Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Май 2015

Здравствуйте!

Это журнал библиотекарей Краевушки (ударение на У) - так тепло называют Государственную универсальную научную библиотеку не только в Красноярском крае, но и за его пределами. Благодаря этому блогу, между прочим :) Мы ведем блог с 2007 года и уходить отсюда не собираемся, несмотря на то, что давно общаемся с читателями не только здесь, но и в социальных сетях (ВКонтакте, инстаграм, фейсбук и даже твиттер). Нам нравится формат ЖЖ, здесь мы находим то, чего нет на вышеперечисленных площадках: возможность длинно рассуждать, пересказывать, подробно делиться прочитанным и увиденным, постить много фоточек :)

Нам всегда есть чем поделиться: книг меньше не становится, командировки и путешествия случаются, а прогулки по родному городу, его окрестностям, музеям и выставочным залам так вообще постоянно :)
Мы обожаем свой город и край, Сибирь - поэтому в нашем блоге вы найдёте много интересного из истории и современной жизни Красноярска, Красноярского края и других сибирских регионов.

Воспользуйтесь для поиска тэгами в колонке слева. Или просто спросите нас, мы всегда на связи.

Профессиональную библиографическую помощь вам окажут наши библиографы и краеведы. Услуга бесплатна.

В этом журнале не приветствуются негативные анонимные комментарии. Просим подписываться.

И в заключение маленькая просьба: пожалуйста, не забывайте ставить ссылку на блог при заимствовании текстов и/или фотографий. Спасибо.

p.s. Этот коллаж создан из инстафото наших читателей. Давно не были в библиотеке? Смотрите, как у нас здорово! Добро пожаловать!

Новая папка (2).jpg
Май 2015

В день шоколада. Джоанн Харрис «Шоколад»

Джоанн Харрис родилась в городке Барнсли (Йоркшир, Великобритания) во франко-британской семье в 1964 году. После окончания университета работала продавцом, затем 15 лет преподавала французский язык в школе для мальчиков в Лидсе, вела курс французской литературы в университете Шеффилда. Первый роман Джоанн Харрис «Небесная подруга» был опубликован в 1989 году, но ни он, ни второй роман «Спи, бледная сестра» не имели большого успеха. Однако третий роман, мистическая мелодрама «Шоколад», занял первое место в списке бестселлеров газеты «Санди Таймс» и вошёл в шорт-лист Уитбредовской премии в номинации «Роман».



Прочтя заглавие, можно подумать, что речь пойдет именно о шоколаде, казалась бы, что тут оригинального. Но вот под названием этой книги умело скрывается необыкновенная, удивительная история одной женщины, которая, как оказалось, нарушила спокойствие целого города.

Collapse )
Май 2015

Алёна Васнецова «История сладостей»

Автор: Марина Резник

— Спроси, не хочет ли кто сахару или сливок…
— А кто не хочет сахару или сливок?!
(из к/ф «Здравствуйте, я ваша тётя»)

"Шоколад — это не привилегия, это право!"
Чарльз Диккенс.

Серия научно-популярных книг «История для всех» - это книги для семейного чтения по самым разным отраслям знаний, раскрывающих историю разнообразных предметов, событий и явлений. Для всех читателей, больших и маленьких, будет интересна новая книга серии – «История сладостей».


Collapse )
Май 2015

«Жизнь и еда». Книги, помогающие жить

Мы продолжаем рассказывать о книгах, вошедших в виртуальную выставку «Встань и иди: книги, помогающие жить». Эти книги помогут вам в сложное время, а истории, рассказанные в них поддержат своим примером.

В семь лет Раиса Алибекова едва не сгорела заживо. Ее чудом спасли, но на долгие годы она потеряла лицо. Его «лепили» заново в течение двадцати лет, по миллиметру в год – девушке пришлось перенести более двадцати пластических операций, проведенных под общим наркозом. Раиса пережила адские муки, но никогда не отчаивалась, потому что рядом с ней всегда были ее родные, а потом – любимые муж и сын.

Сегодня Раиса – молодая красивая женщина, счастливая жена и мама, известный блогер. В Инстаграме на ее блог «Жизнь и еда», где она опубликовала более тысячи видеорецептов, подписаны 1200000 человек. В своей книге «Жизнь и еда» автор впервые подробно рассказывает о пережитых событиях и о том, что помогает ей не падать духом, никого ни в чем не винить и завоевывать все новые вершины в профессии и личной жизни.



Collapse )
Марина Резник

2095. Льюис Кэрролл, Пьер А. Ламьель, Жюли Ван Розендаль. «Кулинарная книга Алисы в Стране чудес»

В серии книг «Кулинария. Вилки против ножей» недавно вышло яркое и красочное издание о приключениях Алисы в Стране чудес.

Как наверняка помнят многие читатели, еда и напитки в этой сказке имеют большое значение – Алиса постоянно то увеличивалась, то уменьшалась в росте и размерах, если съедала или выпивала что-нибудь в сказочном мире. А ведь в этом загадочном месте, помимо пирожков, увеличивающих и уменьшающих рост, существует масса самых обычных и необычных блюд.

Фото 1 - Облжка книги.jpg

Однажды художнику Пьеру Ламьелю пришла в голову мысль:
«Что толку в кулинарной книге, где нет историй, рисунков, фотографий и рецептов?».

Так родилась идея кулинарной книги, основанной на любимой миллионами «Алисе в Стране чудес». Вместе со своей подругой – кулинаром Жюли Ван Розендаль, Пьер решил дополнить сюжет книги кулинарными рецептами, которые встречаются в этой сказке буквально на каждой странице.Collapse )
Май 2015

1881. Памятник картошке

30 мая в нашей библиотеке подвели итоги голосования за лучший проект памятника картошке. Конкурс на лучший эскиз памятнику, о котором мечтал Виктор Петрович Астафьев, проходил в библиотеке на протяжении трёх месяцев. Свое видение героического овоща представили учащиеся Института архитектуры и дизайна под руководством доцента СФУ Дмитрия Шавлыгина.

В последнее время над воплощением астафьевской идеи работали во всем мире. Памятник картошке есть в Германии, Швеции, Бразилии, Польше, на Украине и во многих других странах мира. Довольно часто картошка предстает в виде каменного валуна, схожего с нею по виду. В 2007 году на сибирских землях, в Мариинске, появился первый в России памятник картошке. Довольно скромный, но колоритный. Он сооружён местным умельцем из дерева, и представляет собой картофелину с лопатой в руках.


Памятник картошке в Мариинске

Collapse )
Юлия

1735. В мемориальном комплексе В. П. Астафьева в Овсянке

Всегда с радостью еду в Овсянку. Хорошо там в любое время года. Вот и на прошедшей неделе довелось побывать там, посмотреть обновленный мемориальный комплекс. Смотрите фотоотчет, почти без текста, а предыдущие поездки в Овсянку можно посмотреть по тэгу "Овсянка".

1. Дом-музей В.П. Астафьева. Этот домик купил в 1980 г. писатель, вернувшись в Сибирь. В этом доме Виктор Петрович жил каждое лето (остальное время В.П. и Мария Семёновна жили в своей квартире в Акадмгородке), здесь написаны «Печальный детектив» (1987), «Зрячий посох» (1988), «Прокляты и убиты» (1993-1994), «Так хочется жить» (1995):
IMG_3829.CR2.jpg

Collapse )В заключение - фрагмент из "Затесей":

Падает лист, маленький, бледный. Наступает еще одна осень, всегда пробуждающая потребность в самоочищении. Пройдет неделя-другая, и всем ударам себя подставившая придорожная береза отодвинется от леса, от мира, от людей. Да, она будет стоять все тут же, все так же, на виду, и в то же время сделается отчужденной, в себя самое погруженной, и лес по горам оцепенеет в неслыханно ярком наряде, все силы, всю свою мощь, всю тихую тайну выставив напоказ.

Скорбь уходящего лета напомнит нам о наших незаметно улетающих днях; что-то древнее, неотступное стронется в нас, замедлится ход крови, чуть охладится, успокоится сердце, и все вокруг обретет иной смысл и цвет.

Нам захочется остановиться, побыть наедине с собой, заглянуть в глубину себя.

Но и это робкое желание невыполнимо. Остановиться уже невозможно. Мы мчится, бежим, рвем, копаем, жжем, хватаем, говорим пустые слова, много, очень много самоутешительных слов, смысл которых потерян где-то в торопливой, гомонящей толпе, обронен, будто кошелек с мелочью. Воистину как в шотландской пословице: «Чем хуже дела в приходе, тем больше работы звонарю…»

Ах, если бы хоть на минуту встать, задуматься, послушать себя, душу свою, древнюю, девственную тишину, проникнуться светлой грустью бледного листа — предвестника осени, еще одной осени, еще одного, кем-то означенного круга жизни, который совершаем мы вместе с нашей землею, с этими горами, лесами, и когда-то закончим свой век падением, скорей всего не медленным, не торжественным, а мимоходным, обидно простым, обыденным — на бегу вытряхнет из себя толпа еще одного спутника и умчится дальше, даже не заметив утраты.


Притихла земля. Притихли леса и горы. Воссияло всей глубиной небо, чтоб отражение листа в нем было нескончаемо, чтоб отпечатался его лик в беспредельности мироздания, чтоб сама земля, приняв форму листа, похожего на слабое человеческое сердце, легко и празднично кружилась среди звезд, планет и там продолжилась в стремительном движении неведомых нам миров.
Ольга

1436. И еще о национальном характере

В продолжение темы. Сванидзе Гурам. Рассказы // Нева. – 2012. – № 12.

Три рассказа, а в них – три таких разных национальных характера, хотя место действия всех трех рассказов одно – Грузия времен СССР. В первом – грустная история интеллигентного и романтически настроенного еврейского юноши, поклонника творчества Фолкнера, тщетно рвущегося убежать от будничной советской серости застойных лет в экзотический штат Миссисипи, где «плещутся рифы в янтарной волне» и жил когда-то знаменитый писатель.

В другом рассказе демонический грузин Гиви обзавелся, в подтверждение своей силы и воинственности, огромным волкодавом – кавказской овчаркой. Но любить собаку и заботиться о ней, как о живом существе, эгоистичный и ленивый по натуре Гиви оказался неспособен, из-за чего жизнь позаброшенной несчастной псины закончилась трагически.

Но подробнее я хочу остановиться на третьем. Рассказ со смешным названием в виде детской дразнилки - «Немец, перец, колбаса» - создан (не побоюсь националистических нападок) словно гимн во славу немецкого трудолюбия.Collapse )
Юлия

1412. Кофе по-английски в библиотеке

Сегодня уже третье утро, как в холле первого этажа мы предлагаем всем посетителям библиотеки свежую прессу и ароматный горячий кофе с конфетами. В уютном уголке холла  можно также поюзать библиотечный Wi-Fi , выбрать и унести с собой любую понравившуюся книгу со столика буккроссинга.

Наши посетители приятно удивлены возможностью совместить полезное с приятным, тем более что некоторые из них вообще не являются читателями библиотеки, а просто зашли погреться или ожидали знакомых.

Вот, например, один из отзывов в твиттере:
Вчера сюжет об акции показали в новостях СТС-Прима и ТВК (пыталась вставить ролик СТС в блог, но не получилось, смотрите по ссылке). А это несколько фото:

DSCN1060
Collapse )
Ольга

1288. Особенности советской универсальной торговли

Вместо предисловия.
Когда-то, в прошлой жизни, в незапамятные советские времена, при школах существовали так называемые УПК – учебно-производственные комбинаты, призванные обучать школьников самым массовым, но далеко не всегда популярным  в СССР профессиям: водитель, швея-мотористка, парикмахер, слесарь, ну,  и какие-то еще были – не помню.  Для меня и моих ровесниц-девятиклассниц в то время среди списка предлагаемых специальностей лишь одна вызывала священный трепет и рвение ей овладеть – профессия продавца промтоваров. И это несмотря на то, что многие собирались после школы в институты, и никакого принципиального значения профориентация для нас не имела. Но в эпоху повального дефицита само слово «продавец» было кодом доступа к материальным благам, для большинства советских граждан обозначаемым фразой «и око не видит, и зуб неймет»  и означало, что хотя бы на время практики  мы к этим благам могли быть допущены.

Мы с подругой, правда, попали на менее престижное отделение – продавцов продовольственных товаров, но все равно были несказанно рады. Постигать азы профессии, впоследствии мне никогда не пригодившейся, нас отправили в большой универсам в центре города. Память сохранила лишь отдельные эпизоды торговой эпопеи. Помню, как припрягали нас к работе грузчиков, заставляя перетаскивать 20-ти килограммовые коробки с маслом; помню патологический апломб, с которым наша наставница – старший продавец – демонстрировала залежи сервелата в подсобке (на прилавках лицезреть этот деликатес в то время было в принципе невозможно). Еще – разъяренные лица  и воинственные выкрики покупателей, сгрудившихся у прилавка, словно сошлись они  в смертельной битве, а не в очереди за помидорами.

Время от времени мне выпадало «счастье»  торговать капустой на улице, у дверей магазина. Капуста стоила копейки, вид имела непрезентабельный, а  вот клиенты попадались чрезвычайно привередливые. Одна дама, быстро оценив мою явную неопытность в общении с покупателями, строго отчитала за… слишком длинные кочерыжки: «Их надо обламывать, они столько лишнего веса вытягивают!». Когда о претензии я сообщила наставнице – «тертому калачу» в ассортименте торговых работников – та незамедлительно изрекла: «Как только эта фифа появится, зови меня – я в один момент об ее голову все, что захочет, обломаю» (ей-богу, так и сказала). Помню, что тон высказывания меня ничуть не удивил – в советское время он вполне вписывался в стилистику отношений продавец-покупатель, где первый был богом, а второй – быдлом.

Логинов С. «Мои универсамы».
Может быть, никогда бы и не стала я ворошить этот давно прошедший эпизод своей юности, если бы не попалась мне на глаза документальная повесть Святослава Логинова «Мои универсамы» (Новый мир. – 2012. – № 1).

Collapse )