовало величания молодоженов (в отличие от европейской России). Распространены были лишь поездки семейных пар в гости к родителям молодой. В ряде сёл Енисейской губернии молодожены должны были привозить с собой угощение в виде пирогов или блинов.

     Бытоописатели Сибири XVIII века ничего не говорят о масленичном ряжении красноярцев, поэтому неизвестно, существовало ли оно в то время в Приенисейском регионе. Впервые о масленичном маскараде упоминается в 1835 году: «На Масленице в масках, переодетые ходят из дома в дом, ездят из деревни в деревню». В Канском и Минусинском уездах группы ряженых участвовали в катании на лошадях: «В некоторых деревнях по улицам катались ряженые и возили столб с колесом». В старожильских деревнях Енисейской губернии ряженые по дворам не ходили. Они веселили народ на улице, в местах скопления гуляющих, но главная их задача – участие в проводах Масленицы.

     Были приняты и масштабно-зрелищные проводы Масленицы: «Местами на телеге в сопровождении толпы скоморохов возят соломенное чучело – Маслянку. В передок саней ставилась пустая бочка, рядом стол с закуской, пустыми бутылками и винными стаканчиками; посередине водружалась жердь (в 9-12 аршин высоты); на неё надевалось на некотором возвышении колесо, а на нём привязывалось чучело в сидячем положении, с привязанным к нему куском коровьего масла и бутылкой со стаканом». Во время шествия по деревне участники масленичных проводов развлекали зрителей, играя «в гармошку» и распевая песни. Кроме того, они разыгрывали настоящее представление со множеством мини-сцен.


    
    В начале
XX века бывало, что совмещали катание на лошадях со стряпаньем блинов: «На Масленицу катались на конях. Дуги у коней наряжали лентами, на сани ставили печку. Ехали и стряпали блины на печке» (Каменка Богучанского района); «Запрягали коня и ставили печку в телегу. В этой печке пекли блины и по деревне развозили» (Ворогово Енисейского района); «В сани ставили печку и стряпали блины на ходу» (Рыбное Мотыгинского района).

     В отдельных местностях Енисейской губернии (далеко не везде) завершением праздника был костер, на котором сжигалось чучело Масленицы, которое изготовлялось из соломы. Также кое-где Масленицу лепили из снега, у чучела делали глаза, рот, в руки давали метлу. В конце праздника его рушили. А, например, в Мотыгино, чучело Масленицы стояло, пока снег не растает.

     В ряде сёл губернии в Прощёное воскресенье устраивались поединки: «взятие снежного городка», конские состязания или кулачные бои.

     Первое описание «взятия городка» относится к 1735 году. И.Г.Гмелин на немецком языке описал, как происходила потеха в селе Торгашино: «Когда наступил вечер, служилые в последний день Масленицы устроили потешный бой. На поле были сооружены из снегу 2 стены и соединены сверху перекладиной тоже из снега. Эта постройка должна была изображать крепость. Вокруг неё несколько служилых встали с длинными дубинами, а другие служилые должны были брать крепость верхом. Нельзя описать, в каком беспорядке всё это происходило. Никогда не подъезжало к крепости больше 2-3 всадников, большей же частью только один. Это происходило на полном скаку».  Также Гмелин отмечает настоящую, а не шуточную ярость штурмующих крепость всадников. Получив немало серьезных ударов и не достигнув положительного результата в штурме, они готовы были закончить «потеху» уже нешуточным сражением: «…всё время их так встречали дубинками, что даже двое из них упали с лошадей и были здорово побиты. Всадники пришли в большую ярость от того, что не могли взять крепость, и хотели пустить в гарнизон стрелы, но воевода не позволил этого, и крепость осталась в обладании прежних хозяев».

    
   
    Описания «взятия городка» у многих авторов в большинстве своем совпадают. Вот, например, свидетельство А.Терещенко, помещенные в книге «Быт русского народа» (Спб., 1848): «В Енисейской губернии парни строят на льду ледяную крепость с воротами; сажают туда охранительную стражу, пешие и конные идут в атаку, пешие лезут на стену, а конные врываются в ворота, осажденные обороняются мётлами и нагайками. По взятии крепости победители идут с торжеством, поют песни и кричат радостно. Отличившихся ведут впереди. Потом все пируют».

     Снежные городки старались украшать. В Минусинске на ворота ставились из снега разные фигуры животных и людей, особенно часто на воротах красовался петух. В селе Новоселово «на верху ворот ставили фигуры казака, петуха, бутылки и рюмки». В Каратузе городок украшала небольшая фигура лошади «из снега с таким же всадником». Особенно богато были украшены городки в сёлах Ладейки и Торгашино, собирающие множество зрителей из Красноярска и окрестных пригородов: «Торгашинский «городок» строился солидно, и на воротах его, кроме обычных атрибутов, ставились снежные фигуры пеших и конных казаков, одетых в настоящие казачьи костюмы времен Екатерины II».  

     В начале XX века игра приобретает всё более зрелищный характер, учитывающий присутствие зрителей. Так, например, в Минусинске устроители зрелища вводят музыкальное сопровождение: «Во время взятия городка играла музыка (гармоники и скрипки)». Постепенно зрители становятся активными участниками действа, и участие это носило ярко выраженный экономический характер. Это проявлялось в сборе денег на пир для участников игры. В частности это происходило в Ладейке и Новоселово. В Новоселово деньги жертвовали представители купечества: «Прежде чем начинать бой, собирали откуп. Часто местное купечество заранее покупало бочонок вина, который и отдавался устроителям. А иногда на собранные деньги всей компанией шли в кабачок, после «взятия городка». Кстати, в северной части губернии «городки» отсутствовали.

     Кулачные бои на Масленицу в Енисейской губернии были мало распространены. Яркое описание масляничных гуляний  и взятия снежного городка дано в "Угрюм-реке" В. Я. Шишкова.

     И, конечно же, в последний день Масленицы все «прощались» - т.е. просили друг у друга прощения. «Прощаться» следовало и жителям одной деревни и членам одной семьи: «К вечеру разгул начинал стихать; ездили и ходили только попрощаться – ходили дети к родителям, крестники к крёстным, более молодые к более пожилым». Ходили «прощаться» и на кладбища к могилам родственников. Обрядовое прощение – очень важный момент в народной культуре. Оно позволяло людям исправлять ошибки, очищаться от обид и возникающего порой недоброжелательства и с Прощеного дня строить отношения заново: «В Прощеное воскресенье сосед к соседу ходили мириться»; «В воскресенье провожали Масленицу, целовали друг друга, прощали обиды». Прощеное воскресенье ещё часто называли «Целовальником».

 

Литература:

Новоселова Н.А. Празднование Масленицы в Енисейской губернии в XIX – начале XX века. Проблема распространения, эволюции и семантики обрядовых действий. – Красноярск, 2004. - 266 с.

Смирнов Б.П. Масленица в Красноярске // Винный обозреватель.-  2003. - Март - апрель.

Федоров И.Г. Сведения Д.Г.Мессершмидта о проведении религиозных и светских праздников в Красноярске (перв. четв. XVIII века) // Мартьяновские краеведческие чтения. – Минусинск, 2007. - С. 6-9.

 

Наталья


http://www.chow-russia.ru/topic163.html  Все фото отсюда

http://www.gotovim.ru/library/obryady/masl/  Множество рецептов блинов на этом сайте

     

Tags: Красноярский край, история, праздники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments